Литературные известия
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Подписаться  

Главная

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


       

Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 6 (228), 2024 г.



Евгений Степанов — поэт, прозаик, публицист, издатель, кинорежиссер, автор полнометражных фильмов «Христос-Человечество» и «Основной вопрос». Родился в 1964 году в Москве. Окончил факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института, Университет христианского образования в Женеве и аспирантуру МГУ им. М. В. Ломоносова. Кандидат филологических наук. Печатается с 1981 года. Публиковался в центральной периодике. Автор нескольких книг стихов, вышедших в России, США, Болгарии, Румынии, Венгрии, а также книг прозы и научных монографий. В советское и перестроечное время работал в журналах «Огонек», «Столица», «Мы», «Трезвость и культура», газетах «Семья», «Совершенно секретно», «Ступени», «Крестьянская Россия» и др. Редактировал корпоративные газеты «Вестник Мосэнерго» и «Госстрах». В настоящее время издатель-главный редактор журналов «Дети Ра», «Зинзивер», «Футурум АРТ», «Зарубежные записки», газет «Литературные известия», «Поэтоград», портала «Читальный зал» и других литературных СМИ. Заместитель главного редактора газеты общественных организаций МИД РФ «Наша Смоленка: Люди и дела». Лауреат премии имени А. Дельвига «Литературной газеты» (за трехтомную. монографию «Жанры и строфы современной русской поэзии»), премий журналов «Нева» и «Сура» (за стихи). Руководитель Союза писателей ХХI века и издательства «Вест-Консалтинг». Живет в Москве и поселке Быково (Московская область).



ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВ: «ПОЭЗИЯ — ЭТО НЕ ПОПСА!..»

— Евгений Викторович, поздравляю Вас с юбилеем. Вы много добились в жизни. Но, прежде всего, Вы, конечно, известны как поэт. А как Вы начали писать стихи?

— Я начал писать в 14 лет. Влюбился. Взаимностью мне не ответили. И на этой почве стал писать трагические стихи о том, что жизнь прошла… И, разумеется, стал много читать. У нас дома было огромная библиотека. И я взахлеб читал стихи Эдуарда Асадова, Евгения Евтушенко, Татьяны Бек, прозу Василия Аксенова, Анатолия Гладилина и многих других авторов, со многими из которых потом познакомился. Любовь к классике мне привил старший брат Георгий, который был в тысячу раз начитаннее и способнее меня. Он тоже писал стихи. Он пропал без вести в возрасте 37 лет.

— Какая книга на Вас произвела самое большое впечатление в детстве, отрочестве?

— Лет в пятнадцать я прочитал «Люди, годы, жизнь» Ильи Эренбурга. И эта книга повлияла на мою судьбу. Я тоже хотел прожить яркую жизнь, полную странствий. Отчасти мне это удалось. Я, коренной москвич, много лет провел в русской провинции, учился в Женеве, жил в Нью-Йорке, стажировался и работал во французской прессе переводчиком и т. д. Большинство моих рассказов и романов написаны на личном опыте, там практически нет никакой выдумки. Можно сказать, что это документальная проза, даже очеркистика.

— О Вас оставили положительные отзывы многие известные критики и поэты: Татьяна Бек, Константин Кедров, Тамара Жирмунская, Сергей Бирюков, Александр Тимофеевский, Александр Иванов (пародист), Сергей Мнацаканян, Андрей Коровин, Владимир Алейников, Михаил Поздняев, Лев Аннинский, Владимир Бояринов, Игорь Панин, Сергей Арутюнов, Кирилл Ковальджи, Марина Марьяшина и многие-многие другие. А были отрицательные отзывы?

— Конечно, были. Я благодарен за любой отклик. И за положительный, и за отрицательный. Однажды замечательная Полина Скляднева прислала мне в редакцию журнала «Дети Ра» разгромную статью про одну мою книгу стихов. Я эту статью внимательно прочитал и… напечатал. И многое почерпнул полезного из той статьи. Я не устану повторять, что критик — союзник поэта (прозаика). И если о тебе пишут (даже не лестно), то не исключено, что ты не пустое место.
Совсем недавно мне прислал ПДФ своей книги о верлибре знаменитый поэт Вячеслав Куприянов. Там, в одной главе, он остановился на нашей весьма жесткой литературной полемике двадцатилетней давности относительно творчества Геннадия Айги. Куприянов Айги критикует, а я своего старшего товарища, Царствие ему Небесное, Геннадия Айги, разумеется, защищаю. Но главное не это. Главное то, что в конце книги Куприянов публикует мини-антологию русского верлибра и печатает стихи Мандельштама, Солоухина, Винокурова, Кедрова, Джангирова и… Вашего покорного слуги, называя меня последователем Бурича. Я был потрясен. Потрясен благородством Вячеслава Глебовича Куприянова… Но правильно, так и должно быть: мы дискутируем, полемизируем, но это не мешает нам уважать друг друга.

— Некоторые Вас считают авангардистом, некоторые — традиционалистом. А Вы сами как себя позиционируете?

