Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 03 (95), 2013 г.



Евгений Степанов
«Профетические функции поэзии, или Поэты-пророки»


М.: «Вест-Консалтинг», 2011

 

Честно говоря, я не очень люблю писать «критику о критике». Иными словами, эссе об эссе другого автора, который разбирает стихи третьего автора. Получается отражение отражений, и в этом лабиринте кривых зеркал, как в Бермудском треугольнике, может потеряться что-то действительно важное. Например, первоисточник.
Но книга Евгения Степанова о поэтах-пророках вызвала у меня несколько интересных соображений, которыми хочется поделиться.
Поэт — прежде всего художник слова. Поэтому пророческие возможности поэтов ограничены их лингвистической гениальностью. Души поэтов сфокусированы на гармонии как средстве борьбы с хаосом (как внутренним, так и внешним). Поэтому, конечно, ни один из великих поэтов не достигает в своих пророчествах уровня Мессинга, Ванги и даже Кассандры. Думаю, два великих дара трудно совмещать — сердце человека не выдерживает такого потока информации. Как вы себе это представляете — канал «космической» связи, разбитый на два потока? В таком случае, сила поэтического дара уменьшится вдвое, и человек не сможет не только пророчествовать, но и писать гениальные стихи. «Или — или», как говорил Кьеркегор.
Евгений Степанов правильно подметил в своем исследовании, что поэты становятся пророками еще и по причине материальности слова. То есть слова, сказанные в стихотворениях, часто сбываются. Поскольку поэты чаще других людей заглядывают в катакомбы души, и знания у них, основанные на интуиции и предчувствиях, как правило, глубже, чем у других людей. Обычно это касается двух вещей: собственной судьбы, в первую очередь, и, у наиболее сильных медиумов, вроде Блока, еще и судьбы Родины.
Нередко профетическому дару поэта, как это ни парадоксально, сопутствует слепота, служащая ему своеобразным контрапунктом. Поэт предчувствует свою гибель, но предпочитает не верить в дурные предчувствия. Не надо ходить к гадалке, чтобы увидеть, что Наталья Гончарова Пушкину — плохая пара. И только влюбленный поэт, упоенный и загипнотизированный могуществом своего дара, этого не замечает. Точнее, замечает, но тотчас же об этом забывает. Он не чувствует затаившейся опасности. Он пишет «Памятник» — мажорное произведение, оду самому себе, где все предельно торжественно. А ведь до гибели остается всего несколько месяцев! «Аннушка уже разлила масло». Странно, не правда ли? Вообще, памятник при жизни, пусть даже «нерукотворный» — дурная примета. Очевидно, что вспыльчивому и непостоянному Пушкину «роковая» женщина была в принципе противопоказана — если, конечно, он не собирался таким странным способом покончить с собой.
В стихотворении «Пророк» Пушкин иносказательно говорит об инициации, которая предшествует превращению поэта в пророка. Это может быть, например, удар судьбы или какое-нибудь другое сильное переживание. Чтобы стать пророком, поэту необходимо стать совсем другим человеком, отбросить все наносное — и внутренне переродиться. То есть в роли «шестикрылого серафима» может выступить какой-нибудь эшафот, по счастливой случайности закончившийся не смертью, а новой жизнью.
Мне кажется, Пушкин, говоря о поэте как пророке, предписывал ему роль духовного вождя нации, а не простого предсказателя. Пророк у него «духовной жаждою томим» и посвящен небом «глаголом жечь сердца людей». Это импровизатор, способный без подготовки, конкретно и вдохновенно, говорить на любую предложенную временем тему. Таковы ипостаси пушкинского пророка.
В то же время, как мне кажется, неправильно приписывать профетические способности исключительно поэтам. Если только не трактовать слово «поэт» в самом широком, метафорическом смысле, применяя его к любому творцу. Я уверен, выдающиеся люди любой творческой профессии предчувствовали и осязали многое из будущего.
Евгений Степанов пишет о поэтах-пророках со знанием дела. Он говорит о тех из них, кого лучше знает, кто ближе ему по характеру дарования. Между тем, жизнь едва ли не каждого крупного поэта Серебряного века русской поэзии полна таких пророческих высказываний. Например, Фёдор Сологуб однажды заявил, что «умрет от декабрита». Так и произошло: поэт ушел из жизни в декабре.
Евгений Степанов не ставит перед собой задачи написать обо всех без исключения великих поэтах в этом ракурсе, поскольку способность поэтов к пророчествам — аксиома, которую и доказывать особо не нужно. Самим своим призванием поэты уполномочены познать и прочувствовать все на свете. По крайней мере, в своей судьбе. И успеть обо всем подумать. Меня никогда не изумляло то, как много способна видеть слепая Ванга. Очевидно, что поэты «видят» будущее совсем другими глазами — глазами сердца.
Количество поэтов‑пророков резко возрастает в периоды глобальных перемен и катастроф. И это понятно: в эпохи застоя или процветания ничего любопытного не напророчишь. Нет предчувствия, что мир вот-вот обрушится. Но когда мир меняется, особо чувствительных к изменениям поэтов начинает серьезно «трясти», и мы получаем таких пророков своего времени, как Цой и Тальков.
Главы о поэтах-классиках плавно перетекают у Степанова в очень нужный и важный проект о рано ушедших из жизни современных поэтах, который впоследствии получил название «Они ушли, они остались». Выборочно по именам, но актуально по пониманию. Оказывается, ничто с течением времени в этой области человеческого духа не поменялось. Поэты все так же пророчествуют, с легкой руки Пушкина, и все так же беззащитны перед волею рока. Тема «поэт-пророк» плавно и логично перетекает у Евгения Степанова в тему бессмертия. Степанов пишет об этом с чуткостью и благодарностью ко всем ушедшим, спокойно и возвышенно. Поблагодарим и мы поэта за память, преемственность и проявленную человечность.

 

Александр КАРПЕНКО



 
 




Евроокна расчет стоимости пластиковых окон Качественные окна.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.