Литературные известия
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Подписаться  

Главная

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


       

Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 3 (225), 2024 г.



Людмила ОСОКИНА

НЕЛЮБИМАЯ

рассказ


Людмила Осокина — поэт, прозаик. Родилась в 1960 году в г. Барнауле Алтайского края. Окончила Московский государственный историко-архивный институт. Печаталась в журналах «Юность», «Дети Ра», «Эолова арфа», газетах «НГ Ex libris», «Московский комсомолец», альманахах «День поэзии, 2010», «45-я параллель» и многих других изданиях. Автор нескольких книг стихов и прозы. Живет в Москве.

Ее никто никогда не любил.
Так она считала.
Начиная с самого раннего детства и кончая самыми последними годами.
И как она ни старалась обрести взаимную любовь, или даже невзаимную, ничего не получалось.
Почему так было, она не понимала.
Вроде бы и внешностью она не была обижена, она имела достаточно привлекательную наружность, да и характер был довольно-таки покладистый, ладить с мужчинами, и даже подлаживаться под них она могла.
Но в личных отношениях ей не везло. Личного счастья, любви в ее жизни так и не случилось.
Правда, у нее был одно время муж, и жила она с ним долго и несчастливо. Но это ведь было не совсем то. Любви между ними не было, они были связаны, так сказать, особыми жизненными обстоятельствами.
Потом муж умер, и она снова стала предоставлена самой себе, и снова устремилась на поиски любви.
Поиски любви стали смыслом и целью ее жизни. И превратились на какое-то время даже в идею фикс.
Сначала она стремилась к любви бездумно, как бабочка на огонь. Она летела на этот огонь, не задумываясь о последствиях. Кидалась в водоворот любви со всей силой и страстью, на какие только была способна.
Но этот водоворот существовал, похоже, только лишь в ее воображении. Объекты ее страсти почему-то на ее любовь никак не реагировали и даже близко ее к себе не подпускали. Они любили кого угодно, только не ее, а от нее почему-то шарахались.
И это было вдвойне обидно. Если бы ей позволили хотя бы безответно любить, быть рядом, то еще бы куда ни шло.
А так вот, чтобы совсем напрочь ее отвергать, это было совершенно невыносимо.
И так продолжалось бесконечно долго с разными мужчинами. И все по одному и тому же сценарию. И пора бы уже было сделать выводы, но она все никак не успокаивалась.
Наконец, когда ей исполнилось 39 лет, она все-таки задумалась: что происходит, почему ей так не везет в любви? Ведь должна же быть какая-то причина?
Она посчитала и обнаружила, что в общей сложности любила всех своих избранников 25 лет. Внушительная цифра! Но ей не удалось получить от них даже капельку взаимной любви, даже капельку!
Ей, возможно, и хватило бы этой капельки, даже капельки ей хватило бы, чтобы закрыть, так сказать, гештальт — незакрытую и работающую программу внутри нее, в ее голове, которая ее изматывала и лишала сил.
Но никто из ее избранников закрывать эту программу не собирался. Все они были жестоки по отношению к ней, к ее чувствам. Так она страдала и мучилась со своей проблемой и со своей незаживающей раной в сердце, в которую очередной избранник добавлял новую порцию мук, и она начинала болеть по новой. А ведь она, влюбляясь, надеялась именно залечить эту рану, нанести на нее целебный бальзам в виде взаимной любви. Но вместо бальзама она получала только страдания, и рана продолжала болеть.
И вот она задумалась, почему так происходит, чем она для них нехороша, для этих, так сказать, объектов любви?
Ей думалось поначалу, что она, возможно, недостаточно красива для них. Поэтому, в очередной раз влюбившись, она старалась привести свою внешность в порядок, возвести ее, так сказать, на должную высоту. Ходила в салоны красоты, делала модные стрижки, красила волосы в модный цвет. Также ходила к косметологу, делала массаж лица, чистку, красила там специальной краской брови и ресницы, делала коррекцию бровей.
Нет, она особо этим не увлекалась, этими процедурами по уходу за собой, но что-то необходимое и достаточное делала, чтобы выглядеть привлекательно. В принципе, она была за естественную красоту, но с должным уходом.
От природы она была достаточно красива. Она имела хорошую кожу: мягкую, нежную, цвета слоновой кости. Волосы у нее были хорошие: густые, длинные, цвета золотистой соломы. Глаза были красивые: большие, серо-голубые. Правда, печальные. Нос идеально прямой в профиль. Фигура долгое время была компактной: при росте 167 см она весила где-то 54 кг. Правда, со временем немного поправилась, но это ей только пошло на пользу. Были и некоторые недостатки, но у кого их нет?
И вот на всю эту красоту почему-то не нашлось любителя. Странно!
Она пыталась и одеждой приукрасить свою внешность: покупала модные вещи, собирала достаточно интересные комплекты из купленных вещей, создавала приятные образы.
У нее сохранились фотографии из тех времен, она порой перебирала их и поражалась, насколько она была красивой тогда. Но ни красивая фигура, ни красивое лицо, ни красивая одежда так и не помогли ей достичь успеха в любви. Какой бы красивой она ни была, это никак не сказывалось на ее отношениях с очередным возлюбленным. Он ее красоту в упор не замечал и уж, тем более, никак не хотел идти навстречу ее чувствам. Ну, красоту, может, и замечал, но это никак не влияло на его чувства к ней. И это было более чем странно.
