Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 02 (94), 2013 г.



Фрагмент романа Олега Воронцова «Харам» (Москва, 2012)
 
ГЛАВА 1

 

— Эх, если бы ты знал, какой Михалыч был человек! Талант! Нет, талантище! Людей насквозь видел. Бизнес понимал в пять минут. Деньги из песка мог делать. Великий был человек. И патриот! Редко таких сегодня увидишь. Народец у нас часто с задними мыслями. А задние мысли, особенно в нашем деле, ни к чему хорошему не приводят. В нашей работе, ведь, что главное? Деньги? Нет, старина, деньги — это лишь для отчетности. Ну, как собранный урожай, что-то вроде того. Здесь понимание важно. Понимание того, что с этими деньгами делать будут. Вот то-то и оно. Нашими деньгами страна себя защищает. И это не высокие слова. Это суть работы твоей и моей. Вначале тяжело, нудно, совестно. Так совестно, что до тошноты иногда. Я однажды, помню, в Таиланде, всю ночь блевал от страха и стыда. Да-да, просто как девка какая-то. И это при том, что со мной в жизни всякое бывало. Если через это не пройдешь, то и организм свой не закалишь. А нам без этого нельзя. Это как противоядие. Иммунитет чертов! Сколько мы уже сидим?
Чанков посмотрел на песочные часы, которые он перевернул, когда они с Олениным вошли в сауну.
— Минут восемь-девять будет, — ответил тот.— А двадцать пять высидишь? — поинтересовался Чанков.
— Без проблем. Здесь и сидеть-то одно удовольствие. Народу никого, уютно очень.
— Я в Женеве всегда здесь останавливаюсь, из-за этой сауны. К тому же, гостиница удобно расположена, все входы и выходы давно изучил — потом тебе покажу. Вечером пойдем в китайский ресторан в «Кемпински». Он когда-то «Нога-Хилтон» назывался. Сумасшедшая кухня! Один из лучших китайских ресторанов в Европе. Можешь мне поверить. Я в этом толк знаю. Какие там дим-сум!
— Пельмени, что ли?
— Ну да, они самые, — подтвердил Чанков. — Михалычу он тоже нравился, этот китайский. Какая все-таки это скверная штука — рак! За четыре месяца сгорел человек. И ведь не старый был — пятьдесят один год всего. А знаешь, что меня больше всего в нем поражало? Порядочность. Да-да, абсолютная честность и порядочность перед страной. Это вроде как гипертрофированное понимание долга. Ведь мы, в сущности, практически неподотчетны. Тратим столько, сколько надо. А кто знает, сколько надо? Никто! Ты наедине со своей совестью. Я ведь бы ему тоже ничего не сказал. Но, видно, не зря мы даже через психологов отбор проходили. Вот как они знают, что ни я, ни ты, к примеру, не сорвемся? Кто даст в этом гарантию? И вообще, существует ли здесь гарантия? Вон Михалыч, двенадцать лет такой жизни провел. Думаешь, легко? Это со стороны, как в кино. Похлеще, чем Джеймс Бонд. А он в пятьдесят один сгорел дотла. Внуков не понянчил, с женой за последние восемь лет не отдохнул ни разу вместе. Семья его так ничего и не знает. И, что интересно, не узнает никогда. Коммерсант из внешнеторгового ведомства. Вот все, что наши любимые семьи и близкие люди знают про нас. Ты, кстати, почему не женат?
— Развелся пять лет назад, — как-то безразлично ответил Оленин. — Как говорится, не сошлись характерами. Она думала, что привяжет меня к юбке. А мне нужно пространство, я без свободы не могу. Ленке это было не понять. Знаешь, есть категория женщин: «Все или ничего!». Чуть что — подозрение. Не так посмотрел — ревность. Если мне хороших слов не говоришь, то у тебя есть другая. Мелкие склоки, оскорбления. Такое лучше сразу остановить, пока оба не стали злейшими врагами. И не надо жалеть детей при этом. Им только хуже от этих постоянных конфликтов и злобы, которая душит родителей.
— Сколько детей у тебя?
— Дочка, семь лет ей.
— Жена вышла замуж? — поинтересовался Чанков.
— Нет, но живет уже два года с одним кадром.
— Ты его проверил?
— Зачем? — удивился Оленин.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.