Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 01 (93), 2013 г.



Евгений Степанов
«Секс в маленьком московском офисе»


М.: «Вест-Консалтинг», 2012



1. ЛЮБОВЬ-УЗНАВАНИЕ

 

Интимный роман Евгения Степанова «Секс в маленьком московском офисе» (второе название — «Лю») продолжает будоражить умы и сердца читателей. Стало очевидным: роман гораздо более глубок и психологичен, нежели это можно предположить, исходя из его названия.
Евгений Степанов расширяет в своем романе градацию глубоких чувств, предложенную в «Трактате о любви» Стендалем. Так, он дополнил перечень великого французского романиста «любовью-узнаванием». Больше того, Степанов реализовал мечту писателей, совмещающих работу в разных литературных жанрах. Он соединил в своем романе поэзию жизни и ее прозу, любовь и познание мира. Создал собственный стиль романа, в котором плавное повествование часто прерывается авторской ремаркой, имеющей четкость и краткость афоризма. Афоризмы Степанова закладывают ритмику повествования. Вдох — выдох. Выдох — вдох. Порой они намертво, как под шляпку вбитые гвозди, нарочито ее обрывают и останавливают читателя, заставляя задуматься, а, может быть, и отложить на какое-то время книгу в сторону, оставшись наедине с собой. Иногда это и не афоризм вовсе, а нарочно вытолканная автором из абзаца (взашей!) меткая фраза. Искрометный юмор, повсеместно сопровождающий повествование, усиливает желание дочитать до конца этот нетривиальный роман.
Женщины много спорят по поводу романа Евгения Степанова: «Любовь это или не любовь?». «Человек есть мера вещей», — сказал однажды старый проходимец Протагор. Вначале мы меряем свою любовь по чувствам родных и близких, по книгам и кинофильмам. Затем мы уже измеряем ее по шкале собственных опытов. И эта мера вещей оказывается подчас непонятной другим. Так, если мать любила меня в детстве жертвенной любовью, готовой всю жизнь поставить на кон этой любви, все, что заведомо меньше такой любви, я, вскормленный философией матери, буду считать нелюбовью. Нет в мире ничего прочнее, чем узы любви. И нет ничего более зыбкого. Парадокс? Аксиома!
Если читать роман внимательно, автор сам отвечает на вопрос о любви своего героя: «Никакой дружбы на самом деле нет». Евгений Степанов рисует в романе любовь, зыбкую и прочную одновременно. Прочность питается зыбкостью. Такие вещи, как радостный секс и обилия тем для разговора после него, делают отношения между мужчиной и женщиной более сплоченными. Любовь по своей природе — игра. Если быть более точным — она является частью большой игры под названием Жизнь. Именно так и воспринимает ее главный герой романа, игровик по судьбе и натуре (чемпион Москвы по футболу и хоккею!). Другое дело, что игровая составляющая не мешает ему относиться к своим чувствам вполне серьезно. Иногда — страшно серьезно. И Лю, конечно же, любит Иванова (об этом говорит даже ее имя). Любит и использует одновременно. Такова, видимо, природа этой женщины, и любить по-другому она не умеет. Использование мужчин в своих целях поднимает ее самооценку!

*   *   *
Как и всегда в жизни, секса в романе больше, чем любви.

*   *   *
Секс — это эмоциональная разрядка, которая не всегда тождественна любви.

*   *   *
Секс вырастает из любви или становится ее прелюдией.



2. РОМАН О РОМАНЕ

 

Евгений Степанов написал роман о романе. Служебные романы хороши тем, что естественны. У персонажей есть время для постепенного сближения. Главный герой романа Иванов использует возлюбленную как зеркало души, как бездну, вглядываясь в которую, можно самому обрести глубину. Если люди не очень подходят друг другу, только хороший секс может на какое-то время создать иллюзию душевной близости. «Ее бой-френд оказался для нее не абсолютен», — пишет Степанов. Эта обмолвка проливает нам свет на истинное лицо любви. Любовь ищет Абсолюта. И так редко находит! А если находит — это уже своего рода «рок».
«Роковые женщины» для того и существуют, чтобы от них невозможно было уйти. И с роковой женщиной можно быть счастливым. Но недолго. Самая опасная из них — не вамп, а женщина-ребенок. Некоторые женщины романтику отношений ставят выше замужества, и такое нестандартное поведение ставит мужчин в тупик. Закат любви болезнен, как конец света. Поэтому романисты любят хэппи-энд. У Степанова — не хэппи и не энд. Хотя, пожалуй, все-таки «энд», только в значении предлога «и». И так далее… И тому подобное…

