Литературные известия
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Подписаться  

Главная

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов

Портал «Читальный зал» работает для русскоязычных читателей всего мира



Поэт торжествующего звука. К 155-летию со дня рождения Константина Бальмонта


Сама фамилия его уже звучала экзотической музыкой, обволакивающей и драгоценной. Бальмонт… Словно цветок космических стран раскрывался, даря необыкновенным содержанием.
Константин Бальмонт был поэт музыкальных переливов, торжествующего звука, нежных его оттенков, бархата речи, но и – ее млека и смысла…

Как стих сказителя народного
Из поседевшей старины,
Из отдаления холодного
Несет к нам стынущие сны,—

Так, темной полночью рожденные
Воззванья башенных часов,
Моей душою повторенные,
Встают, как говор голосов.

Он был мистиком; сквозь созвучия, соплетаемые им, предлагаемые миру, словно просвечивали иные планеты, чья образность и определяла наш мир, повседневный. Но повседневность как раз претила Бальмонту.
Ему логично было влиться в символизм: широкую реку, отсвечивающую лиловыми и фиолетовыми огнями, ибо мистицизм оной держался именно на изобилии таинственного, что так любил Бальмонт.
Он был вестником всеобъемлющих доброты и красоты, он волхвовал, в то же время определяя с предельной четкостью:

Мир на земле, мир людям доброй воли.
Мир людям воли злой желаю я.
Мир тем, кто ослеплен на бранном поле,
Мир тем, в чьих темных снах живет змея.

О, слава солнцу пламенному в вышних,
О, слава небу, звездам и луне.
Но для меня нет в мире больше лишних,
С высот зову — и тех, кто там, на дне.

Круг всеобщности, словно очерченный старым русским философом Николаем Фёдоровым, проступал и раскрывался с волнующей фантастической силой.
Ах, как мало и слабо чувствуют люди на земле единство свое с другими людьми и со всем миром!
Ах, как можно было бы изменить в лучшую сторону жизнь людей, если бы это чувствование сделалось всеобщим!
Бальмонт сиял звукописью: Будем, как солнце!
…Но и трагизм бытия изломами просвечивал в поэтических волнах Константина Бальмонта, вспыхивали свечи погребальные, и ангелы опальные скорбно склонялись над гипотетическими мраморными плитами:

Ангелы опальные,
Светлые, печальные,
Блески погребальные
Тающих свечей, –
Грустные, безбольные
Звоны колокольные,
Отзвуки невольные,
Отсветы лучей…

И он различал аромат солнца.
Капли мистического меда, словно волшебная преображенная кровь, блестели на изломах его сонетов; и мир его – насыщенный и темпераментный, мистический и своевольный – колыхался, обширно поднимаясь к небесам духа.

Александр БАЛТИН


 
 




Яндекс.Метрика
      © Вест-Консалтинг 2008-2022 г.