Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 12 (104), 2013 г.



Александр Орлов
"Белоснежная пряжа"

 

М.: "Вест-Консалтинг", 2014

Определение "современное искусство" стало означать искусство "абстрактное", "неформальное". Это не значит, что оно какое-то дурное, просто, например, выходки хулиганок не являются актом или произведением искусства ни с какой точки зрения. Если же попытаться вернуть устоявшимся формулировкам первоначальный, широкий смысл, то выйдет, что актуальная поэзия — это не только московский концептуализм или Вера Полозкова… Стихи Александра Орлова современны, порой и в функции фиксации уходящих ценностей. Вспоминается, как точна в своем отзыве на дипломную работу Александра Орлова в Литературном институте им. А. М. Горького была Олеся Николаева:
"Стихи Александра Орлова пронизаны напряженными духовными поисками, а также отношениями с миром данностей в царстве ценностей. В этом смысле — они для автора  есть способ духовного самоопределения и выживания".
В стихах Орлова присутствуют православные мотивы. Например, в стихотворении "Распалась белая опала…", чередующем четырехстопный ямб с двухстопным: "…Утешит образ Практилита / В моей руке. / Чернильным паводком размыта / Зима в строке". Практилит — образ Святого духа-утешителя. Некоторые слова, употребленные Александром Орловым, требуют усилия или знаний для понимания. "И солнце с улыбкой свирепого Куря" — не сразу можно понять, что речь идет о печенежском хане Куря, отрубившем голову русскому Александру Македонскому — великому князю Святославу Игоревичу ("Проносятся прочь дождевые набеги…"). Наслуд — наледь, фелонь — риза священника. Но современность таких стихов Александра Орлова не в желании провоцировать читателя-потребителя постиндустриального коммерческого искусства.
Однако этим стихи не исчерпываются. Автор осознает и в мощном стихотворении "Ржев" обозначает свою современную миссию: "Мы собиратели мощей./ Мы — той же богатырской плоти. / Вы павших имена прочтете / Не в глубине седых полей — / В сердцах людей, на обороте". Мощи — здесь синоним истинности, хоть и трагически окрашенный синоним. Существенно, что стихи Александра Орлова искренни. Вот "Старица" — "Расписная косынка, / Свет в глазах не померк, / Не старушка — тростинка, /А брала Кенигсберг…". Самые простые слова, точный образ, основанный на контрасте, лаконичный размер. И не надо изможденных старческих лиц, выписанных на заключенных в позлащенные рамы полотнах близкого к спецслужбам живописца, ни диковинно вращающей огнями, словно очами, иллюминации плац-концертов, ни прочего попсового осовремененного, гремуче-тягостного государственного шоу, навязчивым гулом сопровождающего любое чествование ветеранов. Глубокое зеркало русской классической традиции проецирует свет глаз этой старухи, перед потоками которого, пока он не угаснет, не устоит и самая мощная крепость, расточатся толпы пожирающих еще трепещущие сердца фанатиков. Это не просто поэтическое мастерство — это надо пережить.
Пафосный телепроект "Россия-10" в определенной мере полезен — мы вспомним об исторических и географических пунктах страны, в которой живем, а иные и впервые узнают. У Александра Орлова свой проект, свой список. Муром, Дорогобуж, Волок на Ламе — Волоколамск, Ржев, Коломна (здесь совпадение), Изборск, Смоленск. "Июнь, дружинник, держит наготове / В разбухших тучах слезы трех волхвов./ В течение минут, а не часов, они прольются. / Они прольются в Суздале и Пскове…" — стихотворение "Июнь, дружинник…". Значение списка Орлова более мистично, но реально ощутимо, о чем говорят строчки, выполненные намеренно под прозу, даже под прогноз погоды, своей обыденностью подчеркивающие метафизику замысла.
Стихотворение "Черная пурга" — интересный пример пересемантизации размера. "…Радовал покос / Верного жнеца, / И дары я нес / В житницу Отца…". Трехстопный хорей — плясовой, песенный размер, им пишут шутливые стихи, побасенки, но Орлов сотворил в этом размере состоящую из нескольких смысловых рядов притчу. Другим примером может послужить стихотворение Орлова "Когда уводят солнце подсилки…",  в котором поэт погружает читателя почти в античные размышления: "…Что дальше суждено тебе и мне? / Ты видишь — свет доверчивый и дальний / Выходит к полнолунью из крещальни, / И звезды засверкали в полынье; // А значит, подоспевшая пора / Нас призовет. И каждый будет вечен…".
В сборнике присутствуют стихи, навеянные путешествием на Ближний и Дальний Восток. Эти стихи перекликаются с поэтической книгой Орлова "Московский кочевник". "…В извечных походах, в задонских степях, / В Тянь-Шанских горах и чащобах Сибири, / Под хриплое карканье, радостный взмах, — / Парящая участь властителя шири…" — "Мой взгляд омертвелый…".
А еще — много лирики, зрелой, но свежей.

Сергей ШУЛАКОВ,
Вячеслав ПАМУРЗИН



 
 




http://humanpark.ru/ стильный черный кожаный браслет с якорем купить.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.