— Когда мне было 17 лет, меня называли поэтом-авангардистом. Когда мне было 27 лет, про меня писали в журнале «Знамя, что я городской поэт.
Когда мне исполнилось 57 лет, один критик решил, что я автор одной темы — дачной. Все по своему — правы.
Я пишу в разных стилистиках. Так было и раньше, так происходит и сейчас.
Прекрасная Татьяна Бек, с которой мы дружили более двадцати лет, обижалась на меня за то, что я (она ценила меня как традиционалиста-смысловика — это ее выражение) увлекаюсь формальными экспериментами; авангардисты, наоборот, считают, что я стал кондовым силлаботонщиком. Претензии эти понятны. Но дело в том, что традиций в русской литературе много. Просто их надо знать. Для каждого состояния души подходит своя форма. Когда Крученых пишет заумные стихи, похожие на крик, о гражданской войне, то я понимаю, что по-другому он не мог выразить весь ужас от кровопролития.

— Кого Вы считаете своим учителем в литературе?

— Прежде всего, меня учила моя мама — она была замечательная переводчица с немецкого языка, с ранних моих лет прививала мне любовь к слову. В пятнадцать лет я показал свои стихи Виктору Коркия, он тогда работал литконсультантом в отделе поэзии журнала «Юность». Виктор Платонович сказал мне первые добрые напутственные слова. В 17 лет я познакомился с Наташей Лихтенфельд, с которой мы вместе учились (сидели за одной партой) на факультете иностранных языков, и которая стала главным редактором всей моей жизни, и мы вместе прожили сорок лет, вплоть до ее трагического ухода из жизни в 2021 году от ковида. Также в 17 лет я познакомился с Сергеем Бирюковым, и стал ходить в Тамбове, где тогда жил, в литературную студию «Слово», которой он руководил.
Потом, уже в Москве, я ходил в литобъединение «Магистраль» к Евгению Юшину — он очень строго разбирал мои стихи, и я за это ему до сих пор очень благодарен, потом я познакомился и подружился с Татьяной Бек, она был внимательным и доброжелательным моим редактором и публикатором. Потом я работал под началом Олега Хлебникова и Владимира Вигилянского (в журнале «Огонек»), Михаила Поздняева (в газете «Семья») и Артема Боровика (в газете «Совершенно секретно). Я показывал свои стихи Семёну Израилевичу Липкину, и он давал мне ценные советы… Я дружески общался с Геннадием Айги, Константином Кузьминским (в Нью-Йорке), Владимиром Бояриновым, Валерием Прокошиным, Еленой Кацюбой, Александром Тимофеевским, Кириллом Ковальджи, Натальей Гранцевой, со многими французскими, румынскими, болгарскими, венгерскими, американскими поэтами. Сейчас мы дружим с поэтом и прозаиком Юрием Казариным, с замечательной Ниной Красновой, с Константином Кедровым… Все эти и многие другие люди, разумеется, повлияли на меня.
Список классиков, оказавших на меня влияние, такой огромный, что места не хватит всех перечислить. Но, конечно, не могу не назвать Пушкина, Заболоцкого, Соколова, Кондратова, поэтов Великой Отечественной войны, Лианозовской школы. Это мои ориентиры, мои маяки. Это поэты разных направлений. Но права их любить у меня не отберет никто.

— Вы проводите большую работу по увековечиванию памяти поэтов… Издаете книжную серию «Они ушли. Они остались», «СВЛ» (Судьбы выдающихся людей»). Я считаю, что это очень важная социально-значимая работа.

— Спасибо. Я выпустил три тома антологии «Они ушли. Они остались» (первый том вышел в 2011 году) и создал серию в нашем издательстве «Вест-Консалтинг» «СВЛ» (Судьбы выдающихся людей». В этой серии вышла моя книга про Татьяну Бек, книги Семена Резника про Вавилова, Ковалевского, других великих ученых, книга Нины Красновой про певца Анатолия Шамардина, Людмилы Осокиной про поэта Юрия Влодова. Сейчас я пишу монографию про замечательную поэтессу и литературного критика, выдающуюся переводчицу на немецкий язык русской прозы Наталию Лихтенфельд.
Это в самом деле очень важная работа. В книгах серии «Они ушли. Они остались» я чаще всего пишу о поэтах, которых знал лично, либо разбираю стихи любимых классиков. Во втором томе я анализирую одно стихотворение (лучшее, на мой субъективный взгляд) того или иного автора.
Эту работу мы будем продолжать.

— У Вас есть идеальный читатель?

— Мой идеальный читатель — Наталия Лихтенфельд. Но она ушла в лучший из миров.
Сейчас я все свои стихи читаю Ольге Ефимовой, замечательной поэтессе и литературному критику. Посылаю стихи Юрию Казарину в Екатеринбург, где он живет. Мы с Юрием часто говорим по телефону о поэзии. Постоянно беседуем о стихах с моей близкой подругой Ниной Красновой. Иногда читаю стихи своей дочке — она меня хвалит. Есть еще ряд людей, с которыми я общаюсь. Но таких людей не много. Их много и не должно быть. Все-таки поэзия — это дело сокровенное, интимное. Я не очень понимаю, как может (мог) поэт собирать стадионы. Поэзия — это не попса.
Но мне приятно, когда некоторые мои односельчане (я живу в поселке Быково Московской области) иногда читают мои стихи в журналах и книгах и говорят, что их что-то задело за живое. Например, мнение Надежды Ковакиной (она моя соседка по улице; ранее работала диспетчером в аэропорту Быково) мне не менее дорого, чем мнение иного профессионального филолога. Конечна, обратная связь нужна и важна.

