Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 5 (191), 2021 г.



Алексей ГЛУХОВСКИЙ



Алексей Глуховский— поэт. Родился в 1955 году в Москве. Окончил факультет журналистики МГУ. Работал на радио. С 2001 года живет в Баден-Бадене (Германия). Стихи пишет с юности, много лет занимался художественным переводом с немецкого, французского, сербского языков. Поэтические переводы печатались в сборниках издательства «Художественная литература», в «Литературной газете» и др. Автор сборника стихотворных переводов «Слова» (Москва, 2013), а также поэтических книг «Лирика» (Нью-Йорк, 2015), «Вид из окна» (Москва, 2017), «Знаки времени» (Москва, 2018), «Дорога домой» (Москва, 2020). Лауреат Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская лира»-2018» в Льеже и 6‑й Международной поэтической премии «Образ» за 2018 г.



СКВОЗЬ ДЫМКУ УТРА
 
ТУМАН

Тумана пелена упала
на кроны пожелтевших слив,
тугие ветви спеленала,
от сада дом отгородив.

Нечеткость мыслей
и предметов.
Размытый импрессионизм —
туман скрывает силуэты
и вдоль стволов стекает вниз.
Траву прилизывает влажным,
как у собаки языком,
но рядом не присядет даже,
оставив ласки на потом.



НА КАРАНТИНЕ

пустынны площади
и улицы
дома закрыты
на замки
беспечно голуби целуются
любым запретам
вопреки
лишь старики
гуляют парами
словно в замедленном кино
себя не ощущая
старыми
иль позабытыми
давно
как будто за колючей
проволокой
мы за невидимой
стеной
накрытые тревожным облаком
к земле прибиты
тишиной
запрещены рукопожатия
прицелы сбиты и беда
ориентиры и понятия
размыла раз и навсегда



ДЕНЬ

Едва Господь вплеснет,
как в черный кофе,
в ночной отвар
парного молока,
сквозь дымку утра
обозначив профиль —
погонит тучным стадом
облака.
Откроется простор
лугов небесных,
где пища есть для
плоти и души.
День проведя
в молитвах бессловесных,
прожить его скорее
не спеши.



ЧЕРНОВИКИ

Разбросанные, как попало,
передо мной — черновики.
Ночная лампа вполнакала
обводит контуры руки.
А по руке живые токи,
бегут разрядами искря,
собою зажигая строки,
что взяты из небытия.



В КОКТЕБЕЛЬ

Здесь море черное,
как деготь
и Кара-Дага мрачный вид,
здесь Чёртов Палец
точит коготь
и строго путникам грозит.
С битком набитым чемоданом
пойду на поиски жилья,
его мне сдаст
почти задаром
хозяйка прежняя моя.
Через квадратное оконце
мне будет виден виноград,
а по утрам — немного солнца
сквозь старый персиковый сад.
Долой цивильные одежды!
Я в тишине уютных бухт
в себя впитаю,
как и прежде,
Максимилианов*
вечный дух.
И в честь свиданья
с Коктебелем
в стакан шампанского плеснув,
вдоль сорок пятой параллели
на пляже сладостно усну.

________________________
* Максимилиан Волошин.



* * *

не только пенье
птиц в саду —
здесь слышно
как деревья дышат
как теплый ветер
на лету
их кроны белые
колышет
они прозрачны
на просвет
за ними проступают
дали:
полей весенних разноцвет
плывущих облаков
детали
а на закате солнца
диск
багрово освещая
запад
как чудо-нло завис
в предвосхищенье звездопада



АКУСТИКА ЛЮБВИ

Прости мою рассеянность порой
и то, что я тебя подчас
не слышу.
Возможно, слух мой
этому виной
иль просто говорить
ты стала тише.
Да я и сам невнятен
стал в словах,
им в голове невыносимо тесно.
Они, как отсыревшие дрова,
лишь дымовую делают завесу.
Я многому внимаю
и без слов,
без голоса и знаков препинанья.
Отточена, как лезвие, любовь
и большего не требует
признанья.



ПРОХОЖИЙ

Я всего лишь случайный прохожий,
что попался навстречу тебе.
На кого-то обычно похожий.
По лицу, по глазам, по судьбе —
все меня узнают и кивают,
только мне ни один не знаком.
Я иду к остановке трамвая.
Не иду, а спасаюсь бегом.
От улыбок на каменных лицах,
что застыли на фоне Кремля.
Я прохожий, я мира частица.
И готов хоть в кого превратиться,
лишь бы только узнала меня.



ВЫХОДНОЙ

после дождя парила мостовая
день выходной над городом парил
и голубей испуганная стая
парила в небе
из последних сил
день был ленивый
не спешил прощаться
но все же понемногу убывал
и я почти испытывая счастье
его своим бездельем убивал
я шел дыша асфальта испареньем
зонтом пижонским
подпирая шаг
и старое свое стихотворенье
с большим трудом
зачем-то воскрешал



ХАРАКТЕР

«Я не люблю, когда стреляют в спину»
                                           В. Высоцкий

Я не люблю отъявленного хамства,
когда мне в душу запросто плюют.
Не выношу покорности и рабства
с попытками запрячь меня в хомут.
Предательство всем сердцем ненавижу,
когда оно исходит от друзей,
когда мне лгут открыто и бесстыже,
доверчивостью пользуясь моей.
А в остальном
я добрый и пушистый
и редко неприятностей ищу.
Лишь изредка, облекшись в пессимиста,
о чем-то философски загрущу.



 
 




      © Вест-Консалтинг 2008 г.