Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 03 (107), 2014 г.



 «Творческий метод писателя Александра Файна»

 

 

 

М.: «Вест-Консалтинг», 2014

 

Александр Файн буквально ворвался в отечественную литературу. Его проза стала явлением и, как следствие, попала под прицел критики. Закономерным в этом аспекте видится издание книги «Творческий метод писателя Александра Файна: интервью, статьи, рецензии, стенограммы», автором-составителем которой выступил Евгений Степанов. В книге — действительный срез критического восприятия рассказов и повестей Файна, выполненный многими критиками. Критиками разного ряда — от широко известных в литпроцессе до локально представленных на карте русскоязычной словесности. В совокупности это говорит о значительности творчества Файна.
Сборник открывается предисловием Степанова, в котором отмечается, что творчество Файна является феноменом, приоткрывается секрет успеха писателя, следующего завету Юрия Олеши: «Ни дня без строчки».
Е. Степанов: «Файн говорит четко и ясно, говорит так — чтобы его услышали. Он, как, пожалуй, никто из современных писателей, соответствует нашему времени. В прозе Файна содержание превалирует над формой».
Последнее замечание существенно, поскольку проза XX века во многом предполагала как минимум равное соотношение содержания и формы в тексте. Достаточно вспомнить представителей авангардного направления — Джеймса Джойса, Вирджинию Вулф, Уильяма Фолкнера, Джона Апдайка, Германа Гессе и многих других. Из отечественных писателей назовем Андрея Битова и Юрия Трифонова. При несомненном содержании, форма не являлась второстепенным элементом, напротив, она выступала равнозначным игроком текстуального поля. Некоторая лакуна, вызванная нивелированием первичности содержания, заполнялась развлекательной литературой, фантастикой и др. Очевидно, что крепкий корпус текстов советских авторов, сюжетоцентричных по своей сути, не дал отечественной словесности уйти в «модерновские кущи». Среди авторов данного направления — Вениамин Каверин, Василий Шукшин, Валентин Катаев, Варлам Шаламов, Юрий Трифонов… Из современников — Сенчин, Прилепин (ряд продолжить несложно). Файн продолжает именно этот ряд. Его проза априори чужда авангардных интенций, тем не менее, в сюжетном аспекте она абсолютно лабильна.
С 2008 года вышло в свет четыре книги Александра Файна: «Мальчики с Колымы» (АСТ, 2008), «Прости, мое красно солнышко» (Астрель, 2009), «Среди людей» (Вест-Консалтинг, 2012), «Так это было» (Вест-Консалтинг, 2013).
Перечислим авторов статей и рецензий на книги писателя: Евгений Степанов, Ольга Денисова, Натан Солодухо, Владимир Коркунов, Валентин Суховский, Арсений Ларионов, Владимир Мединский, Виктор Ерофеев, Эдуард Просецкий, Наталия Лихтенфельд, Камиль Хайруллин, Светлана Тенетко и Елена Сафронова.
Терминологическую новинку предложил Коркунов, охарактеризовавший новеллы Файна словосочетанием «рассказ-судьба». Термин в дискурсе «файноведения» прижился — большинство критиков подхватили определение и процитировали в своих работах.
Денисова в статье «Метод писателя Александра Файна» анализирует скорее психологические аспекты рассказов писателя. Это более популярная статья, в которой автор разбирает сюжеты новелл и концентрируется на мотивах поведения персонажей. О. Денисова: «Так психологически точны и философски поданы портреты героев, что маленький рассказ, например, об экс-солисте Первого Театра Страны, становится рассказом о вырождении национального русского характера, пропавшего в идеологической молотилке безумного периода власти сплошной лжи и оболванивания людей». «Сплошная ложь» и «оболванивание» — крайне спорные тезисы. Объективно рассматривая время действия рассказа, а речь идет о тексте «На пенсии» — локация типично советская, нужно признать дуальность политики вкупе с идеологией. Разумеется, свобода слова, вообще — свобода, ограничивались и весьма существенно, однако нельзя не отметить факт развития страны — от «мозгов» до технических мощностей. Очевидно, что «ложь» — не сплошная.
Александр Файн также остерегается однозначных диагнозов, отдавая себе отчет, что в любом временном отрезке в той или иной пропорции сосуществуют и положительные, и отрицательные элементы. Потому его проза не вызывает отторжения ни у сторонников советской власти, ни у ее противников. Она — объективна. В ней показаны и перегибы, повсеместно случавшиеся в стране, и — достижения. Наиболее показательно это передано на примере рассказа «Медаль», в котором герой, создатель учебника по физике (система образования способствовала развитию персонажа), натыкается на бюрократическую волокиту, пытаясь получить причитающуюся медаль (благие стремления нещадно тормозились разбухшим бюрократическим аппаратом). Россия — страна вечных контрастов.
Солодухо концентрирует внимание на рассказе Файна «Мой друг Вася», проецируя его на жизнь страны, открывая потайные смыслы, вложенные в текст, а то и в межтекстовое пространство. Рассказ, как и статья, проблемные — они не только передают атмосферу советского бытования, но высвечивают одну из краеугольных проблем нашего недавнего прошлого — еврейскую проблему.
Из блока рецензий выделим афористическое высказывание Мединского о том, что Файн создал «энциклопедию советской жизни». Это справедливо. Но точнее было бы сказать — создает. И советской, и настоящей, поскольку призрак номенклатуры все еще бродит над страной.
Завершает издание подборка фотографий из семейного архива Александра Файна.

 

Михаил РОЗЕНЦВАЙГ,
доктор философии,
Германия



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.