Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (93), 2013 г.



Поздравляем Юрия Мамлеева

 

Поздравляем Юрия Витальевича Мамлеева, прозаика, поэта, философа, члена Союза литераторов России с 1990 года, с присуждением ему премии Правительства Российской Федерации 2012 года в области культуры за книгу «Россия вечная». Опубликовано 29 декабря 2012 г. в «Российской газете» — федеральный выпуск № 5975.

Предлагаем вниманию читателей небольшой фрагмент беседы с Юрием Мамлеевым. Известного литератора о творческом процессе расспрашивала публицист Нина Давыдова (полностью прочитать интервью можно в альманахе «Словесность 2011»).

Н. Д.: Можно ли разделять Мамлеева-прозаика, Мамлеева-поэта, Мамлеева-философа?
Ю. М.: Да, даже нужно. В прозе я, надо сказать, более всего свободен, даже от самого себя. Я писал, подчиняясь внутреннему интуитивному голосу, который вел меня то в одну глубину, то в другую. Это были прорывы, которые мне было даже трудно полностью объяснить. Оставался текст прозы, для меня, в некоторых своих моментах, как некий тайный текст.
Н. Д.: Что значит тайный текст?
Ю. М.: Это такой текст, который не разгадан, остается тайной для меня самого.
Другое дело в философии. Философский текст должен быть более-менее определенен. Можно высказывать философское мнение, философское мировоззрение, которое четко очерчено. И в этом есть одновременно огромный плюс, это созданное мировоззрение. С другой стороны, это заключено в какие-то рамки. Раз уж вы высказываете какие-то идеи. Интеллект сам себя ограничивает. Философское мировоззрение ограничено какими-то своими рамками. В художественной прозе нет никаких ограничений. Вы можете написать рассказ в полную противоположность тому мировоззрению, которое обычно для себя исповедуете. Обычно философ и писатель это как бы близкие вещи. На Западе и Толстого, и Достоевского считают не только сверхгениальными писателями, но и философами…
Что касается поэзии, то здесь есть определенное отличие и от философии, и от прозы. Хотя поэзия без философии и глубинной прозы немыслима… Большинство стихов я писал не от своего имени, а от лица обобщенного героя. …В этих стихах есть некоторое влияние прозы, но, все-таки, стихотворение может быть несколько молниеносным и отличаться от прозы своей молниеносной вспышкой.
Н. Д.: Вашу прозу никак не назовешь прозой поэта.
Ю. М.: Нет, ни в коем случае. Я начинал с прозы. И при этом писал стихи. …Потому что возникало желание молниеносного — как вспышка молнии — описания состояния.


270 лет исполняется в 2013 году со дня рождения Г. Р. Державина. На его могиле  помещается такая надпись:  «Гавриил Романович Державин, действующий тайный советник и многих орденов кавалер». И ни слова, что был Гавриил Державин поэтом: такие были предпочтения, и это нашему современнику должно быть небезынтересно. А также небезынтересно узнать, что боролся Державин с коррупцией, стоял у истоков министерства юстиции. А почему недолго возглавлял министерство, об этом можно узнать из статьи г-на Сысоева (В. Д. Сысоев — государственный советник юстиции II класса, почетный работник юстиции России, почетный адвокат Российской Федерации, сопредседатель Союза литераторов, преподаватель МГИМО, лауреат научных и литературных премий).



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.