Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (77), 2011 г.



ПОЭЗИЯ — ЭТО…

Поэзия жизненно необходима.
Поэзия — это откровенный разговор человека с человеком. Это исповедь и молитва, отповедь и проповедь. Поэзия — музыка и философия. У всех из нас свое представление о поэзии.
Сегодня мы представляем стихи поэтов, входящих в Союз писателей ХХI века.

Редакция

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД (Берлин)

* * *

Это не нож
это слово бьет
не успокоится дождь
льет
в нашей дилеме
пряник — плеть
я подключенная к теме
сеть
в этой сети и твоей горсти
я размозженная до
кости
точки последней
любви дурной
мне утонченной своей рукой
не дотянуться
ни в ад ни в рай
я воскресаю
прости
прощай

* * *

Где жизнь проходит мерно не спеша
Где будущность на кончике ножа
Где калием пропитана душа
Цианисто
Где по ночам
Подушками примят
Но как эфир невидимый
Сквозь них
Выходит из души стихами яд
Трансформа панацеи для других —
Там благостно

Ольга ДЕНИСОВА (Ленинградская область)

УЖ

Уж был до ниточки ужат,
рожал таких же узких, длинных
он бесконфликтненьких ужат,
уже с рожденья сжавших спины.
Ни яда в них, ни страха в них,
ну, вот — не боязно ни капли!
Уж был
как лаконичный стих,
как тот прекрасный, краткий миг —
от рождества до клюва цапли.
Он не мечтал о синеве
(жить, лишь за мошками гоняясь?) —
рожденный
ползать, извиваясь
в густой бессуетной траве,
не норовить ни в глаз, ни в бровь,
попить росы, поплавать в речке
и греть на теплом солнце кровь,
свернувшись в скользкие колечки.
Ни тяжкой думы на челе,
ни страшных снов, ни жертвы духу,
лишь тихий шорох по земле,
неслышимый людскому слуху.

ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ

Выживание? Нет, выжигание.
Вызывание прошлого тщетное.
Уходящее, злое, заветное,
выворачивающее знание.
Перекрестное это рыдание...
В тонком сне не тебе ли приснится —
Не шлагбаумная граница,
а нырок
и потеря сознания.
Умирание? Нет, увядание.
Разлагающаяся природа,
наступление нового года,
в чем-то новом себя узнавание.
Поругание? Нет, понимание.
И выуживающие сети
(Что же делать! Они еще дети!),
И прощение, и покаяние.

ДЕТСТВО

"Только солнце, только ветер,
Только радость впереди"

Город южный.
Дом радушный.
Помнишь неба глубину?
Мы ходили на "Картуша"
И купались на Дону.
Помнишь бабушкины зразы,
Борщ и пончики горой?
Надо было съесть все сразу.
Чтоб не есть — не шли домой.
В детстве ведомо ль, как надо
Жить?
Мы жили просто так…
Громогласные цикады,
Говор южный: "шо" да "як".
Кипарисовые свечи,
Отцветающий каштан…
И облупленные плечи,
И линялый сарафан.
Все равно, во что одеться,
Сколько спать и где бродить.
Только счастье!
Только детство!
"Только радость впереди…"

Александр Вепрёв (Сочи)

ПЛАТАН

Златая цепь на дубе том…
А. Пушкин

Во дворе дома, где я снимаю квартиру
стоит преогромное дерево.
Дерево называют платаном. Каждое утро дворник
сметает с веток жухлые листья.
На толстых ветках стоят деревянные лавки,
детские качели, песочница,
железная ограда…
Дети в песочнице строят песочные замки,
играют в свои маленькие машинки.
Дети бегают по веткам, как будто летают ангелы.
Кормят голубей, играют в скакалки…
Дурачатся на платане —
видимо, им на платане очень нравится.
Представьте только: качели, песочница,
пластмассовые горки…
Во дворе дома на преогромном платане!
С веток свисают балконы, оконные створки
и четыре подъезда соседнего дома.
Иногда сидят на лавке домовитые хозяйки;
они собираются на нижней ветке,
чтобы о чем-нибудь посудачить. Например, о Тане,
которая опять, забравшись на дальнюю ветку,
целуется с малознакомым мужчиной в длинноносой кепке…
Если посмотреть на дерево из окна соседнего дома,
то на преогромном дереве будет висеть мое окошко.
Вот я сижу у окна, пью утренний свой кофе
и, конечно, скоро выйду на прогулку по дереву,
где на ветках растут маленькие деревья,
стоят деревянные лавки,
детские качели, песочница,
железная ограда…
И две небольшие пальмы.
Как они там оказались —
никому не известно,
и не понятно, как сказал бы профессор Иоффе...

2010 — 2011
Ижевск-Сочи

КИПАРИСОВЫЙ ЮГ

У меня в голове живет птица.
Птица утром просыпается и начинает свои трели…
Когда я выхожу на улицу, птица вылезает из головы
и сидит на моей шляпе,
продолжая выводить свои замечательные трели…
Возможно, она думает, что моя голова —
это небольшое кипарисовое круглое дерево.
Хотя кипарисы не бывают круглыми.
Но птице это совсем неважно…
Ей важно жить в моей круглой кипарисовой голове
и по утрам петь свои кипарисовые трели…

2011
Сочи


Андрей СИЗЫХ (Иркутск)

СЕПИЯ

Не наукой Асклепия будет век воскрешен —
Желтолицая сепия станет слепком времен.
Мы с тобой однокашники малодушной поры,
Эмигранты из Кащенко — дети черной дыры.
Разошлись на две стороны — Запад твой, мой Восток.
Белоклювые вороны. К лепестку лепесток
Не собрать нам в соцветие прошлогодних потерь.
Мы собратья, а сепия подойдет и теперь.
На линялые саваны, на лохмотья для тел.
Нет желания сравнивать — кто и сколько терпел.
Стало все одинаковым. Одиноким, пустым.
Так, сгорев, фотография превращается в дым.

КРУГОБАЙКАЛЬСКАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА

там где лодочка-ковшик зачерпнула байкальской воды
вышиной только коршун пролетает знаменьем беды
да вагоны крутою тупиковой дорогой бегут
да полынной ботвою зарастает знакомый маршрут
здесь ундины не плачут над ушедшим за море челном
может быть там иначе и счастливее в мире ином —
в неизвестном для местных заманчивом дальнем краю
здесь же тесно и пресно потому я стою и курю
не спеша уезжать в пустоту искривленных зеркал
огибая по кругу как коршун пустынный Байкал
не сбежавший поныне из забытого богом угла
я впадаю в унынье и тоска как тупая игла
проникает под кожу и к душе пробивает проход
я обычный прохожий вдоль железной дороги невзгод

* * *

небесные биндюжники везут печалей груз
ужель не передюжим мы прилипчивую грусть?
дома полупрозрачные выстраиваясь в ряд
о том же однозначно нам в полголоса твердят —
подъездами-гортанями скрипят проклятья вслед
и целыми кварталами за нами гасят свет
казалось бы — все кончилось заря не занялась
тень мирозданья скорчилась и опадает в грязь
но ты меня не кинула не сгинула и мне
чтоб выжить этих стимулов достаточно вполне

* * *

солоны твои губы и радости в них ни на миг
не почувствовал я — только грустью напился до края
а глаза — словно мудрость немая всезнающих книг
просвещали меня и глядели в глаза не моргая
я хранитель забытых вещей в родовом багаже —
однотомника страсти пера и чернильницы Феба
быть желал самым нежным из бывших с тобою мужей
потому что еще никому верным спутником не был
но текучую медь откровенных до фальши волос
но точеное мастером похоти гибкое гладкое тело —
все оставить однако до срока до знака пришлось
потому что ни с кем как с тобой так душа не болела
до сего дня любитель банальный пикантных острот
разучился шептать я распущенно глупости в ушки
и танцую уныло с азийскою скукой фокстрот
затворившись в стихах словно рак-недотрога в ракушке

Лариса ЩЕРБАКОВА (Украина)

После всего

А души красота никому не нужна?
Терпелива она и смела и нежна.
Чутко пальцами гибкими лжи узелки
Расплетет, и увидишь — смешны и мелки
Те обиды, что сами придумали мы,
Опьяненные тайной горячей мечты
Обладать тонкой линией, бархатным, томным
С поволокою взглядом в час ночи нескромной,
Праздной прелестью, страстью, что сводит с ума,
С каплей яда в блаженстве испитом до дна.
И когда пресыщенью настанет конец,
Вспоминаем величия жизни венец,
Что по зыбким пескам и поросшей тропе
Нас проводит, беду обойдя, по судьбе.
И любовью полна, и чиста, и нежна,
Да, души красота, безусловно, нужна.

Не что, а как

Повторяем не впервой
Догмы истины простой:
Первых двадцать лет учиться,
Впитывать, ловить, стремиться
Мир постичь, природу знаний
Для совместных начинаний.
К тридцати годам жениться,
Чтоб твой род сумел продлиться.
Вырастить детей, построить
Дом, профессию освоить.
Дальше взвесить на весах:
Что же там, на небесах,
Думая на склоне лет,
Каков будет жизни след?
Это верное сужденье,
Мирозданья отраженье.
Но для тех, кто не простак,
Главное не что, а как!
Как творить, с каким огнем.
С темным, дьявольским, то в нем
И благие начинанья
Превратятся в наказанье.
Как бы не старался, друг,
Жертвы принося вокруг,
Несмотря на боль, терзанья,
Ты не выполнишь заданье.
Если праведным огнем
Сердце полыхает — в нем
Столько силы, столько правды,
Столько к созиданью жажды,
Что хоть сделал ты чуть-чуть,
Выбрав светлый Божий путь,
То в сердцах, умах беспечных
Ты останешься навечно.

Любовь ЩЕРБИНИНА (Москва)

* * *

Приходи — наяву или во сне
Спроси, как мои дела,
Какие мысли бродят
В моей голове
И не дают мне покоя.
Подойди и обними меня,
Поцелуй и скажи
О своей неизменной любви.
Я так нуждаюсь в этом!
Приходи, я жду тебя
И все время думаю о тебе…

* * *

Ты — мое солнце, счастье, отрада.
Ты — моя горечь, нежность, услада.
Нет тебя рядом, я  — безучастна.
Ты появился — я снова прекрасна!
Зазвенят тихонько трели, руки оживут,
Веки смежатся, а губы погулять пойдут!
Будет сладко, будет страстно, нежно и светло,
Мы с тобой соединились, чтобы стать  — одно!

Глеб САХАРОВ (Москва)

В РЕЗУЛЬТАТЕ...

Пиарщики, банкиры, прохиндеи;
Теории, концепции, идеи;
Протесты, демонстрации, призывы;
Реформы, перемены, перспективы.
Тенденции, прогнозы, аллегории.
А в результате — ...просто объегорили!

ТАК ХОРОШО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ...

Как славно было с коммунизмом драться,
Освобождаясь от его оков!
А результат таков:
Демократическое рабство
Под властью денежных мешков!

ПОЛЕМИКА

— Ты сталинист!
— Ты либерал!
Удар, фингал, еще фингал, —
Дискуссия! И вот финал:
Для завершенья спора философского
Их привезли в больницу Склифософского.




 
 




Центр сурдологии слухопротезирования msmed.ru.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.