Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 06 (86), 2012 г.



Катавасия

А знают ли в Министерстве культуры о том, что у Музея на Волхонке было два создателя, и один из них стал первым в России заслуженным деятелем искусств?

Нина Давыдова
в галерее на Пречистенке
В этом году у всех почитателей прекрасного праздник: 100-летие со дня открытия в Москве Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Как отмечается на сайте музея — одного "из крупнейших в России художественных собраний зарубежного искусства с древнейших времен до наших дней. Датой основания Музея считается 17 (29 н.ст.) августа 1898 года, когда был заложен первый камень здания. 31 мая (13 июня) 1912 года он был открыт для публики как Музей изящных искусств имени императора Александра III при Императорском Московском университете. В 1932 году он был переименован в Государственный музей изобразительных искусств, а в 1937 году Музею было присвоено имя А. С. Пушкина. Основателем и первым директором Музея в 1911—1913 годах был Иван Владимирович Цветаев (1847—1913), профессор Московского университета. Ежегодная посещаемость составляет около 1 млн. человек".
Ежегодно почти 1 млн. человек, приближаясь к дверям музея, видят мемориальную доску, на которой начертано имя основателя музея И. В. Цветаева. И никто из посетителей, кажется, и не подозревает, что есть и еще один претендент на помещение своего имени рядом с именем И. В. Цветаева. И при этом не без оснований. Впрочем, ближе к делу: 10 лет назад в газету МОЛ (Московская организация литераторов) пришло письмо, самым, надо сказать, мистическим образом, это было открытое письмо, и оно было опубликовано на страницах газеты. Прошло 10 лет, но ничего не изменилось за это время. В год 100-летия Музея мы хотим снова вернуться к этой животрепещущей теме. Сначала позвольте обратиться к воспоминаниям Валерии Цветаевой: "Отец в кабинете, в валенках, потому что пол холодный, сидит, низко пригнувшись к письменному столу, пишет, а за спиной, с безмолвного согласия, примостился заслуженный старый черный кот Васька, оба пригрелись друг другом".
Из письма кота Василия Цветаева в газету: "Я решил обратиться к вам, чтобы покончить с царящей, извините за каламбур, катавасией. Сердце не выдерживает несправедливости, на которую веками обречены мы, коты и кошки, скрашивающие людскую жизнь, помогающие избавляться от мышей, если говорить на бытовом уровне. Мы, как саперы, первыми входим в их новые дома и квартиры, мы лечим их болячки, мы дарим им потомство без всякой надежды на то, что они благодарно вырастят наших котят. Ради миски молока, сметаны, глажки-ласки, когда людям этого захочется?! Мне хотелось бы со всей определенностью поставить вопрос о вкладе кошачьего сословия в становление и развитие мировой культуры. Почему, когда пишут о заслугах моего хозяина, забывают о моих? Разве это не я сидел у него на спине каждый вечер, когда он работал за нашим письменным столом? Кабинет наш был на первом этаже, снизу хозяин спасался валенками. А сверху я прогревал его, я навевал ему образы, я мурлыкал, предрасполагая мозг человеческий к открытиям, важным сопоставлениям и решениям, я снимал раздражение и усталость от многочасовой работы. Наградой мне была любовь Ивана Владимировича. Но если по совокупности, если вспомнить Гофмана — эту проблему уже пробовали поднять некоторые из наших, но гордыня людская беспредельна. Я пока умолчу о моем влиянии на развитие поэтического таланта Марины Цветаевой…
Но сейчас мне хотелось бы спросить: почему на мемориальной доске есть имя моего горячо любимого хозяина и нет моего? Позвольте, наконец, со всей определенностью заявить: создателями Музея на Волхонке, были двое: профессор Иван Цветаев и кот Василий Цветаев…"
От редакции. Анастасия Ивановна Цветаева писала в воспоминаниях, что мама любила читать девочкам "колдовского" Гофмана. Так вот где собака, то есть, кот зарыт! Обращаем внимание читателей, что вследствие врожденной скромности Вася не все о себе сказал: уже при жизни он получил звание заслуженного, по всей видимости, деятеля искусств, раз в результате его стараний был создан Музей изящных искусств. По всей видимости, именно кот Вася вообще был первым, кто это звание получил. Мы поддерживаем требование заслуженного деятеля искусств кота Василия увековечить его имя на мемориальной доске Музея изобразительных искусств на Волхонке.

Нина ДАВЫДОВА



 
 




Декоративные штукатурки ойкос oikos-design.ru.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.