Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 10 (102), 2013 г.



 (Предлагаем вашему вниманию фрагменты выступлений участников вечера.)

Кирилл КОВАЛЬДЖИ:
— Дорогие друзья! У нас сегодня особый, необычный вечер, событийный. Презентация антологии "Жанры и строфы современной поэзии. Версификационная практика поэтов ХХ и ХХI веков". Не каждый день, не каждый год и не каждое десятилетие появляются на свет такие антологии, как эта. (Кирилл Ковальджи показывает залу три тома. — Н. К.) И все это — дело рук одного человека, Евгения Степанова, человека необыкновенного, человека возрожденческого типа. Он и поэт, и прозаик, и критик, и ученый, и литературовед, и энциклопедист, и редактор, и издатель… Он умеет делать все, за что берется, он умеет все, и он все делает основательно, высокопрофессионально, и по-своему, по-новому. Он человек, не скованный никакими рамками, человек, не обремененный никаким давлением (сверху или снизу или откуда-то еще), человек, обретший внутреннюю свободу, человек, глубоко и беззаветно любящий литературу и чуткий ко всему новому, что происходит в ней.
Вы видите его труд — в трех томах — о современных формах русского стихосложения, о котором мы и будем сегодня говорить. Существует  мнение, что русская поэзия оскудела в смысле формы и художественных поисков. Если просматривать наши традиционные толстые журналы и судить о поэзии по ним, то это так и есть, поэзия там бедновата в смысле формы, поисков, она в каком-то смысле устала, в ней нет того задора, который был когда-то, 100 лет назад. Но антология Евгения Степанова доказывает, что это не так, и что поиски новых форм в нашей поэзии продолжаются, и очень интенсивно. С массой имен, с массой удач, и пусть даже и неудач, но продолжаются, вы увидите это по его трем томам.

Евгений СТЕПАНОВ:
— Попытки делать подобные  антологии уже были у Сергея Бирюкова. Я знаю его более 30 лет и имею честь называть себя его учеником. Сергей Евгеньевич Бирюков задал направление в работе… Я постарался продолжить его дело, выпустив антологию "Жанры и строфы современной русской поэзии. Версификационная практика поэтов ХХ и ХХI веков". Я тоже стал изучать различные формы поэзии: однострок, дистих, терцет, катрен, пятистишие, октава (восьмистишие), сонет, венок сонетов, верлибр, танкетка… Я считаю, что авангардные формы в поэзии т р а д и ц и о н н ы, они были и раньше, и есть сейчас, и есть поэты, которые используют и развивают их в своем творчестве. Я напечатал этих поэтов в своей антологии. Это Сергей Бирюков, Константин Кедров, Елена Кацюба, Слава Лён, Кирилл Ковальджи, Евгений В. Харитоновъ, Нина Краснова, Владимир Коркунов... Многие поэты зачастую не попадают в мейнстримное толстожурнальное пространство. Чтобы исследовать их поэзию, мне надо было их напечатать. Я печатал и печатаю их в журналах "Дети Ра", "Зинзивер", "Футурум АРТ", "Крещатик", теперь еще — и в "Зарубежных записках", который мы редактируем совместно с Даниилом Соломоновичем Чкония. А также в газетах "Поэтоград", "Литературные известия", "Есенинский бульвар"…
Для меня работа над исследованием поэзии не нова. Я окончил факультет иностранных языков Тамбовского пединститута. Всегда с интересом изучал теоретическую грамматику, поэтику, стилистику… Правда, занимался в основном немецкой и французской стилистикой. Но и русской стилистикой и поэтикой — тоже. В Тамбове я посещал литературную студию "Слово", руководителем которой был Сергей Евгеньевич Бирюков, он приобщал меня (и всех студийцев) к  стиховедению. Не все пошли по его стопам. Но я пошел. Хотя мог пойти и по иному пути. Я был в детстве-отрочестве спортсменом, чемпионом Москвы по хоккею с шайбой. Да, у меня были свои достижения в спорте. А я стал, извините, стиховедом. Это, конечно, сомнительная карьера для пятидесятилетнего мужчины, но другой карьеры у меня нет. Мои тренеры, мои друзья-спортсмены удивляются этому, говорят мне:  "Неужели ты в этом что-то понимаешь?"
Еще бы я хотел сказать о тех поэтах, которые уже ушли из жизни, но остались в поэзии. О моих друзьях. Это Татьяна Бек, с которой я дружил более 20 лет, это Валерий Прокошин, Александр Ткаченко, Юрий Влодов. О них я писал в своих книгах "Профетические функции поэзии, или Поэты-пророки", "Диалоги о поэзии" и в своей антологии "Они ушли. Они остались", куда включил их стихи.
Можно много говорить о современной русской изящной словесности. Наверное, все, что я знаю о ней, я написал в этом трехтомнике "Жанры и строфы современной русской поэзии".

