Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (93), 2013 г.



Борис Левит-Броун
«Вынужденная исповедь» (билингва)


М., Idyllwild, Сalifornia: «Вест-Консалтинг», Charles Schlacks, Publisher

 

Борис Левит-Броун — один из самых недооцененных отечественных писателей последних десятилетий — поэт, прозаик, философ, чей голос доносится до нас сегодня из Италии, где Левит-Броун живет с 1995 года. Писатель он весьма своеобразный, работающий в особой манере, развивающий одновременно и классические традиции, и уже ставшие традицией авангардные приемы.
Немало авангарда (но что есть авангард, как не своеобычный взгляд на мир?) читатель найдет в новой билинг­вальной книге писателя «Вынужденная исповедь» («Вест-Консалтинг», Charles Schlacks Publisher). Но авангардна ли исповедальная проза, максимально приближенная к мыслепотоку, выхватывающая попеременно значительные и незначительные детали (точно так же мыслим и мы, наш мозг редко сфокусирован непосредственно на чем-то одном). Еще это — проза поэта, хотя литература, если понимать ее широко — синкретизм самых разных речевых жанров и мирное и даже взаимообогощающее единение прозы, поэзии, драмы и т. д. — делает художественное произведение более цельным, полновесным. Левит-Броун разрабатывает традиции футуризма начала XX века, но при этом не отказывается и от «традиционной» ветки отечественной литературы (чему подтверждение дебютный сборник стихотворений).
«Вынужденная исповедь» — иная, параллельная литература, в чем-то необычная и даже неправильная, но живая. В ней явственна традиция абсурдизма, но если вчитаться глубже (да хотя бы внимательно проследить за плетением слов), флер непонятности развевается, многословие опадает. И мы видим ранимую душу творца, словно листами капусты запеленавшего сокровенную суть текста. Не секс — в нарративе, а боль. Не хаос — а едва заметный, но тщательно оберегаемый огонек свечи.
Пафос — наносной. В интервью, опубликованном в книге «Диалоги о поэзии», Левит Броун замечает: «Духовно-эстетическая особость, вопреки господствующему мнению профанов, — господствуют-то мнения профанов, да вы это и сами знаете! — определяется не техническими новинками, не патентованными приемами, а тем художественным раствором, или, если хотите, напитком, вкус и эмоционально-красочный спектр которого возникает от слияния сока конкретной творческой индивидуальности с вечно художественным». Отсюда становится ясным явное тяготение прозы Левита-Броуна к вечно художественным ориентирам. Но искать он старается свое место в литературе. А поиск этот продолжается всю жизнь; скажем, Айвазовский только в глубокой старости признался, что наконец-то научился писать картины. Вечно художественное же предполагает вечный поиск, — вечное совершенствование слова, вечный эксперимент. Все большие писатели — экспериментаторы, все они — авангардисты, даже работающие «в традиции», ведь чтобы быть замеченным на том пути, где до тебя прошагало немало других — равно-, а то и много более великих, нужно быть сверхгениальным.
В «Вынужденной исповеди» — четыре произведения, верно отмеченных автором как «коллекция прозы», ведь точный жанр их определить едва ли возможно: «Маленький мук», «Евангелист Антоний», «Анкета» и «Кошмар». Оговорюсь сразу — непосредственно разбирать прозу Левита-Броуна вряд ли возможно, ее нужно читать, еще лучше — слышать, поскольку хорошее литературное произведение просто обязано «звучать», хотя для прозы это правило — закономерно — поддается сомнению.
Потому остановимся, для извлечения примера, на «Анкете» — самом необычном «экспонате» «коллекции прозы» (наиболее глубоким произведением мне видится, впрочем, «Маленький мук» — этакая мучительно-исповедальная проза).
Композиция «Анкеты» (автор приписал к названию «вынужденная исповедь») предсказуема — герой повествования заполняет анкету, по ходу комментируя, вспоминая, возвращаясь в прошлое…

 

Я видел вендиспансер.
На Куреневке когда-то.
Вошел по надобности, а ушел со страху.
Там не лечить, там заражать было впору!

 

Ну и кто скажет, что эта проза — проза, а не пограничный стык прозы и поэзии, наложенный на бытописание и приправленный (черным) юмором? И такие парадоксы — относительно нашей действительности, бытия и т. д. — встречаются постоянно. Это проза парадоксов, яркая, самобытная — порой даже чрезмерно самобытная.
Показательны и критические отзывы. Фёдор Мальцев, к примеру, отмечает: «Все произведения Бориса Левита-Броуна можно смело назвать поэзией. Поэзией резкой, острой, публицистичной, нервной, раздраженной, умиротворенной, какой угодно. Главное — необычной». О поэзии автора (но, как мы уже говорили, сам по себе художественный мир — един, это люди придумали границы) говорит Ольга Денисова: «Борису Левиту-Броуну действительно, кажется мало даже слов родного языка. Поэтому то и дело появляются авторские неологизмы, не утяжеляющие поэтический язык мастера, а своим окрасом проясняющие то, что хочет высказать поэт».
Поэт ли, прозаик ли — творец, при условии, что творит, а не вытворяет. Борис Левит-Броун, безусловно, необычный, яркий автор, талантливый и — увы! — недооцененный. Но перед тем как брать в руки его книгу, знайте: или вы тут же влюбитесь в эту прозу и не оторветесь до самого конца, или с недоумением отложите, чтобы никогда к ней не возвращаться. И это правильно. Литературный текст — не стодолларовая купюра, чтобы всем нравиться.

 

Евгений СТЕПАНОВ



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.