Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (93), 2013 г.



Сергей Светлов:
«Постичь себя и все в себе вместить»

 

Сергей Светлов — поэт-песенник, бард, композитор, член Союза писателей России — выпускник Московского Государственного училища им. Гнесиных по классу гитары. Инструмент впервые в руки взял в пятом классе общеобразовательной школы. В восьмом — поступил в гитарный колледж «Красный Химик», в 1984 — в джазовую студию «Москворечье». Записал около 40 альбомов песен на свои лирические произведения, а также стихи русских и зарубежных поэтов — А. Фета, А. Черного, Ф. Вийона, О. Хайяма, К. Бальмонта, современных авторов. Лауреат Всероссийского конкурса Авторской песни «КУЛИКОВО ПОЛЕ» 2009 г. Арт-директор Авторского клуба «Маэстро», который открылся под его руководством в марте прошлого года. Неоднократно печатался на страницах «Московского Литератора», альманаха «У Никитских Ворот» и др. В настоящее время готовится к выпуску новый сборник стихов и альбом лирических песен.
Является руководителем секции «Барды и самодеятельная песня» в творческом Союзе работников культуры г. Москвы.
Личные сайты www.sergeysvetlov.ru
www.maestrosvet.ru

Сохранивший в себе память о «коллективном» прошлом своей страны, наш человек никогда не отделял себя от других, а воспевал дух единой команды. Парадокс же сегодняшнего дня в том, что исходя, к примеру, из новейшего высокопрофессионального опроса журнала «Psychologies», с началом нулевых, в русских людях настолько укоренился индивидуализм, что вот уже несколько лет за нами числится статус самых обособленных друг от друга людей на всем европейском континенте. В связи с этим вопрос о сплачивающей силе — прежде всего, музыки, звучащего слова, встал необычайно остро. Поэт-песенник Сергей Светлов на путь авторской музыки вступил еще в прошлой эпохе. За это время сменил несколько коллективов, из фонового участника стал самостоятельным сольным музыкантом. Он поет, пишет стихи, музыку на произведения классических и современных поэтов (среди них сошлись Саша Черный и Омар Хайям), и все время в нем живет ощущение того, что песенное творчество ныне — едва ли не главный инструмент борьбы со сковывающей выражение самых искренних чувств повседневностью. На сцене бард-клуба «Маэстро», коим заведует Сергей, уголка в нашем городе бескомпромиссно камерного — тут и тяжелые занавески, и зеленые лампы, — в этот вечер гитаристы братья Золотухины. Между двумя их романсами и несколькими звонкими песнями, музыкант рассказывает, каким воздухом дышит авторская песня, чему она может научить.
— Колоссальный объем и доступность информации, тиражирование всего и вся — «соблазн» к повторениям в самой разной творческой работе сегодня высок как никогда. Трудно ли сейчас поэту-песеннику сохранить самобытность?
— Разумеется, повторять что-то уже созданное или же всячески пытаться создать совершенно новое свое — каждый решает сам для себя. Другое дело, что ныне практически невозможно в музыкальном искусстве явить на свет абсолютно уникальное произведение. Так или иначе, в итоге получится своеобразный синтез из уже ранее написанного тобой самим и некоторыми сторонними строчками (как я их называю — «крючочками»). И именно крючочки эти порой и заставляют слушателя обратить внимание на произведение по их мотивам. А маломальских повторений, в том числе и чисто музыкальных, звуковых не избежать: из джазовой музыки в середине прошлого столетия родился рок, сегодня в авторской песни часты отсылки к джазу — это закольцованная взаимопроникающая система, так было всегда. Самое же главное, на мой взгляд, если мы говорим про песенное творчество, — не увлечься многообразием стилей, не потеряться в их сонме, а сохранить и как можно четче передать слова, писанные самой душой поэта, к языку которого ты прибегаешь. Используя текст другого человека, ты возлагаешь на себя большую ответственность, важно не расплескать его энергетику, а, наоборот, по возможности расцветить. И вот как раз работа этих самых «крючочков»: ты цепляешь на них свое содержание, дабы их же сделать ярче.
— И лучше ли удается выразить себя в тех песнях, где в основе — не свой текст, а лирическое произведение кого-либо из классических авторов?
— Я песни пишу не по заказу, и если мне нравится стихотворения конкретного автора, если оно созвучно моему внутреннему состоянию и вдохновению на тот момент, когда строчки эти у меня перед глазами, — то получается хорошее «сотрудничество». И здесь уже сложно становится определить, кто является автором стихов, кто — музыки. Словесная и звуковая мелодики сливаются воедино.
