Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (77), 2011 г.



К ЮБИЛЕЯМ Н. С. ЛЕСКОВА И М. Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА

Н. С. Лесков
В нынешнем году юбилеи у двух выдающихся представителей классической русской литературы XIX века. М. Е. Салтыкову-Щедрину исполнилось 185, а Н. С. Лескову 180 лет со дня рождения. Они современники, очень талантливые люди, что в какой-то мере дает право на то, чтоб сравнить их жизненный и творческий путь, тем более, что одному из них, а именно Н. С. Лескову, в высшей степени было присуще чувство соперничества. Оба писателя по-разному решали идейно-художественные задачи, поставленные эпохой. Но было, конечно, и то, что роднило их. "Я люблю Россию до боли сердечной", — говорил Салтыков-Щедрин. "Я… думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу", — заявлял Николай Лесков.
60-е годы XIX века явились, как известно, переломным моментом в истории русского общества: прекращение Крымской войны, возникновение гласности и новых течений в литературе. Литературный путь и Лескова, и Салтыкова-Щедрина целиком пришелся на пореформенный период русской жизни. Несмотря на это в произведениях Н. Лескова, как писали критики, чувствовалось, что, в отличие от Достоевского, его волновало не развитие буржуазных отношений, а устойчивость старых, отживших форм русской жизни. Салтыков-Щедрин, в свою очередь, писал во второй половине 70-х годов: "Да, крепостное право упразднено, но... оно изобрело путы, связывающие мысль, поразило умы и сердца дряблостью". В отношении к истории они тоже были близки. По словам Лескова, "история может иметь свой животрепещущий интерес, объясняя нам настоящее". Салтыков-Щедрин писал: "С некоторого времени мы открываем собственную Америку. Эта Америка — наше прошлое, и притом очень недавнее. Есть люди, которые даже утверждают, что это совсем и не прошлое, а просто-напросто настоящее, ради чувства деликатности рассказывающее о себе в прошедшем времени". Оба они, несмотря на кардинальные различия, тепло относились к демократическому просветительству, придавая огромное значение практической деятельности.
И все же, почему Салтыков-Щедрин в истории русской литературы попал в разряд классиков, а Н. Лесков — в ряды так называемых второстепенных писателей. Еще при жизни его обвинили, как впоследствии А. П. Чехова, в отсутствии "определенного отношения к жизни" или "мировоззрения". Ну, был он настолько своеобразен, что не подпадал ни под какое литературное течение! Да еще написал злую сатиру на нигилизм. Роман Лескова "Некуда" Салтыков-Щедрин назвал "апелляционной жалобой". Что ж, результатом стало, например, то, что Петербургская национальная библиотека носит имя Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, его имя знакомо всем поколениям российских школьников, подробно изучавшим его сатирические сказки про премудрого пескаря да двух генералов, в честь него была выпущена когда-то почтовая марка... Зато произведениями Лескова как зачитывались, так и продолжают зачитываться тысячи русскоязычных читателей. "Левша", "Очарованный странник", "Тупейный художник", "Леди Макбет Мценского уезда" — это все как раз из того настоящего, что только притворяется прошлым, настолько общечеловеческими и вневременными предстают проблемы отношений, поднятые в этих произведениях. М. Горький говорил о Лескове, что он нередко превышает классиков "широтою охвата явлений жизни,
М. Е. Салтыков-Щедрин
глубиною понимания бытовых загадок ее, тонким знанием великорусского языка". В противовес интеллигенту и "теоретику" (говорилось это с изрядной долей иронии) Салтыкову-Щедрину, Лесков считал своим призванием демонстрацию жизненной правды. "Народ просто надо знать, как саму свою жизнь, не штудируя ее, а живучи ею", — говорил он. "Три фактора должны лежать в основании всякой общественности: свобода, обеспеченность и самодеятельность", — был убежден Салтыков-Щедрин. В основании российского общества еще лежит громадная духовность, считал Лесков, давший в качестве ориентира для личностного становления целую галерею своих литературных героев-праведников, символизирующих "физическую и нравственную стойкость русского народа среди выпадающих на его долю страданий".
А. П. Чехов считал Лескова, наряду с И. Тургеневым, одним из главных своих учителей. Л. Н. Толстой говорил о нем, как о "самом русском из наших писателей", хотя и отмечал "излишек таланта" в его произведениях, имея в виду перенасыщенность неологизмами и другими особенностями его языка. Правда, Лесков нисколько не волновался по поводу критики, заявляя: "Принимайте мое так, как я его могу делать. Я привык к отделке работ и проще работать не могу". К числу афоризмов Лескова относится такой: "Я не считаю хорошим и пригодным иностранные слова... Надо беречь наш богатый и прекрасный язык от порчи". Среди прочих есть забавные: "Горе одного только рака красит", "С литераторами порядочному человеку небезопасно знакомиться — денег попросят, а не дашь — в какой-нибудь газетке отхлещут", "Ах, красота, красота, сколько из-за нее делается безобразия!", "И лучшая из змей — все-таки змея".
Историю города Глупова, однако, тоже нельзя не признать достаточно современной и актуальной, а ее автора заслуживающим такого высокого места в русской литературе. И сейчас остается надеяться, что "новоглуповец будет последним из глуповцев". И вот еще: "Были, знаете, слова, — говорил Салтыков-Щедрин Н. К. Михайловскому незадолго до смерти, — ну, совесть, отечество, человечество, другие там еще… А теперь потрудитесь-ка их поискать!" Свой литературный стиль писатель объяснял так: "Литература, например, может быть названа солью русской жизни: что будет, если соль перестанет быть соленою?" Юмористический дар Салтыкова-Щедрина бесспорен и доставляет удовольствие читателям: "Громадная сила — упорство тупоумия", "Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные", "Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения", "Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления", "Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать", "Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства", "Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду".
И уж, конечно, нельзя не согласиться с афоризмом Салтыкова-Щедрина о том, что "везде литература ценится не на основании гнуснейших ее образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед". К таким литераторам без сомнения относятся и оба нынешних юбиляра, что доказало время — лучший судья.

Ольга Денисова



 
 




Не только двери входные предлагают салоны магазины, но и другие виды этой продукции.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.