Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 03 (107), 2014 г.



Анатолий Хлопецкий
"Прозрение"

 

М., "Вече", 2013

Новая книга Анатолия Хлопецкого "Прозрение" во многом уникальна. Прозаик задумывается о проблемах души и перерождении человека, в первую очередь, духовном. Герой романа — бывший предприниматель. Человек, который с бездуховностью сталкивается куда чаще, чем хотелось бы.
В первую очередь, это православная книга, ориентированная на тех, кто колеблется, сомневается, но кто явственно ощущает, что живет во грехе и — окруженный грехом. Как начать с чистого листа? Как найти себя настоящего, сбросив шоры привычного жизненного уклада. (Полезна она и истинно верующим — каждый духовный опыт для человека, живущего с Богом в душе, — благостен!)
Хлопецкий выбирает достаточно распространенный в литературе прием — он лишает героя памяти, но помещает его в необычную локацию — в мужской монастырь, расположенный у подножия Афонской горы. В этом видится метафора. Как и монахи отказываются от мирского и начинают новую, духовную, жизнь, так и герой романа (поначалу неназванный, поскольку он не помнит своего имени) начинает свою — новую.
Повествование полнится рассуждениями о смысле человеческого существования, о душе и Боге. Подчас размышления отвлекают от сюжета, но это свойство религиозной литературы. Как понять, что происходит в душе у главного героя (а ориентирована подобная литература именно на душу, а не на тело), если не вклинивать в повествование мысли, в том числе — душеспасительные? В этом аспекте (а также в оторванности от цивилизации, ведь монастырь — обособленное, аскетическое место) "Прозрение" Анатолия Хлопецкого мне напомнило… "Робинзона Крузо" Даниеля Дефо. Не стоит удивляться сравнению. Не так давно мне попалась в руки авторская версия этой выдающейся книги, и я понял, в каком искаженном виде она преподносилась советскому читателю (полагаю, что исключительно сюжетная часть может быть полезна, в основном, детям — в плане приобщения к серьезной литературе, но писал-то свой роман Дефо, в первую очередь, не для детей). Так вот, в "настоящем" "Робинзоне Крузо" существенное место уделено мыслям о Боге, молитвам и — постижению души. Точки пересечения очевидны — оба героя начинают "новую жизнь", оба — вынуждено, оба в прошлом были не совсем духовно чистыми людьми (скажем, в авторской версии романа Дефо Робинзон занимался работорговлей), наконец, оба перерождаются.
Однако точнее было бы говорить об общих чертах прозы Хлопецкого с книгами Достоевского (разумеется, мы даже не пытаемся сравнить масштабы авторов, это, полагаю, некорректно). Идеи русской прозы — а Хлопецкий явный ее представитель — в синкретизме развлекательного элемента с духовным. (Запад, отметим, часто выбирает разные пути: или развлечения, или мыслей о вечном; Дефо в этом аспекте являет собой едва ли не исключение.) Русские мальчики, встречаясь, начинают говорить о судьбах России, а подразумевается — о душе. О душе мыслят и говорят персонажи "Прозрения", в центре же находится спасенный, коего монах Амвросий, серб, нарекает Антропосом.
В беседе с братом Петром звучит важная для понимания сути романа фраза: "Святые отцы сказали: не глаза, а душу надо лечить". Можно перефразировать: не тело, а душу. Ибо душа у народа больна.
Антропос постепенно восстанавливает память, участвует в жизни монастыря, но прошлое не изжито в нем (пусть даже и на рефлексах), и не всегда он выбирает верный путь в духовном своем развитии. Это нормально и даже правильно. Невозможно с самого начала пойти верным путем, ни разу не запнувшись, не ошибившись. Соответственно, в книге немало спорных ситуаций, которые можно трактовать по-разному. В таких случаях Анатолий Хлопецкий чаще всего вводит авторские ремарки, добавляя в повествование фрагменты из бесед с нынешним Патриархом, а тогда — Его Преосвященством митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом. Важные слова сказаны о желании увидеть "чудо" (и это часто разграничивает атеистов и верующих: первые требуют проявления чуда, вторые — видят его в мире): "Человек нередко требует от Бога чуда (это слова Кирилла. — Е. М.). А ведь нужно только повнимательнее вглядеться в то, что нас окружает, дабы увидеть Божии чудеса. Разве неисчерпаемо многообразный, премудро устроенный мир с его законами не есть самое чудесное из всего, что мы видим и знаем?". Вот чему учится Антропос, вот к чему идет! Видеть чудо вокруг себя и в себе. А это качество дано далеко не всем.
Вставки "от автора", отметим, достаточно органичны, поскольку композиционно роман — "рассказ в рассказе": автор рассказывает нам историю своего героя — случайного знакомца, ставшего спутником автора "на время пребывания в святых местах" — на Святой горе Афон. (Показательна беседа с будущим Патриархом о Нагорной проповеди — одно из ключевых мест в романе.)
Итак, герой Хлопецкого обретает память и — себя. И вопросы перед ним встают жизненные и порой жестокие для духовно незрелого человека: "Отчаявшись вырвать хоть горстку воспоминаний из медленно оживающей памяти, я спрашивал себя: смогу ли простить Катю, свою жену, если она вышла за другого и счастлива с ним?" То есть, протагонист еще не обрел нового себя, раз в нем роются подобные сомнения, значит, духовно не до конца повзрослел.
Но шаг за шагом Антропос (Данила Алексеевич — в миру) движется к этому, и когда становится готовым — покидает стены монастыря, чтобы вернуться в мир, а затем — "укрыться под знакомой спасительной оградой монастырских стен". Это, разумеется, не совет читателю, который волен жить так, как полагает нужным, однако самый важный вывод заключается в том, что герой Хлопецкого: "…прозрел, увидел, что до сих пор в жизни его, как и многих окружавших людей, много всего бездуховного, бесцельного, греховного". Прозревает вместе протагонистом и читатель. Прозревает и автор. Происходит духовное становление личности — так архитектор из кирпичиков возводит дом, только где взять кирпичи для души, как построить дом внутри себя? И Анатолий Хлопецкий находит ответ — через обращение к Богу и душе. Безусловно, полезная книга.

Евгений МЕЛЕШИН



 
 




Самая подробная информация стельки с электроподогревом на нашем сайте. | Продам грузовые мачтовые подъемники цена.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.