Литературные известия
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Подписаться  

Главная

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


       

Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 6 (228), 2024 г.



Валерий СУХОВ


Валерий Сухов — поэт, редактор, ученый. Родился в 1958 году в селе Архангельское Городищенского района Пензенской области. Окончил Пензенский педагогический институт и аспирантуру при Московском педагогическом университете. Кандидат филологических наук. Работал учителем в сельской школе и преподавателем в университете. Член Союза писателей России, редактор отдела поэзии журнала «Сура», автор семи поэтических сборников и публикаций в «Литературной газете», в журналах «Сура», «Молодая гвардия», «Подъем», «Русское эхо», «Простор», «Аргамак», «Нижний Новгород», «День и ночь», «Волга ХХI век», «Второй Петербург», «Аврора», в альманахах «Литкузница», «Царицын», «День поэзии ХХI век». Лауреат Всероссийской премии имени М. Ю. Лермонтова, Международной премии имени С. А. Есенина «О Русь, взмахни крылами…», Всероссийского поэтического конкурса им. Сергея Есенина, Всероссийской премии имени Бориса Корнилова «На встречу дня!». Живет в Пензе.



И РОДИЛА ВОЙНА ПОЭТА

Я у пушечки своей стою.
У своей стою сорокопятки.
                                Фёдор Сухов

Село мое — Красный Осёлок.
                               Фёдор Сухов

Осёлок Красный — Палестина.
С войны седым вернулся сын.
Сурово вытерла холстина
В подглазьях капельки росы.

Фундамент дома — древней кладки.
И в яростном творя родстве,
Сгорал он у «сорокопятки»
На аввакумовом костре!

Об этом помнит то лишь лето,
Когда под перекрестный гром
И родила война поэта,
Хоть он еще не знал о том...



НУТРО ВОЙНЫ

«Ранен в живот. На минуту теряю сознание. Упал. Больше всего боялся раны в живот. Пусть бы в руку, ногу, плечо. Ходить не могу. Бабарыка перевязал. Рана — аж нутро видно. Везут на санях. Потом довезли до Козельска. Там валялся в соломе и вшах.
2 января 1942».
                Из дневника Семёна Гудзенко

Осколок мины
Обжигал живот!
От жажды на губах —
Сухая пенка.
В нутро войны
Глядел поэт Гудзенко,
Кусая рот...

От боли волком воя,
Не заплакал
В санбате на соломе,
Весь во вшах...
Сгорая, правды
Жаждала душа,
В горячке прохрипев
«Перед атакой».



ПАХОТА ВОЙНЫ

Когда черна от пота,
вверх
скользит по пахоте пехота.
                             М. Кульчицкий

Копай окоп, коль жить охота.
С лопатой думай о родне.
Как пашет на войне пехота,
Знать можно только на войне.

Пуды от пота съели соли.
Когда «арта» свершит свой суд,
Тогда кровавые мозоли
От смерти, может быть, спасут...

Ни батальона нет, ни роты.
И уголек погас в золе.
Когда взойдут победы всходы,
Солдаты будут все в земле.



ФАНТОМНАЯ ПАМЯТЬ

Стол повернули к свету. Я лежал
Вниз головой, как мясо на весах...
                                  Арсений Тарковский
                              «Полевой госпиталь»

Душа и плоть
Расстались на войне.
Гореть устали
В адовом огне.
По полю пыльному
Уходит полк
Войной отнятых
Почерневших ног.
И нет конца
Их страшного пути —
Болят
Фантомной памятью
Культи.



ТРАВА

Разрыв-травой, травою-повиликой
Мы прорастем по горькой, по великой,
По нашей кровью политой земле...
                                                          П. Коган

Коган,
Майоров,
Суворов,
Кульчицкий.
Корни —
Кадыки и ключицы.
Мать-и-мачехи —
Одуванчики.
Звон колоколов
Золотых голов.
Прорастают —
За храмом храм —
Из земли
На подмогу
Нам!



БРАТСКАЯ МОГИЛА

Не докурив последней папиросы.
                                             Н. Майоров

Имя поколения —
Мы!
Во тьме могильной —
Их тьмы и тьмы.

Ночью
Не различаешь рук.
Кто рядовой.
Кто политрук.

От сокровенных
Политбесед
В небе —
Их папиросок
Свет.

От затяжек
Лежащих ниц
Озарены
Силуэты лиц.



ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ СТРОКА

Свой добрый век мы прожили, как люди —
И для людей…
                                            Г. Суворов

Метаметафорами не богато
Скупое на тропы «Слово солдата».

Вышел сборник в сорок четвертом.
Автор его командовал взводом.

До первой книги он не дожил.
Очередью пулемет прошил...

