Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 2 (188), 2021 г.



Екатерина Яковлева
«Кровь»

М.: «Вест-Консалтинг», 2020


Если бы существовала литературная премия «За верность себе», я бы присудила ее Екатерине Яковлевой. Новая книга стихов известной поэтессы красноречиво называется «Кровь». Испугались? И правильно сделали. Это непростое существительное. Особое отношение к данному слову мы можем наблюдать повсеместно: от поэзии до религии. Поскольку понятие «кровь» имеет богатую и разнородную систему значений, каждому из которых автор уделяет внимание, вчитаемся в данную книгу внимательнее.

Кровь — символ человеческой жизни, ее основа. Не каждый поэт это осознает. Екатерина Яковлева продирается сквозь тернии к звездам, и путь этот долог. Устойчивое выражение «потом и кровью» — то, что дается тяжелым трудом — вполне относится к поэтическому труду. Отношение к творчеству как сверхъестественному процессу, забирающему творца целиком, характерно для автора. При этом нет гарантии, что рожденное в муках понравится читателю. Поэзия — дело рискованное:

Отважится ли кто-нибудь прочесть?
Взять в руки пожелтевшие страницы?
Чернила алые, что обратились в персть,
Вдохнуть поглубже и со мною слиться.

В данном контексте предназначение крови — одухотворять произведение искусства, делать его живым и близким читателю. Ощущение жертвенности, мучительности избранного автором пути не покидает читателя до последней страницы. Жизнь — боль. Любовь — страдание. Смерти нет, но есть вечный покой. Почему? Все просто: героиня Екатерины Яковлевой не согласна с тем, что происходит. В частности, невнимание ставшего близким ей героя может стоить мужчине очень дорого:

Я за спиною, обернись,
И больше не стерплю прощаний,
Крепка невидимая нить
Кровавых клятв и обещаний.

Против таких безумных клятв, творимых часто по самым страстным, эгоистическим поводам, Господь и выступает: «Не клянись вовсе: ни небом, потому что оно Престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Матф. 5,33–37).

Человек не имеет права этого делать. А сделав, становится намертво привязан к предмету уговора. А вдруг обстоятельства изменятся? А вдруг чувства пройдут?.. Да разве все предусмотришь?.. Для чего же люди раз за разом связывают себя неразумными обетами? Не ведают, что творят…

Автор с упорством разрабатывает любимую тему. Удивительно, как можно в столь мрачном антураже — холод, боль, тьма, забвение, пугающе бестелесный потусторонний мир — чувствовать себя в своей тарелке. Но для Екатерины Яковлевой страдание — родная стихия: «Лишь боль напоминает мне,/ Что я еще жива». И если предыдущие книги отличала акцентуация собственной чужеродности, то в настоящем издании объемность образа крови подчеркивает хрупкость человеческой жизни и ее тяжесть. Автор говорит нам о том, что душа поэта должна быть изначально изранена, иначе она не истечет стихами:

Сочатся алым буквы на листок,
На белизну подтеками-словами,
Кровотечением горячих строк –
Я вновь перо обмакиваю в раны.

Кровь символизирует не только телесные повреждения, но и скрытые раны души. Эстетика стихотворений Екатерины Яковлевой построена на противопоставлении «я» — «другие», в котором ее героиня порой уже не в состоянии слышать немой крик внутри:

А в параллельном мире снег идет…
В закрытое окно я камень брошу,
И за снежинкой потянусь рукой,
Стеклом разбитым разрезая кожу.

Понять автора можно. Наши современники утратили возможность открыто и честно выражать агрессию. Естественные эмоции получили ярлык «негативных», но не стали от этого менее сильными. Мы просто отвыкли от вида крови, поэтому она не перестает нас пугать. На этом фоне героиня Екатерины Яковлевой выглядит устрашающе честной. И с какой бы опаской мы ни читали ее стихи, наполненные душевной болью, погружение в темную сторону жизни может иметь для внимательного читателя не только специфическое удовольствие, но и пользу. Прожить, просмаковать эту боль, испить ее до капельки… Страдания придают жизни вкус, пусть горько-соленый, но все же — вкус. Но ни на чем не стоит «зависать», всегда нужно двигаться дальше, чтобы по-настоящему жить.

Вера Киулина



 
 




      © Вест-Консалтинг 2008 г.