Константин КЕДРОВ:
— Кант говорил, что его интересуют две вещи: звездное небо над головой и внутренний моральный закон в человеке. Меня  тоже интересуют две вещи — антология Степанова и я в ней (улыбается. — Н. К.).
У нас есть Евтушенко и есть Сапгир, которые издали свои антологии.  Подвиг Евтушенко и подвиг Сапгира. И есть каждодневный издательско-редакторский подвиг Евгения Степанова, который издал не только эту замечательную антологию, но постоянно издает литературные журналы и газеты, а также стихотворные книги.
Есть термин "неофициальная поэзия". Значит — есть и официальная поэзия? Но если она официальная, то это не поэзия! В антологии Евгения Евтушенко "Строфы века" — 800 поэтов. Но может ли быть 800 поэтов? Наверное, нет. Однако наше дело — собрать и сохранить то, что мы можем собрать и сохранить. А кто какой поэт, и кто поэт, а кто не поэт, пусть рассудит время.
У Евтушенко есть свойства собирателя, хранителя, понимателя поэзии. Они есть у Сергея Бирюкова. И они есть, как, наверное, ни у кого сейчас, у Евгения Степанова. Он собрал (под одной крышей) самых разных поэтов, все группировки. Показал  широчайший спектр русской поэзии.
Антология Евгения Степанова — очень важный труд, ценность которого будет возрастать и возрастать со временем. Там есть разные жанры поэзии, разные формы и приемы, но их на самом деле еще больше. Чтобы они все вошли туда, надо выпускать 6-томник.

Евгений СТЕПАНОВ:
— Сейчас многие говорят об упадке интереса к поэзии. Но никакого упадка на самом деле нет. Поэзия востребована. Антология "Жанры и строфы современной русской поэзии" в магазине "Москва" стоит 1450 рублей, и ее берут. Она стала бестселлером. В этой антологии продемонстрированы многие жанры поэзии… И заумь, и палиндром, и эпиграмма, и пародия, и неподцензурная частушка… Это все наша русская поэзия.  Жанр частушки  в книге замечательно представляет Нина Краснова. Я ее очень люблю, как поэта, и вообще… И сейчас при всех делаю ей признание в любви.

Нина КРАСНОВА:
— Антологию Евгения Степанова называют "книгой года". Книгой года считается книга, которая стала событием года. Но антология Евгения Степанова — это событие не только 2013-го года, а всего нашего времени, событие XXI  и XX веков. В литературе есть разные антологии — антология Евгения Евтушенко, антологии Владимира Кострова и Геннадия Красникова… Были разные тематические антологии стихов о природе, о войне, о Москве, была антология русского верлибра, антология "Московская муза"… Но такой, как "Жанры и строфы…" Евгения Степанова, у нас не было. В нее вошли все основные жанры и строфы современной русской поэзии: и однострок, и дистих, и терцет, и катрен, и пятистишие, и восьмистишие, и верлибр, и палиндром, и частушка, и пародия, и даже какой-то "листовертень" и "лингвогобелен", и цифровая поэзия… В трехтомник вошли и медийные лица, и не медийные. Из тех, кто присутствует на вечере, это — Константин Кедров, Елена Кацюба, Кирилл Ковальджи, Слава Лён, Евгений В. Харитоновъ, Владимир Коркунов и сам Евгений Степанов. И очень интересно посмотреть, кто как работал и работает в поэзии. И интересно попробовать себя в разных жанрах. Ты сам не знаешь, в каком из них ты лучше проявишь себя.
Антология Евгения Степанова — это книга на все времена, на все века, это своего рода энциклопедия и учебник (и хрестоматия) и настольная книга для поэтов, и не только для молодых, например, для студентов Литературного института или МГУ, но и для состоявшихся поэтов, и вообще для людей, любящих поэзию. И это просто очень увлекательное чтение, способствующее литературному и эстетическому развитию своих читателей.

Евгений В. ХАРИТОНОВ:
— У антологии Евгения Степанова "Жанры и строфы современной русской поэзии" есть один недостаток — маленький тираж. Было бы лучше, если бы этот тираж был большой. Потому что так получается, что в наше время люди, в том числе молодые люди, например, студенты МГУ, знают (более-менее) поэзию XIX века и поэзию середины XX века, а современную поэзию не знают (потому что она выходит в свет малыми тиражами и не доходит до широкого круга читателей). И так получается, что критики сейчас не пишут о современной поэзии, о ней пишут сами поэты. Поэты пишут о поэтах, сами исследуют стихи своих собратьев по перу. И Евгений Степанов, влюбленный в современную поэзию, пишет о современных поэтах, близких ему по духу, и пишет прекрасные аналитические статьи. Они есть в каждом томе "Жанров и строф современной русской поэзии".
Эти статьи для меня самое интересное в антологии. Я их читаю как самые увлекательные книги.

Нина КРАСНОВА



 
 




http://mebiclub.ru/ недорогие итальянские спальни: купить спальню.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.