*   *   *
Отказ от любви, поглотившей всю твою сущность, сродни пересадке сердца.

*   *   *
Но просто так сердце в пути не меняют.



3. «ЛЮБОВЬ — ЭТО ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ»

 

Евгений Степанов «забыл» уточнить в своем афоризме, что высшей властью любовь становится тогда, когда ты можешь манипулировать жизнью другого человека. Когда тебя обожают, и жизни без тебя не мыслят. И тогда тот, кого любят, может объять в себе бездну: быть одновременно и хорошим, и плохим, и нежным, и жестоким, и справедливым и беспринципным. У него достаточно власти, чтобы обеспечить себе это цветущее разнообразие. И, конечно, он не боится быть таким… разным.
Говорят, каждому Сократу нужна своя Ксантиппа, иначе он никогда не станет Сократом. Безусловно, поначалу мы ищем в любви что-то свое, родственное душе. Познаем мир друг через друга. Начало этому познанию положили еще Адам и Ева, прикрывшись, как фиговым листком, неуклюжим символом райского яблока. Неуемные мужчины, любящие жизнь в свете опасности, экстрима, выбирают себе женщин по своему образу и подобию. Женщина другого сорта просто не сможет существовать рядом. Но женщины-любовницы, к сожалению, малопригодны для создания семьи. И это закономерно: людей, универсально одаренных диаметрально противоположными качествами, очень мало.

 

Муж не может жене быть любовником,
А майор — в то же время полковником.
Мы в плену у того, что нам выпало:
Наша данность лишает нас выбора.



4. ЧЕМПИОН ЖИЗНИ

 

Степанов открыл нам нового героя — человека «нулевых». Это не «лишний» человек, как у Пушкина и Лермонтова. Это — универсал-трудоголик. Человек, который умеет делать все. Или почти все. Он гибок по своей природе — и идет туда, где ему интересно жить и творить. Он всюду может быть успешным, и потому не боится менять города, страны и профессии. Он почти двужильный, по меркам обычных людей. Столь высока его жизненная выносливость. И такой герой нам очень симпатичен, у него в крови — не всеядность дилетанта, а выработанная годами разносторонность профессионала. На таких людях и держатся устои общества. Личности такого масштаба объединяют вокруг себя людей, идеи, они умеют правильно организовать работу коллектива. Они незаменимы. И мир показан через призму любовных взаимоотношений такого сильного человека, как Иванов. Наверное, если бы все люди были такими, многие проблемы в стране были бы решены, а производители виагры и других сексуальных стимуляторов давно бы обанкротились. Но таких людей немного. И все-таки они есть. Они уже определяют лицо начавшегося тысячелетия. Такого человека, «чемпиона жизни», трудно принудить к поражению. Но его любовное приключение с Лю — это не записки сверхчеловека. Он нашел себе, в каком-то смысле, равную, пускай и не столь широко одаренную женщину. И потому его роман обречен на сериальную бесконечность. Как часто, встречаясь с былыми возлюбленными, мы чувствуем в себе отголоски старого чувственного влечения! Поэтому лучший роман, в любом из смыслов этого многозначного слова — неоконченный.
Книга Евгения Степанова хорошо продается, несмотря на тщательную подготовку читателей к «концу света». И это хорошая новость для многих авторов в канун нового 2013 года! Надо только научиться давать своим новым книжкам завораживающе нетривиальные названия. Так, как это сделал, реализуя свою новую книгу, писатель Евгений Степанов.

 

Александр КАРПЕНКО



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.