Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 03 (107), 2014 г.



Юрий Хрычёв
"Теория и практика новых форм классического стихосложения"

 

М.: "Вест-Консалтинг", 2014

Как следует из аннотации к книге Юрия Хрычёва со столь же наукообразным, сколь и туманным названием (что, к примеру, значит "практика форм"? — как минимум "практика применения форм"), настоящее издание — второе для этого сборника. Первое состоялось в 2009 году. Аннотация к книге "Теория и практика новых форм классического стихосложения" сама по себе весьма любопытна: "Автор развивает свои теоретические исследования четырех форм стихосложения: 8‑стишной строфы и твердой формы, построенной по ее принципу, а также новой формы сонета и 13‑стишной твердой формы, претендующей на родственную связь с сонетом.
Первые рецензенты этих исследований разошлись во мнениях: одни — за, другие — против. Автору пришлось вступить в открытую дискуссию с “отказниками”.
Потребовалось четыре года, чтобы изыскать дополнительные аргументы в пользу предложений, а также создать существенное количество произведений, подтверждающих жизнеспособность новых форм стихосложения".
Судя по этому пассажу, Юрий Хрычёв — автор вполне "зубастый", "не прощающий" несогласия со своими выводами; впрочем, кого из нас не ранит непонимание?.. Дальше, в тексте книги, он победительно сообщает: "И ни один оппонент не смог аргументированно оспорить ни одной формулы — это в теории".
Книга, вызвавшая такие споры и неприятие части рецензентов, выглядит достаточно эклектично для того, чтобы задуматься над ее жанром. В настоящем издании помещены материалы, разделенные на три главы: "Новые формы: организации строфы и восьмистишной твердой формы" (в ней несколько подглавок, включающих краткую историю развития формы сонета в России и теоретические, так и хочется сказать, "вычисления" по поводу сонетной формы, рифмовки и прочих технических моментов); "Мой путь, первые отзывы" (включающую развернутую творческую биографию автора, в том числе — эпизоды его знакомства с различными литературными корифеями — Е. Евтушенко, А. Дементьев, — которые ничем не помогли поэту, и историю споров с оппонентами его теории); и "Приложения", где представлены полные тексты отзывов "за" и "против". Как мне кажется, такая компановка книги излишне сложна не только для читательского восприятия, но и для авторского самовыражения. Зато никто не упрекнет Юрия Хрычёва в том, что он не досказывает, какой критики его удостаивали оппоненты. Благодаря его честности мы видим, что ведущий научный сотрудник Института русского языка РАН Татьяна Скулачева в коротком и довольно экспрессивном отзыве безапелляционно заявила: "Работы Ю. И. Хрычёва не могут быть рекомендованы к печати в научных издательствах … в связи с тем, что как цели, так и общий научный уровень работ не имеют ничего общего со стиховедческой наукой". Ведущий научный сотрудник Отдела корпусной лингвистики и лингвистической поэзии Института русского языка РАН Николай Перцов тоже относится к плодам работы Хрычёва в целом неодобрительно, однако ставит себе задачу разобрать всю книгу и вынести конкретные пронумерованные замечания по каждому пункту, где он не согласен. И лишь старший научный сотрудник Института мировой литературы им. А. М. Горького Алексей Зименков более благосклонен и, приводя несколько возражений Хрычёву, пишет: "В заключение еще раз подчеркну, что статья Ю. И. Хрычёва заключает в себе определенный теоретический интерес, заставляет задуматься о том, что такое строфа. … возможно, побудит стиховедов уточнить и углубить свои представления о строфе". Бурно и живо, как всегда у этого критика, написано эссе Льва Аннинского "Стремительный бег двуколок, преследуемый тройками"; общий смысл его — в том, что нет в гуманитарных науках ничего абсолютного, и что не стоит ли дать классическим утверждениям необходимую "поправка на Россию":
"Умом Россию не понять?
Сонетом общим не измерить?"
Все эти мнения авторитетны. В том-то и беда. После них уже мнение рецензента сворачивает к тому либо другому "полюсу". Пожалуй, можно было ограничить книгу теорией и практикой — стихами.
Во второй части под заголовком "Практическая деятельность по созданию произведений в новых формах" (отчасти "расшифровывающим" загадочное "…и практика" в названии книги) приведены стихи Юрия Хрычёва, служащие иллюстрацией его литературных изобретений. Наверное, главное среди них — восьмистишный "руст", иначе — "русская строфа", построенная на анафоре:

Хмуро, небо в тучах
Хмуростью зашлось.
Хмурость в черных сучьях,
Хмурость лезет в кость;
Хмурое пристанище,
Хмурый ветер, дождь;
Хмурые товарищи.
Хмурый гость…



*   *   *

Увядают листья,
Увядают травы,
Увядают лица,
Увядают нравы,
Увядают, где бы ни,
Увяданья меты,
Увядают дуб и пни
И… поэты!

На мой взгляд, эти примеры имеют ценность скорее экспериментальную, нежели художественную. Но не мне, чьи работы также нарушают каноны, видеть в самом факте нестандартного подхода "грех велик". По моему мнению, "Теория и практика…" Юрия Хрычёва родилась из его инженерного образования в МАТИ. Он подходит к стихосложению как изобретатель-рационализатор; его разбор, я бы сказала, гипертрофированно "техничен", как и его концепция новых форм стихосложения. Не все изобретения имеют практическую ценность и входят в массовое промышленное применение. Бывают и "выставочные" образцы, допустим, роботов. На мой взгляд, мы имеем дело с таким вот "выставочным образцом".

Елена САФРОНОВА



 
 




Бизнес центр Stendhal аренда stendal.caos.ru.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.