Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 11 (91), 2012 г.



Михаил Хорев
«Эгоцентрист»


М.: «Вест-Консалтинг», 2012

 

Рассказы Михаила Хорева тематически разнообразны, но можно выделить обобщенный образ героя — человека на сломе эпох — застоя и перестройки, — пытающегося выстоять, найти свое место в жизни.
Постперестроечный герой в рассказах М. Хорева, как правило, мужчина средних лет, успешный в жизни, без иллюзий относящий себя к состоятельным людям. Он может многое позволить себе в материальном плане, он ощущает жизненную стабильность, не выделяясь на общем фоне, так как постепенно все деятельные люди превращаются в «бизнес-сообщество», где каждый пытается вести «свой кораблик по волнующему морю экономики». Но во всех этих мужчинах — почти прохладное, почти философское отношение к жизни, женщинам, любви. («Коварство химер».) Они предупредительны, ухаживают, дарят цветы, водят дам в театры и на выставки, но нет уже того единения душ и романтики, которым посвящена вся мировая классика. Что это — примета нашего времени? Разрыв не воспринимается как трагедия, жен покидают в спокойном состоянии духа, а девушек выбирают «с полным набором добродетелей и экстерьерных качеств», но так, чтобы не слишком сильно любить их. И только тогда, когда в одночасье все теряют — преимущественно, бизнес, — начинают жить с болью, и это заставляет сочувствовать героям.
Тем контрастнее проявляется на фоне боязни сильных чувств и деловитой апатии совестливость персонажа из рассказа «Лекция». Мало оплачиваемому научному сотруднику приходится переступить через свое пуританское воспитание, чтобы прочитать лекцию о сексуальных отношениях перед жителями микрорайона. Он не знает, что будет говорить людям. («Природная совестливость подкатывала к горлу».) Неожиданная развязка этой истории в том, что беседа о сексе перерастает с уже немолодыми людьми в обсуждение их жизненных проблем, а в итоге герой узнает, что доклад был заявлен совсем на другую тему: «Проблемы возрастного стресса и пути его профилактики». Но никто из слушателей не замечает подмены, хотя совестливый лектор, узнав об этом, возвращает людям деньги. От рассказа, начинающегося интригующе и двусмысленно, исходит ненавязчивый добрый юмор и человечность, которые трансформируется в размышления главного героя: «Виталий слушал и думал, как бы научиться излагать свои мысли, чтобы всем вокруг, слушающим, было светло и весело. Чтобы не было пошлости и фальши, чтобы каждый при этом вспоминал свои счастливые курьезные мгновенья жизни. Чтобы было все, как в детстве, чтобы дети, встав взрослыми, оставались послушными, а покинутые женщины не знали обиды, чтобы родители верили, что у них все еще впереди…».
В ключевом рассказе «Эгоцентрист», определившем название книги, речь ведется от лица заброшенной японской игрушки Тамагоши, но читатель поймет это только в конце. В начале же повествования обращения электронного существа к человеку настолько убедительны, что не сразу отойдешь от шока, узнав, что герой — игрушка, а не человек.
Тамагоши во всем зависим от человека, своего «друга», который должен его вовремя покормить, поиграть с ним и уложить спать. Без помощи другого он выжить не может, а, брошенный, в конце концов — погибает. Погибая, Тамагоши начинает обвинять, но в то же время жалеть и оправдывать себя.
«Гордость за себя распаляла, настраивала на рассуждения: “Да — я был эгоистичен, требовал к себе внимания, устраивал скандалы и даже истерики, если мне что-то не нравилось. Что же, я привык вовремя завтракать, обедать и ужинать, своевременно приводить себя в порядок, осуществлять моционы. Все это — обязательное условие нашего сосуществования и моей дружбы. “Звезды” тоже имеют право на капризы. Порой за их выкрутасы их и любят”».
Параллель с роботизацией и зомбированием живого существа заставляет задуматься о техногенном обществе, ведущем человечество в тупик. Но не только это, а исподволь въевшееся и поработившее человека свойство — современный эгоцентризм, замешанный на плохом воспитании, концентрирующий на себя лично все возможные энергии окружающих. И оказывается, что человек, стоит его только лишить этой внешней подпитки, оказывается неприспособленным к действительности, не находит духовных сил в себе самом, чтобы выстоять перед проблемами и спастись.
«Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Этот бессмертный афоризм, который воспринимается, скорее, как циничный, приобретает в наши дни второе рождение и второй подводный смысл, о который разбивается эгоцентризм, кричащий на каждом углу, что весь мир, начиная с правительства и заканчивая родителями, должен ему лично, а сам он не пошевелит и пальцем для своего же блага. Выясняется, что эгоизм и неприспособленность — свойства губительные, ведущие в тупик, но, к сожалению, вполне современные.

 

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.