Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 05 (85), 2012 г.



Пётр Ртищев

"Рассказки"



М.: "Вест-Консалтинг", 2012

"Рассказки" — новая книга московского прозаика Петра Ртищева, известного читателю по публикациям в журналах "Знание — сила", "Знание — сила. Фантастика", "Дети Ра", "Зинзивер". Тема, главенствующая в книге, как явствует из аннотации, — "сложные вопросы человеческого бытия, взаимоотношений мужчины и женщины". Это верно. Осмыслить окружающий мир, постараться вникнуть в суть явлений и процессов — это ли не задача человека пишущего?
Как и следует предположить, "Рассказки" представляют собой сборник рассказов (при желании, "Болото" можно назвать и маленькой повестью). Рассказов фантастических и реалистических. Впрочем, даже в фантастических текстах твердая основа бытия имеется. Вымысел и реальность переплетаются, так, как переплетаются фантастика и реальный мир. Порой они действительно очень близко слиты — например, в рассказе "Чирьевск" — хронологически рваном (герой переносится по воспоминаниям, словно находясь в машине времени!), но весьма любопытном с точки зрения поднимаемой проблемы. Исследуется не только переменчивость времени (а перемещения по памяти не явно, но заставляют задуматься над этим) — времен! Человек царской России, тогдашний профессор, Кущин Сергей Степанович, попадает в нынешние реалии, и только живое (это важно!) лицо старичка, торгующего книгами, привлекает его внимание. До этого люди, встречающиеся на его пути, были типичными — сытый ариец, презирающий кровосмешение (и все прочее неарийское), безразличный мужичонка-велосипедист, масса прочего люда, "что лишена мысли и воли, живущая исключительно страстями и образами", коих "объединяла мысль — поживиться". Но только старик заставил Сергея Степановича остановиться: "Вот у этого старичка в глазах теплилась жизнь. Старичок торговал старыми книжками, и понятно, что покупателей возле него не наблюдалось".
Встреча состоялась. Но это была не встреча прошлого и будущего. Чуть позже, когда старик приютил вынужденного беглеца (Кущин попал в Чирьевск не по своей воле, а, запрыгнув в вагон поезда, скрываясь от разъяренной толпы), выяснилось, что они были знакомы в той, иной, царской жизни. Основное действие разбавляют анахронические вставки, где описывается ближайшее прошлое героя (сиречь — из нашего времени). И нельзя сказать, что они (вставки) демонстрируют всю благость бытия. Словно за спасательный круг душа Сергея Степановича хватается за этого старичка "из тех, кто зимой и летом, во всякую погоду, одет в овчинный полушубок, цигейковую шапку и валенки". Это — неявно, и не описано в рассказе, но — чувствуется, понимается между строк. Иначе зачем профессор отправился в дом к этому практически фольклорному персонажу, иначе зачем завязалась их беседа, произошло-таки узнавание?
Подробно и обстоятельно можно разобрать практически любой рассказ Петра Ртищева, благо поговорить есть о чем. Но важно заметить следующее: Петр Ртищев не только переплетает фантастическое и реалистическое начала. Есть еще один мотив — немного неявный, но, на мой взгляд, достаточно важный в жанровом определении прозы Петра Ртищева. Это — ирония. Мягкая, не сатирического толка, не оскорбляющая, но — украшающая. Так, в рассказе "Запасный выход", описана печальная, в общем-то, ситуация. Человека "приложили" по голове чем-то тяжелым и ограбили. Но на противоположной чаше весов (иной прозаик сгустил бы краски, но здесь — иной случай), уравновешивающей: заботливый, но неумелый доктор Алимбеков Мурат Алимбекович ("До того, как обосноваться в травматологии, он лечил от простатита глуповатых дам и от воспаления яичников стареющих мужчин"), философ Палыч, вместе с автором заимствующий идеи у титанов мысли, а также детинушка Тимофей, пахнущий отвратительно. Именно последнее обстоятельство впоследствии помогло герою рассказа Круглову догадаться, кто именно стал причиной его "обморока" — когда детинушка заглянул вместе с приятелем Круглова Любарским в гости к выздоравливающему, и вся гамма запахов — уже знакомых — обрушилась на беднягу.
"Ну, а как же женщины?" — спросит любознательный читатель. Конечно, не обошлось (и не могло обойтись!) и без них. В том же самом рассказе тайные, скрытые нотки в пострадавшей душе Круглова затрагивает… медсестра Лидочка. Она планирует навестить только что выписанного больного, проявляет участие, и… философская беседа детинушки и Любарского, травма, ее последствия и причины, перестают существовать для Круглова. Все отступает перед зарождающимся чувством…
Узнаваемые персонажи появляются в рассказе "О хорьках и прочих" — так, газета, в редакцию которой герой рассказа заходит к своему приятелю-редактору, называется "Познание — зло?". Думаю, не трудно догадаться, что за этой формулировкой скрыто "Знание — сила". Или все-таки не скрыто?
Поистине фантастические вещи происходят в рассказе "Неодолимая броня", где выясняется, что дворник Кузьмич (или, все-таки, Кузьмичи?), забулдыга Гаврилыч и подагрическая старуха — вовсе не те, за кого себя выдают, а пришельцы, лелеющие тайный план захвата мира…
Перечислять можно долго. Каждый рассказ Петра Ртищева — отдельная, вполне законченная история, и в каждом из них автор поднимает непростую проблему, зачастую — общественного значения. То есть — о нас с вами, обо всех нас. Но поиск этот вечен, а значит, у Петра Ртищева впереди еще немало часов счастливого творчества. Познание — бесконечно, и никак уж не "зло". Потому вопросительный знак мы, с позволения автора, снимаем.

Василий МАНУЛОВ



 
 




Вектор создание продающих сайтов в туле www.bellady.ru/sozdanie_sajtov.html.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.