Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 05 (97), 2013 г.



Борис ЯКУБОВИЧ
Забытая святая. Версия

В излучине Москвы-реки, на ее правом, более низком берегу, расположилось милое сердцу коренных жителей столицы купеческое Замоскворечье. Здесь, еще сравнительно недавно, каких-нибудь 45 лет назад, находился храм, который дал название улице Большая Якиманка. Храм, воздвигнутый в честь праведников Иоакима и Анны, чья единственная дочь подарила миру основателя самой распространенной на земном шаре религии. Но — единственная ли? Попробуем в этом разобраться.
Со времен правления царской династии Хасмонеев (Маккавеев), после долгой и кровавой борьбы добившейся независимости еврейского государства, вся северная часть Палестины (Ханаана) вошла в состав области, именуемой Галилеей. Расположенная к западу от Генисаретского озера, иногда именуемого Галилейским морем, эта область представляла собой наиболее плодородную и цветущую землю Палестины. В составе населения данной местности проживало большое количество иноплеменников, вследствие чего ее нередко называли "Галилеей языческой". Около 23‑го года до новой эры, после длительных и весьма трудоемких работ, связанных со значительной реконструкцией, для верующих был вновь открыт знаменитый Иерусалимский Храм. Своим новым, величественным и ярким обликом Главное Святилище страны было всецело обязано иудейскому царю Ироду Великому, в чьи достаточно обширные владения входила и область Галилея.
В том же 23‑м году до н. э., в маленьком галилейском городке Назарете, затерявшемся среди гор, окаймлявших древнюю Ездрелонскую долину, в семье иудея Иоакима и его супруги Анны, принадлежавшей к колену Левия, родилась дочь, названная Марией.
Здесь следует сказать, что в новозаветной литературе имя это встречается неоднократно. Помимо священного для каждого верующего христианина образа матери Иисуса, имя "Мария" носили женщины, чья деятельность, в той или иной степени, связана с евангельскими событиями. Первой в этом ряду пребывает Мария Магдалина. Еще одной Марией, хоть и кратко промелькнувшей на страницах Евангелия от Иоанна, но сумевшей в нежном и непорочном облике персонифицировать такие качества, как Любовь, Смирение и всепоглощающую, не рассуждающую Веру, является сестра того самого Лазаря из Вифании, которого Иисус "воскресил" после его 4‑х дневного пребывания в цепких когтях смерти. Очень кратко, буквально одной строкой, книга "Деяния апостолов" упоминает имя Марии, проживавшей, по всей видимости, в Иерусалиме, которая приходилась матерью евангелисту Марку.
Однако существует еще одна евангельская Мария, чей образ воссоздается мучительно, буквально по крупицам, и который, в силу тех или иных причин, не слишком охотно освещается христианскими богословами. "При кресте Иисуса стояли Матерь Его, и сестра Матери Его Мария Клеопова…". (Евангелие от Иоанна 19–25.) Ввиду того, что в браке Иоакима и Анны из Назарета родилась только одна дочь, можно смело полагать наличие у главы семейства первого брака, в котором также имело место рождение дочери, названной Марией. Здесь так и слышится, казалось бы, резонное возражение: "Как можно дочерей, воспитывавшихся в одной семье, назвать одинаковым именем?" Парировать подобный упрек представляется делом совсем несложным. Во‑первых, в том случае, если предшествующая супруга Иоакима была жива, а не умерла родами, или при каких-то иных обстоятельствах, Мария Старшая (будем теперь называть ее именно так) могла воспитываться в другой семье, а во‑вторых, наличие детей, носивших одинаковые имена в ту эпоху, вовсе не являлось чем-то исключительным. Не следует также забывать, что во времена ранних евангельских событий Палестина, хотя и не входила формально в состав Римской империи, все же во многих вопросах вынуждена была жить по законам и правилам Вечного Города.
Римские женщины, в отличие от мужчин, не имели личных имен, а в семьях различались друг от друга порядковым номером, прибавляемым к родовому имени, например, Антония Прима (Первая), Антония Секунда (Вторая) и т. д. Подобное обстоятельство вполне могло влиять на бытовой уклад и обычаи в римских провинциях, а также в маленьких государствах, зависимых от милости грозной, могущественной державы на Аппенинском полуострове. Кстати, тот факт, что Мария Старшая могла воспитываться в другой семье, объясняет отсутствие всякого упоминания о ней в ранних евангельских событиях, как в канонических, так и апокрифических текстах, связанных с именем ее знаменитой сестры. Надо заметить, что в плане церковных традиций совершенно уникальным является обстоятельство, в соответствие с которым описание детства матери будущего Основателя христианства почерпнуто не из канонических текстов, а из апокрифа, известного в научной литературе, как "История Иакова о рождении Марии". Еще более интересно и удивительно, что по версии этого апокрифа (а не канонической книги) церковь отмечает один из 12‑ти главных праздников христианства, на основе которого выстраивается ранняя биография "Девы Марии". Согласно все тому же апокрифу, Иоаким и Анна привели свою 4‑х летнюю дочь в Иерусалимский Храм, где в течение девяти лет она проходила обучение в составе сообщества "Непорочных дочерей иудейских", в какой-то мере сопоставимого с римской жреческой коллегией весталок. Ввиду того, что, в соответствии с уставом сообщества, дева посвящалась Богу. А некоему благоверному иудею, по имени Иосиф, уже немолодому вдовцу, Иерусалимским Синедрионом предписывалось принять на себя обязанности Обручника, т. е. блюстителя девственности юной Марии.