Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 03 (95), 2013 г.



Александр Файн
«Среди людей». Издание второе


М.: «Вест-Консалтинг», 2012

 

Книга Александра Файна «Среди людей» втягивает в себя с первого же рассказа. Попросту по-настоящему интересно, потому что житейские истории подаются от лица человека, прожившего такую жизнь, что он, действительно, имеет право уже поведать что-то другим: в них сконцентрирована зачастую до уровня притчи, притворяющейся анекдотом, — мудрость, приобретенная плотью и кровью, политая болью и присыпанная пылью, как писал поэт, «бесконечных неверных дорог». Здесь качественный литературный язык, отточенное мастерство слова, которое, как принято считать, приходит после десятилетий литературного труда (честное слово, наблюдая такой успех, трудно поверить, что автор в литературном процессе каких-то несколько лет!).
Неудержимое течение жизни, такое неумолимое, что не дает достаточно времени на осмысление своих решений и уж тем более на исправление ошибок… «Часы идут» называется первый рассказ сборника. Часы, которые могут с помощью верного подручного — бессоницы растягиваться до размеров космических, продлевая пытку непростых размышлений о жизни, а могут вобрать в себя сразу несколько лет, пролетающих незаметно и бессмысленно мимо души и сознания. Время вообще, можно сказать, есть главный герой этой книги, потому что именно оно есть отправная точка для развития сюжета, характера, идеи, хотя книга и называется «Среди людей». Многозначное название, понимаешь это в процессе чтения. Иногда, по-видимому, «среди людей» не означает «не в пустыне». Слишком уж часто окруженный большим количеством народа герой испытывает такое кромешное одиночество, что, например, взамен снедаемого смертельной завистью товарища единственным его верным другом, собеседником и семьей становится механический будильник Вася, до их встречи «коротавший время» (какая игра слов!) на пыльной полке провинциального магазинчика с говорящим названием «Товары всем». Уж не символ ли это самой жизни, предоставляющей человеку право выбирать, но требующей взамен таланта видеть и угадывать то, что тебе по-настоящему необходимо? И только при условии наличия этого таланта, ты одаришь, например, сам себя твоей Лизаветой вместо горького непоправимого вывода: «Один остался я, совсем один,/ А думал, что вдвоем». Как жаль, что первое случается гораздо реже второго!
Среди людей — это и как зритель в вечном театре жизни, которая придумывает для своих героев новые и все более изощренные времена, чтобы посмотреть, что выйдет из человека, прошедшего сквозь «огнь пожирающий». Среди людей — все же легче. Очень символична сцена трапезы на коммунальной кухне шести семей из пяти комнат, объединившихся вокруг полведра добытых «широкодушной» уборщицей из институтской столовой щей. «Послевоенное коммунальное братство»… Среди людей только и можно выжить. Или умереть. Но — среди людей. Александр Файн настаивает на том, что персонажей его книги нельзя рассматривать в черно-белом цвете. Благословенны те, кто сумел прожить свою жизнь без грехов и угрызений совести. Но да не судима будет и женщина, решившаяся на добровольный уход из жизни и думающая в свой смертный час о тех, кому нечаянно может принести неприятность ее решение.
Очень большая часть всего объема книги посвящена рассказам о Колыме. О том, как талантливо и поучительно это повествование, написано уже не одним рецензентом. Хочется сказать, что Александр Файн представляется мне сам огромной, неизведанной до конца планетой, подобной той самой «планете Колыма», о которой он рассказывает: сильной, самобытной, притягивающей интерес, захватывающей предчувствием открытий на мировоззренческом, вселенском уровне. Среди героев писателя — много созидателей, главным смыслом жизни которых даже в нечеловеческих условиях остается служение жизни, а не смерти, будущему, а не настоящему. Поэтому люди немолодые годами, они полны энергии, буйства чувств, желания что-то успеть и при том уже способны на покаяние, осмысление, на понимание и — на прощение. Не трусить, не предавать, не обманывать самого себя. Не мучить невинных людей, не запускать в работу систему, которую ты не сможешь вовремя остановить, не убивать любовь. Все это отдельные звенья главного: «не нарушить связь времен». Когда научимся этому и будем жить воистину среди Людей?

 

Ольга ДЕНИСОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.