— Вы более двадцати лет руководите издательством, журналами «Дети Ра», «Зинзивер» и многими другими. Фактически Вы успели поработать в разных эпохах. Когда было легче?

— Трудный вопрос. Но точно могу сказать: главное — это люди, с которыми ты работаешь. К великому сожалению, ушел из жизни мой друг, замечательный прозаик и редактор Владимир Шпаков, с которым мы десять лет подряд вместе делали журнал «Зинзивер». Я был издателем, а Володя редактором. Теперь нагрузки у меня возросли — мне приходится быть и издателем, и редактором. Журналы теперь выходят не 12 номеров год, а шесть. Но работа продолжается. За эти годы напечатаны сотни авторов. Я рад, что удалось дать площадку для многих талантов. Я благодарен всем, кто мне помогал и помогает делать наши журналы.

— Что такое для Вас поэзия?

— Поэзия — такое емкое понятие… Я считаю, что поэтов не много. И хороших стихов не много. И подлинных ценителей поэзии не много. То, что называют поэзией, зачастую просто рифмованная продукция. Так было. И так есть.

— Нужны ли сейчас — век интернета и социальных сетей! — толстые литературные журналы?

— Конечно, нужны. Это своеобразный фильтр. Журналы все-таки выбирают (призваны выбирать!) лучшее, что есть.

— Вы писатель, редактор, издатель, кинорежиссер… Как Вам удается совмещать такие разные виды деятельности?

— Для меня это все органично. Возможно, тут сказывается генетика. Мама у меня, как я уже говорил, филолог-переводчица, а отец — заслуженный экономист России. Я тоже и филолог, и экономист. И предприниматель. На самом деле у писателя и предпринимателя много общего. И тот, и другой должны на 100 процентов отвечать за свое слово.

— Какие Ваша книга для Вас самая важная?

— Я написал три романа, две повести (повести были напечатаны в престижных журналах «Нева» и «Звезда»), несколько филологических и культурологических книг, которые вышли в разных странах мира, издал несколько поэтических антологий, снял два полнометражных фильма и множество телевизионных передач. Однако считаю, что мой главный труд — это стихотворная книга «Младший брат травы». Над ней я работал более сорока лет. Многие стихи переписывал в разные периоды времени. В итоге в сборнике представлены стихи в той редакции, которая меня на сегодняшний день устраивает. Книга продается в магазинах и полностью размещена в открытом доступе на портале «Читальный зал».

— Ваши планы на будущее?

— Издательство продолжает работать. За двадцать один год мы выпустили более двух тысяч наименований книг.
Это книги Геннадия Айги, Владимира Алейникова, Анны Альчук, Сергея Арутюнова, Сергея Бирюкова, Михаила Бойко, Владимира Бояринова, Лео Бутнару, Яна Бруштейна, Юрия Влодова, Татьяны Грауз, Ольги Ефимовой, Тамары Жирмунской, Юрия Казарина, Владимира Казимирова, Максима Замшева, Анастасии Ермаковой, Сергея Мнацаканяна, Елены Кацюбы, Константина Кедрова, Кирилла Ковальджи, Надежды Кондаковой, Любови Красавиной, Нины Красновой, Анатолия Кудрявицкого, Бориса Кутенкова, Максима Лаврентьева, Славы Лёна, Светы Литвак, Наталии Лихтенфельд, Анатолия Малкина, Вилли Мельникова, Людмилы Осокиной, Игоря Панина, Егора Радова, Семёна Резника, Веры Сажиной, Виктора Сосноры, Александра Тимофеевского, Александра Ткаченко, Александра Файна, Евгения Харитонова, Вячеслава Харченко, Андрея Шацкова и многих-многих других. Ну, а в периодике это сотни имен из разных городов и стран.


— Издательство — это выгодный бизнес?

— Это вообще не бизнес. Вышел в ноль — и будь доволен. Хотя бы без убытков. Но это любимое дело. А когда занимаешься любимым делом, то работать легко. И помощь приходит от разных людей. В настоящее время я рад, что могу издавать все, что считаю нужным. Я не получаю грантов, даже не подаю на них. Пришло время не ждать помощи от государства, а самому в меру своих сил помогать ему. Тем более сейчас. Тем более когда что-то понял и научился делать. И еще. За эти годы я точно уяснил, что свобода — это единственная конвертируемая валюта. Когда человек свободен и самостоятелен, он может сделать очень многое. В шестьдесят лет я могу это констатировать.

Беседу вел Фёдор МАЛЬЦЕВ



 
 




Яндекс.Метрика
      © Вест-Консалтинг 2008-2022 г.