Литературные известия
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Подписаться  

Главная

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов

Портал «Читальный зал» работает для русскоязычных читателей всего мира



Обзор журнала «Литкультпривет!» № 9, 2022


Компактное мускульное сжатие рождает четверостишия, которые – почему бы и нет? – можно посчитать определенной мерой поэзии.
Четверостишия Сергея Прохорова разворачиваются широкими лентами бытия, включая в себя множественность жизни, со всей ее чересполосицей, с полынью печали и солнечным медом счастья.

И вновь повторится все это:
Рассвет, солнце дня, звезды тьмы
В коротких мгновениях лета,
В объятиях долгой зимы.

Ювелирная точность стиля обеспечивает и красоту, и высоту.
Распускаются цветы смысла бытования на земле:

Так, вот, сразу и наверняка
Распознать: кто есть кто, вряд ли сможешь.
Умный может свалять дурака,
А дурак скорчить умную рожу.

И обоснованно-логична ирония, вспыхивающая яркими нотами…
Развернется поэзия Евгения Степанова, иногда – предельна краткая, и в краткость эту вмещающая богатство смыслового наполнения:

ВОЙ-НА

бой
вой
гной
стой
злой
бой

Словно заговаривает поэт, совершая волхвование, войну: не будет ей пощады в слове!
Индивидуальность мощно проявляется в речениях Степанова, и верлибр, лишний раз подтверждающий это, словно уводит за пределы физической смерти:

говорите все что хотите
я все равно буду делать собственные выводы

избейте меня
я все равно буду делать собственные выводы

убейте меня
вы все равно ничего не добьетесь

Распускаются трагические, космические лепестки рифмованных стихов:

поди пойми зачем я выжил
зачем сам из себя не вышел
и резво не пошел к Нему
земную заслужил тюрьму

игрушка жизнь ты мой подарок
огонь внутри меня не ярок
но все-таки горит огонь
и теплая пока ладонь

Преодолевает ли эстетика стиха человеческую трагедию?
Стремится – по крайней мере.
Сочетая вспышки философии, иронии, житейского опыта, хвороста возраста прободает пространство поэзией Николай Ерёмин:

– Помню, как в объятиях молодки,
Разделившей – Ах! – со мной участие,
Голова кружилась не от водки,
А от неожиданного счастия...
Боже, где мои 17 лет?
Счастье – есть...
А водки нет, как нет!

Есть в его поэзии молодая, звонкая бодрость, будто всевозможные беды условны, словно реальность жизни искупает все лихости; все – с лихвою…
Постижение реальности может быть связано и с… игрою противоположностей:

Я стать хотел пророком с юных пор,
Чтоб вызывать у всех восторг и зависть…
И стал! И говорил им всякий вздор…
Но – чудо! – Все пророчества сбывались…
Так почему, устав от слов и дел,
Я все же быть пророком расхотел?

Александр Богданов, красиво и проникновенно прочувствовав чуткость мира, упруго освещает ее стихом:

Чуткий мир, летний день, верный час,
Представление света и тени,
Не истек, не устал, не угас,
Не исчерпан поток вдохновенья.

Где-то там на другом берегу,
Где-то ты под лицом незнакомки.
Я спешил, но не знал, что смогу
Вторить шепотом имя потемкам.

Интенсивность лирического речевого потока вбирает в себя много колоритных подробностей бесконечного мира, словно утверждая: и жизнь бесконечна, не бойтесь!
Чрезвычайно интересен поворот мысли, касающийся отечества, в стихотворении Евгения Харитонова:

Бес ликует, а ангелы мечутся,
Наблюдая у Божьих ворот,
Как собралось опять человечество
Уничтожить свой собственный род.

Я не верю в судьбу и пророчество,
И о карме гадать не берусь.
Просто знаю, когда все закончится –
Возродится Великая Русь!

Не хочется цитировать хрестоматийные строки Некрасова, хотя и напрашиваются они; тем более, что картины современной Руси узнаваемы:

Стал старик перед храмом и крестится,
В небеса посылая мольбы.
Все, что нажил, в кармане поместится –
Ни семьи, ни друзей, ни избы.

В офицерском изношенном кителе,
Прикрывающем сгорбленность плеч,
У порога духовной обители
Просит Бога Россию сберечь.

Яков Шафран исследует периоды жизни с пристрастностью обретенного опыта и тонкостью лучевидных строк:

У жизни по большому счету
Есть золотые три поры:
То детства наяву полеты
И увлекательность игры;

То долгой зрелости экзамен,
Когда шпаргалкам не помочь,
Не выдержит сыночек мамин —
Спасется в детство бегством прочь.

И стих увлекает, требуя сопоставления своего опыта с тем, который декларирует поэт.
Итак, новый сентябрьский номер «Литкультпривета!» густ медом поэзии, щедр ее огнями, тонок и богат суммарным сиянием лучей.

Александр БАЛТИН


 
 




Яндекс.Метрика
      © Вест-Консалтинг 2008-2022 г.