— Многие ваши песни — на стихи Фета, Черного, Бальмонта, Гумилёва. Чем обусловлен именно такой выбор? Этих поэтов что-то объединяет?
— Афанасия Фета, как, конечно, многим известно, выделяет огромная образность стиха — а для меня это богатый строительный материал. Черный и Бальмонт с их кружевом символов — главные помощники в создании лиричных романсов.
— А чем так приглянулись рубаи Омара Хайяма?
— Та житейская и философская мудрость, что он собрал в своем рубайяте, — это же натуральная квинтэссенция жизни, ее формат. Потому и на разные вопросы там так часто находишь ответы.
— В прошлом году, на 21‑х Фетовских чтениях, вы сказали, что такую поэзию, как у Афанасия Афанасьевича, просто-таки хочется петь, да так, чтоб голос ее услышали сегодня. Есть из современных поэтов такие, кого бы так же хотелось спеть?
— Мне очень близки по духу Владимир Масалов, Иван Голубничий, Петр Акаемов, Анна Юрканская, Евгений Степанов — уже заслуженные поэты, наши современники. Их поэзия гражданственна в первую очередь. Эта такая актуальность, которую можно почувствовать кожей. Есть и молодые, такие как Мария Левашко, Ольга Аникина. Их стихи очень умны — этого сегодня не всем хватает. На их произведения я даже написал несколько музыкальных вещей. С Евгением Степановым мы сейчас записали три новые песни. Они лирические, их очень тепло принимает публика.
— Ваш лирический герой, это заметно, очень часто склонен к тому, чтобы, упиваясь природой в духе натурфилософов, раствориться в ней. А что, по-вашему, может мешать современному человеку обращаться к «истокам»?
— Не думаю, что на пути у целеустремленного и образованного человека могут возникнуть какие-либо преграды к тому, чтобы, например, прочесть интересуемую книгу, выбрать музыку по душе, равно как и найти свое вдохновение в окружающей природе. Все очень доступно, только не стоит засиживаться в умственных лабиринтах. Все гораздо более открыто.
— Авторская песня может быть общественным рупором?
— В некоторой степени — безусловно. И тут я бы даже не отделял обыкновенную песню от авторской. Какой бы степени участия автора ни было в его творении — только ли на уровне наложения своего текста на имеющуюся музыку или же самостоятельного создания и того, и другого, — песня живет временем, в ее пусть даже старую форму новые люди вкладывают свое содержание. И чем более песня чувственна, лирична, тем, быть может, она более приемлема для многих и многих людей. А это как раз и позволяет выразить разные мнения, разные позиции, разные эпохи, наконец.
— А должна ли песня быть рупором?
— Ту самую авторскую песню, в ее изначальной этимологии, которую ткали у нас Окуджава и Высоцкий, традиции которой так поддерживает Олег Митяев и Тимур Шаов, пели всегда и петь будут — это возможность общения и выражения себя в общедоступном, не элитарном виде. Произведения в рамках столь известного нам из советского прошлого КСП — Клуба самодеятельной песни открыты каждому. Не теряя своего многогранного содержания, песня эта демократична.
— Было ощутимо, например, в стихотворении «Ты посмотри», что к непознаваемости в человеке, к его судьбе, вы относитесь очень сокровенно. Ощущаете ли на себе в самой «приземленной» рутинной жизни влияние ваших же строчек?
— Не отдельных, а, скорее, всего творчества в целом. В том смысле, что песенное сочинительство самим своим образным рядом — и здесь стоит опять-таки вспомнить Фета, Хайяма — призвано научить человека видеть в окружающей его действительности поэтические моменты, музыку слов, красок. Такой подход дисциплинирует, делает сильнее.
— «Я бы музыку писал на струйках дождика, или лучше — на летящих паутинках», как у Рождественского…
— Именно так. При этом если вспомнить, чем заканчивает Роберт Иванович: «Но уже сочинена такая музыка, если ты ее не слышишь — очень жалко». Так вот надо стремиться к тому, чтобы ее услышать. Она помогает подобрать ключик к самому себе. Чтобы в конечном счете «постичь себя и все в себя вместить», как очень тонко некогда подметил Иван Голубничий. На это его стихотворение, про летний дождь, я написал композицию, и очень часто теперь обращаюсь к ней… А не так давно в нашем клубе «Маэстро» произошел интересный случай. В разгаре очередного концерта бардов, меня вдруг позвали к одному из столиков. За ним — двое посетителей; когда подхожу, спрашивают меня, могу ли объяснить, почему им здесь так уютно. Объяснить, право, было весьма трудно. Не каждый поймет: причина лишь в том, что люди у нас играют и поют легко и от души. В такую искренность сегодня, наверно, многие уже и не верят.

 

Беседу вел Иван ПАЧКО



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.