Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 10 (90), 2012 г.



Анастасия Чернова
«Самолет пролетел»


М.: «Вест-Консалтинг», 2012

 

«Самолет, самолет, ты возьми меня в полет…», — кричали мы в детстве, провожая глазами серебряную точку в небе, которая оставляла за собой длинный-длинный белый-белый облачный след. Увидеть самолет и быстро прокричать ему нужные слова — к удаче. В это верят все дети. Им так хорошо знакомо возникающее в это мгновение щемящее — радостное и немного тревожное — чувство встречи и расставания с чем-то неизведанным, что ждет впереди…
Дебютная книжка молодого прозаика Анастасии Черновой «Самолет пролетел» (М., «Вест-Консалтинг»,2012) — для тех, кто не разучился жить сердцем.
Книгу открывают рассказы. «Ветер пыльных дорог» — о скрытой тоске по дальним странствиям, которую пробуждает в «оседлой», уставшей от быта семейной паре их безалаберный странный родственник. «Когда затухают фонари» — об одинокой старухе, которая, чувствуя приближение чего-то таинственного и страшного, думает, что грядет конец света и, ложась спать, набирает ведро воды, потому что вода — это жизнь, она поможет продержаться. «Пустые окна» написаны от имени героя, который потерял самое важное в жизни, и никак не может понять, что же именно, а тут еще соседка ходит по двору и этажам, ищет свою кошку Марту. Безжалостный рассказ «Не уходи» показывает жену, которая не понимает, что ее больной муж сегодня умрет и не замечает его попыток обратить на себя внимание, ведь для нее сплетни приятельницы и пластиковые окна гораздо важнее.
Разные сюжеты, разные герои. Разные изобразительные средства, краски и кисти для них использует автор. Ей удается лирика, особенно пейзажная, атмосферная. Анастасия блестяще владеет внутренним монологом, умеет создавать подтекст и контекст, при этом легко идет на стилевые и композиционные эксперименты, к примеру, с потоком сознания, с кинематографическим «монтажом кадров». Она уверенно управляется с повествованием от первого лица, часто, кстати, мужского, и это получается у нее органично, что, согласитесь, — редкость.
Тексты ее богаты неожиданными, яркими и точными эпитетами, сравнениями. Фразы пластичны, музыкальны, очень хорошо организованы, правда, несколько «скруглены» и герметичны, иногда кажется, что целые абзацы живут отдельной жизнью. Но, скорее всего, именно эта «закрытость» вкупе с внутренним стремлением к почти классицистической гармонии плюс сложные, «многослойные», контекстовые образы в сочетании с эмоциональным порывом и легкой горчинкой (прекрасное — трагично, автор не просто понимает это, она это чувствует) и придает прозе Анастасии Черновой особое, неповторимое очарование, едва уловимую возвышенную отрешенность. В этом проявляется ее авторский стиль — чуть холодноватый, надземный, обязательно (всегда!) устремленный ввысь, так похожий на самолетный след.
Главные герои ее рассказов и повести — сложные, интересные, тонкие натуры, они серьезно, далеко и нерационально для нашего времени мыслят, чутко реагируют на все происходящее вокруг, чувствуя незримую и драматичную взаимосвязь всего со всем. Все они «взяты» автором в особом душевном состоянии, на пороге важного выбора или в некий переходный момент жизни: от детства к юности, от жизни к смерти, от прошлого к будущему, от безразличия к любви, от старого к новому.
Все герои этой книги будто срывают стоп-кран, предчувствуя, что в суете и маяте будней будет невозвратно потеряно что-то важное. «Каждый человек имеет право раз в год выйти из водоворота событий», — тут же придумалась красивая фраза и, совсем некстати, другая: «интересно, я тоже умру когда-нибудь?» Впрочем, видимо, именно так. Не об этом ли скрипичные сонаты…», — думает Маша из повести «Первый снег».
Эта повесть, конечно же, о первой любви. И, конечно же, о любви «несчастной». И вместе с тем — ни строчки про «слезы и розы, любовь и кровь», ни одной фальшиво‑слащавой ноты. «Первый снег» — это ода молодости, внутренней свободе, это песнь взрослеющей души.
Финал ее — неслучайный и очень символичный переход из минора в мажор: «Все белело и кружилось: снег летел, закрывал ближайшие дома так, что ничего не было видно, кроме единого, неспокойного, похожего на морскую пену, снежного стремления. Она спрыгнула с невысокого крыльца и, вздохнув полной грудью, улыбнулась».
Чувство очищения и обновления, сильного душевного подъема, испытываемое читателем вместе с героиней в этот момент, удивительно совпадает с пониманием, что это последняя страница книги. Вот оно, это чувство — встречи и расставания с чем-то неизведанным, что ждет впереди. Будто смотришь на белопенный росчерк в небе и шепчешь: «Самолет, самолет, ты возьми меня в полет…». Это к удаче.
Удачный дебют!

 

Екатерина ЗЛОБИНА



 
 




http://kaminy.by/ отопительные камины теплодар купить.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.