Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 08 (88), 2012 г.



Сергей Алимарин
Из дневника читателя. Заметки на полях



* * *

Сергей Алимарин, Константин Кедров,
Юрий Шапка, Марина Михеева
 

Не следует путать общественный идеал и прогноз на будущее.
Первый — это наше представление о гармоничном сочетании тех ценностей в обществе, которые мы считаем наиболее важными. Это — компас, которым мы руководствуемся при принятии решений, заключении соглашений, компромиссов между различными социальными группами.
Второй — это наше сегодняшнее представление о будущем, о котором мы считаем возможным говорить. Оно определяется нашей картиной мира, нашим представлением о направлении развития реального общества. Конечно, между ними есть и общее, но мы знаем что, как и наша картина мира в целом, общественный идеал также будет меняться.
Карл Поппер: "Ценности имеют социальное значение только тогда, когда существует поддерживающая их социальная традиция. С уничтожением традиций исчезает сама цивилизация".
Именно поэтому надо внимательно относиться к стремлению некоторых культур (арабской, китайской) сопротивляться резкому и быстрому внедрению европейских ценностей, социальных процедур. Даже в том случае, когда такие ценности, очевидно, придется принимать (толерантность), их нельзя ввести силой и очень быстро.
Альтернатива здесь такая: или мы хотим полностью заменить существующую культуру западной, что почти невозможно, ибо такая культура будет просто разрушена, либо старая культура в какой-то форме примет нормы, необходимые для ее мирного сосуществования с другими культурами. А это и есть одна из ценностей либерализма.



* * *

Сегодняшняя ситуация дает как минимум один пример полной несовместимости культур. Это исламский фундаментализм и демократические сообщества. Оставляя в стороне проблемы, типа запрещать или нет носить хиджаб (скорее никаб, потому что хиджаб — это просто платок), можно сказать, что позиция непризнания палестинскими фундаменталистами другого общества — Израиля, не может быть основой нормального существования. Таким образом, палестинские фундаменталисты, не признавая право Израиля на существование как государства, вынуждены на практике считаться с ним и вести переговоры. А Израиль, строя поселения на территории, на которой по международным договорам должно образоваться палестинское государство, все-таки признает право палестинцев на создание государства, и, в частности, снабжает их водой и электроэнергией.
Мирное сосуществование различных обществ есть первая основа всякого диалога между ними. И это — одна из универсальных ценностей. Таким образом, можно утверждать, что существует хотя бы одна такая ценность. Возможно, есть и другие, но без этой — вообще ничего не будет.



* * *

Критика либерализма и консерватизма с либеральной позиции. Д. Грей. "Поминки по Просвещению". Все термины перепутались.
Старый консерватизм — это опора на традиционное общество. А для того времени (Просвещение, XIX век) — это дореволюционное устройство общества. Точнее трудно сказать. Во всяком случае, это не ценности рынка.
Старый либерализм. Максимальная свобода рынка, индивидуума, отмена всех сословных различий, рационализм (с сегодняшней точки зрения), исчезновение всех локальных и национальных различий. Новый консерватизм. Ценности свободного рынка (взяты у старых либералов), национальный изоляционизм. Новый либерализм. Рынок и в то же время "государство всеобщего благоденствия", "социальное государство".
Социализм. Приоритет коллективных ценностей. Отрицание рынка.
Рыночные ценности отодвинулись на волне послевоенного желания обеспечить экономический рост. В 70-е годы экономический либерализм боролся с застойным корпоративизмом, наследием военной экономики. В 90-е годы задача изменилась: необходимо было защищать человеческие общности от рыночного экстремизма. Постоянный рост смягчает тяготы разрушения традиционных общественных связей. Рынок приветствуется только в эпоху роста экономики. Как только рост прерывается, все обращается против рынка, хотя причиной спада могло стать именно его ограничение корпоративизмом.
Корпоративизм — это различные договоренности между государством, бизнесом и профсоюзами. Крайние формы корпоративизма — авторитарное управление профсоюзами и бизнесом со стороны государства (фашизм Муссолини, "новое государство" Салазара).
Новый консерватизм (Тэтчер) — неизменность правил игры, а не прямое воздействие правительства на экономику. Но ведь это же либерализм (Хайек)!
Правительство оценивается уже не по темпам экономического роста, а по качеству жизни. Даже при низком темпе роста может идти перестройка экономической структуры, вызывающая структурную безработицу. Главная проблема сегодня — незащищенность наемных рабочих, управленцев и малого бизнеса. Политическую выгоду от этого имеют неофашисты и неокоммунисты.
Парадокс в том, что быстрые перемены, вызываемые рынком, разрушают его основы, традиционные либеральные ценности.

Продолжение следует...




 
 




Архивы фотограф на корфу "Фотограф Евгений Катцинис".
      ©Вест Консалтинг 2008 г.