Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 03 (83), 2012 г.



Александр Орлов
"Московский кочевник"


М., "Вест-Консалтинг", 2012

Проникать в чужой поэтический мир — дело сложное и утомительное, но всегда интересное.Чтобы воспринять автора не поверхностно, а изнутри, нужно почти раствориться в стихах, прочитывая их. В иные стихи вникать не хочется из-за чрезмерной зауми: тогда, когда городят сложную конструкцию пустых верлибров только потому, что не умеют рифмовать, прикрывая свое поэтическое бессилие следованием якобы модным авангардным течениям, считающимся почему-то таковыми, хотя экспериментаторство стихотворного эквилибризма началось еще во времена Хлебникова. Когда нечего сказать, легче притвориться умным, продемонстрировав мало кому знакомый лексический запас. А там, где простота и ясность, много обычных (необычных) мыслей, чувств, эмоций, которые еще никто не отменял, там, где следование классическим традициям — тому же, скажем, акмеизму, — там уже подозрительный взгляд современных литературных критиков: архаизм, отстой, так уже никто не пишет. А как? Завуалированно. Так, чтоб прочли и при этом никто ничего не понял.
Стихи из сборника Александра Орлова "Московский кочевник" читаются на одном дыхании просто потому, что их читать интересно, не скучно, несмотря даже на некоторые версификационные огрехи: неровность рифм, перехлестывание размеров. Все это уже становится неважным и воспринимается органично там, где перед нами вырастает город стихов, как заметил в своей аннотации к книге Амирам Григоров: "...книга с улицами-строками, площадями-четверостишиями, книга, которую каждый из поэтов пишет заново".
Поэтический голос Орлова нужно услышать как голос одного из тех, кто был рожден в поколении, чья юность пришлась на большие, эпохальные перемены. В их голосах — чей-то громче, чей-то тише — не только отзвуки нестабильности времени, но и провозглашенная этим временем свобода слова. В этих голосах надломленность, но далеко не сломленность души, ощущение себя затерянным во времени, но не потерявшимся. В этих голо-сах — живое жизненное начало.
Орлов говорит о себе:

Я сын громадных, вековых трущоб,
Рожденный под "Прощание славянки",
И методом ошибок, черных проб,
Я собираю ветхие останки

Страны, которой больше не вернуть —
Господь навек детей ее оставил.
И разъяснит грехопадений суть
В своем послании Апостол Павел.

Лучшие представители этого поколения очень начитанные. Компьютер пришел к ним немного позже того, как они уже успели обогатиться достаточным интеллектуальным багажом, на котором могут строить теперь свое творчество. Имена-флюгеры, упоминаемые в книге довольно часто, доказывают это. ("На Яузу падает дымчатый снег, / И нет Богомолова, Слуцкого, Бек"; "Кипящий воздух с привкусом сакэ / Принес посланье в стиле Мураками"; "Иванова читал я до утра" и т. д.). Они слушают музыку, посещают театры. Они не атеисты, как рожденные лет за 10 до них. Не святоши, конечно, но вполне осознают свою греховность:

...О драках, пьянках, женщинах и смерти...
Что я разбойник, мот и словоблуд,
И что ко мне захаживали черти,
В пустой душе искавшие приют.

И души их далеко не пусты, раз сами они могут заметить пустоту в себе. Поэзия — хотим мы этого или нет — это всегда разговор о нравственности, прямой или косвенный. Там, где отсутствует назидательный тон — разговор проходит легче.
И еще одно поразительное явление. Ни сам автор, ни его поэзия не воспринимаются как что-то индивидуальное, отдельное, самовлюбленное. Начиная уже с аннотации и предисловия, не говоря уже о братском духе самой книжки, где так много посвящений друзьям, родственникам, любимой, Александр Орлов и его муза существуют в содружестве с талантливыми и любящими его людьми. И эта взаимная любовь и поддержка передают сборнику положительную ауру.
Амирам Григоров называет Орлова поэтом русским и московским, "но в его стихах неизменно чувствуется та часть кочевнической крови Чингизидов, что течет в его жилах и побуждает его к непокою".
Книга дебютная. Пожелаем автору дальнейших творческих удач.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.