Не фамилия полководца —
«Для людей» — в душе отзовется

Лейтенанта РККА
Заключительная строка...



«ФРОНТОВАЯ ПРАВДА» ВОЕНКОРА

Выпьем за мужество павших героями,
Выпьем за встречу живых!
                                       П. Шубин

На своем стояла до упора
«Фронтовая правда» военкора.

Были лаконичны заголовки
Без фальшивой бодрой лакировки.

И стихи печатала газета,
Как передовицы, у поэта.

Знали: он не тыловая крыса.
И под Волховом с врагами бился.

У него — награды боевые.
Пили с ним в землянке «фронтовые».

Из газет крутили самокрутки
И смеялись от ядреной шутки.

Грела «Правда» горечью махорки
И была дороже хлебной корки!



ЛОБОВАЯ АТАКА

Клочьями с лица свисала кожа,
Руки их на головни похожи.
                                           С. Орлов

Молодой лейтенант улыбался у танка.
Через час началась лобовая атака!

Не успел он доесть подгорелую кашу...
Бронебойным «пантеры» заклинило башню.

И была беспощадной огня инквизиция.
Жадно пламя лизало губы, скулы, ресницы.

И всего ничего. Двадцать лет только прожил.
Руки, как головни. А лицо — клочья кожи...

Хоть в живых удалось ему чудом остаться,
Так открыто по-русски он не мог улыбаться.



РОДНЯ

И ты сказал, по-обычному просто,
Ленту новую заложив:
— Ступай. Ты ранен. (Вот нынче мороз-то!)
А я останусь, покуда жив.
                                                            Давид Самойлов

«На первый-второй рассчитайся, взвод!»
Интеллигенция и народ.

«Семён Андреич! Алтайский пахарь!»
Спасен «царь Давид» был твоей рубахой.

Сам ты ее разорвал на бинты.
В памяти — горький дым беды...

Кровью друзей — не разлить — расчет
Пулеметчиков: чет? Нечет?..

Стала война великим Исходом
И породнила поэта с народом.

И победила страна, храня
В сердце заветное слово — родня!



ДВА ДНЯ

Я убит подо Ржевом…
                    А. Твардовский

Пушек
Жадные жерла,
Жертв вам мало,
Как будто...
«Я убит
подо Ржевом».
Я убит под
Под Бахмутом.

Мало
Пролили крови.
Не закончились беды.
И длиннее
День Скорби
Дня
Великой Победы.



НЕТ МОГИЛЫ ПОД МОГИЛЁВОМ

Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара...
                                К. Симонов

Где в сорок первом
На хлебе горелом
Танки остановили телом,

Развеяли пепел поэта над полем.
Такою была покойного воля.

Нет могилы под Могилёвом.
Остался в заклятье — памятным словом,

Воскресшем воистину — из огня:
«Жди меня!»



ПОЭЗИЯ — МЕДСЕСТРА

Санитарка шепчет, умирая:
— Я еще, ребята, не жила…
                               Юлия Друнина

Раненым
Помогать
Призванная
На фронте —
Не научилась
Лгать!
Лягушкой
Квакать в болоте.

Поэзия — медсестра.
Скорая помощь
Людям.
В агонии
Боль остра.
Подует —
Огонь остудит.

И пусть она
Ни шиша
За душой
Не имеет,
Онемеет
Душа —
Дыханьем
Ее согреет.

Оценит тогда
Народ,
Смертельно
Когда заболеет.
Поэзия
Многих спасет!..
Лишь себя —
Не сумеет...



СТРОГИЕ СТРОКИ

И он погиб: накрыло артогнем.
А не пошел бы – и остался жив.
                                          Юрий Белаш

Двадцать лет молчал
И два года,
Память
Не сдавая в
Архив.
«Оглохшая» —
Услыхала пехота
В окопах
Откопанный
Горький стих.

Открывая
Поэзии прозу,
Он заставил
Запомнить навек
Мертвых
Живые
Теплые слезы.
На лицах товарищей —
Тающий снег...

Не стали делать
Солдат из стали.
Под «броником» — тело.
В теле — душа...
И актуальными
Снова стали
Строгие строки
Белаша.



ГРОЗОВОЕ ВОЗМЕЗДИЕ

Нас хоронила артиллерия.
                                       К. Левин

Хоронить артиллерии
Нас — не впервой.
Лбами сшиблись империи
На войне мировой!

Прах развеет по полю,
Не артачась, «арта»...
«Градом» ведает воин
Из бригады «Орда»!

И глаза его — лезвия.
Око Ярое жжет!
Грозовое возмездие
С неба грядет!



 
 




Яндекс.Метрика
      © Вест-Консалтинг 2008-2022 г.