Из новозаветных текстов можно сделать вполне определенный вывод о том, что в семью Иоакима и Анны Иосиф пришел с весьма существенным довеском, в виде шестерых детей: четверых сыновей и двух дочерей, рожденных в первом браке. Ну, а как же складывалась судьба дочери Иоакима, появившейся на свет в его предыдущем браке? Логично было бы предположить, что Мария Старшая могла выйти замуж раньше своей тезки-сестры. Ее избранником стал некий благоверный иудей по имени Алфей, по прозвищу Клеопа. От этого брака на свет появились четверо сыновей: Иаков, Иуда, носивший также имя Фаддей, Иосия и Симеон. Среди богословов существует довольно расхожее, правда, не слишком подкрепленное фактами, суждение о том, что Алфей Клеопа и Иосиф Обручник являлись родными братьями. Логика данного суждения основывается на следующих моментах. Как уже отмечалось, Иосиф пришел в новую семью с детьми от первого брака и был принят со всей теплотой и сердечностью. Кроме того, в дни "избиения младенцев" царем Иродом, бегства семейства Иосифа в Египет, его, Иосифа, обширное потомство необходимо было оставить на чье-то попечение. И есть вероятность, что благодеяние пришло со стороны родных людей — брата Алфея Клеопы и его супруги — единокровной сестры "Девы Марии".
Что же касается места жительства, то обе семьи поначалу, очевидно, проживали в Назарете и лишь впоследствии переселились в крупный галилейский город Капернаум, который сыграл очень важную роль в период 3‑х летнего служения Иисуса на Земле Обетованной. Этот город сделается для него исходным базовым пунктом, откуда он будет совершать все свои пастырские перемещения по стране. Уже в самом начале деятельности Иисуса, трактуемой церковью как мессианская, отчетливо просматривается разительный контраст в оценке его личности и распространяемого им учения, с одной стороны потомства Иосифа и с другой — сыновей Алфея Клеопы и Марии Старшей. Сам Иосиф, по всей видимости, умер задолго до начала служения Иисуса во имя торжества новой веры, а вот его отпрыски изначально отнеслись к сводному младшему брату негативно, обвиняя его в том, что он просто никчемный охотник за популярностью у доверчивых простофиль и тщеславный бездельник. Дошло до того, что они публично объявили Иисуса умалишенным и даже попытались схватить его, дабы посадить под замок. (Евангелие от Марка 3–21.) Рано овдовевшая Мария Младшая, к сожалению, не смогла воспитать в них если не любовь, то хотя бы уважительное чувство к своему единственному сыну. Совершенно иное отношение к Иисусу, его учению и деяниям мы обнаруживаем в семье Марии Старшей. Судя по всему, сама мать семейства настолько уверовала в чудодейственные способности племянника, что часто оставляла свой дом и сопровождала Иисуса в его скитаниях. Участие Марии Старшей в самых знаковых событиях в евангельских текстах почти не прослеживается, однако, оно представляется совершенно неоспоримым. Не подлежат сомнению ее дружеские, доверительные отношения с самой близкой к Иисусу женщиной — Марией Магдалиной, которая, вполне возможно, являлась духовной правопреемницей Учителя в этой первой христианской общине, согласно его завещанию (до сего времени не обнаруженному, либо намеренно скрываемому в архивах Ватикана). Присутствие обеих женщин у подножия креста, на котором умирал распятый Учитель, помимо уже процитированных выше строк из Евангелия от Иоанна, отмечено и в других канонических текстах: "Между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии…". (Евангелие от Матфея 27–56.) "Между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии…" (Евангелие от Марка 15–40.)
После погребения снятого с креста Иисуса именно эти две женщины в глубоком трауре находились у его гробницы: "Мария Магдалина и другая Мария, которые сидели против гроба". (Евангелие от Матфея 27–61.) После исчезновения из гробницы на третий день тела Иисуса две преданные подвижницы первыми сообщили радостную весть горюющим апостолам: "…то были Магдалина Мария… и Мария, мать Иакова". (Евангелие от Луки 24–10.)
Несмотря на уже немолодой возраст, Мария Старшая без жалоб и сомнений прошла через тяготы постоянных скитаний, нравственных мук, вызванных пытками и издевательствами над глубоко почитаемым ею человеком, и горьких страданий при лицезрении его мучительной смерти. Под стать своей благородной матушке были и ее сыновья. Старший Иаков Алфеев не только состоял в числе 12‑ти самых преданных и доверенных Учителю людей (апостолов), но и сделался первым епископом христианской общины Иерусалима. Апостолом был и его брат Иуда (Фаддей). Произведения обоих братьев, называемые "соборными посланиями", вошли в канонический Новый Завет. Еще один сын Марии Старшей Симеон сменил своего брата Иакова на посту епископа Иерусалима после его смерти, последовавшей в 62 году новой эры.
Но почему образ Марии Старшей не только не стал одним из самых почитаемых в христианской церкви, но даже не удостоился житийного описания или монографии? Трудный вопрос…



 
 




Втб продажа земельных участков кпюг.рф.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.