В итоге она сделала вывод, что красота — это не синоним счастья. И вряд ли, даже став идеально красивой, можно достичь желаемого. Это она уже знала точно. И только лишь на красоту рассчитывать нельзя. Возможно, красотой можно кого-то привлечь, но вряд ли за красоту полюбят. Может, полюбуются немного и дальше пойдут. Может, даже смутятся. Красота приводит многих мужчин в смущение. Они не знают, как себя вести с красивой женщиной и теряются в общении с ней. А некоторые просто боятся таких женщин и стараются избегать их. Но опять же такое состояние не синоним любви, это несколько другое. Она это понимала. Но все равно это ее внутренне возмущало и вызывало даже какой-то когнитивный диссонанс: как же можно — красивую женщину да не любить? Как такое возможно? Этого она не могла принять. Ведь, по-большей части, что главное в любви? Это красота, особенно в молодости. Ведь чем можно привлечь, в первую очередь, противоположный пол? Красотой, конечно же. И необязательно быть писаной красавицей, достаточно хоть что-то красивое во внешности иметь: глаза, улыбку, фигуру, голос. И она многое из этого имела, и от природы, и благодаря собственным усилиям.
Но свою проблему взаимной любви решить так и не смогла. И это ее больше всего удивляло, почему? Но она не находила ответа.
Ей вспомнился один случай из жизни. Как ее соседка по лестничной клетке нашла себе красивого парня, который влюбился в нее без памяти и даже женился потом на ней. Все б это ничего, но дело в том, что соседка была с уродством на лице, у нее был каким-то непонятным образом сдвинут на бок рот, рот был перекошен, и это был очевидный факт. Но, несмотря на это явное уродство, она нашла себе не просто парня, а красивого парня, это был красавчик, глаз не отвести: стройный, высокий, с красивым лицом. Он был похож на известного в те времена эстрадного певца Сергея Захарова. И вот он влюбился в эту соседку: худенькую, маленькую, с перекошенным ртом. И вот как такое возможно? Ей самой этот красавец не нравился, но сам факт такой любви ее возмущал. Он влюбился в форменную уродку, этот красавец! И ее этот факт ранил до глубины души. Почему даже уродливых девушек любят, а ее вот нет, почему? Правда, у соседки были красивые глаза, но ведь и у нее они были. Но ее за красивые глаза почему-то никто не полюбил.
И она с завистью смотрела, как этот красавец носил свою уродливую пассию на руках, в буквальном смысле слова. Она наблюдала это, когда к ним заходила за чем-то. Он поднимал ее, кружил, смотрел ей в глаза, и, казалось бы, совсем не замечал ее уродства. Как бы она хотела оказаться в тот момент на ее месте! Но не с этим, конечно, красавчиком, а в принципе, с тем, кого она будет в очередной раз любить. Этот случай добавил очередную порцию горечи в ее сердце. И вот за что ей такое видение было, за что? Ей бы, может, в принципе, было не так обидно, если бы она не была внешне такой красивой, если бы была пусть не уродкой, а какой-нибудь невзрачной серой мышкой, без всяких претензий на любовь и красоту. Тогда было бы понятно, в чем проблема и обиды такой уж на судьбу не было бы. Но быть обладательницей красивой внешности и не нравиться при этом никому, это было уж слишком тяжелое испытание!
Однажды, купив толстый литературный журнал, она наткнулась там на повесть о любви (о, как она любила такие сюжеты!). Она даже запомнила название: «У ног лежачих женщин». Автора как-то не запомнила, но это была женщина. Возможно, Галина Щербакова. И вот эта повесть была о любви.
Сюжет вкратце таков. В одном маленьком городке, на пересечении двух улиц, в трех домах, расположенных по соседству, лежат в параличе три женщины. Они в сознании, но что-то у них не действует, у кого руки, у кого ноги. Они не ходят и ухаживать за собой не могут. Но у них есть мужья. И они ухаживают за своими женами, любят их, терпят все невзгоды, и у них даже и мысли нет расстаться с ними. Вот такие дела!
И вот она так тогда позавидовала этим женщинам, так расстроилась тогда из-за этой повести, что долго не могла успокоиться. Ну почему даже этим женщинам, инвалидкам, калекам, досталась любовь, почему? Почему не ей? Ей бы хоть капельку, хоть капельку любви, она ведь так в ней нуждалась!
И долго она еще вспоминала эту повесть, этот сюжет и переживала в душе. И хотя она понимала, что сюжет отчасти надуманный, неестественный, так не бывает, но все равно он не давал ей покоя. Просто сам факт возмущал, что даже уродливых, даже инвалидок любят, а ее нет! А ведь она так жаждет любви, так жаждет ее! Но почему-то не получает ее.
И она в душе даже возненавидела всех этих уродок, инвалидок и серых мышек, которым, несмотря на их внешность, каким-то чудом обломилось-таки женское счастье.
Попробовала действовать в этом плане наоборот, стать на какое-то время, так сказать, условно некрасивой. Природную красоту, конечно, никуда не денешь. Но ее можно, тем не менее, немного приглушить, запрятать, особо не выпячивать, не делать на этом акцент. Одно время она так и делала: перестала ухаживать за собой, ходить к косметологу, к парикмахеру, перестала красиво одеваться, так, во что придется, перестала краситься.
Но это тоже не помогло, наоборот, стало только хуже. На нее совсем перестали обращать внимание, и как женщину уже вообще не воспринимали. И она с завистью смотрела, как ухоженным красивым девушкам и женщинам оказывали внимание, а ее не видели в упор. Это ее сильно задело и в очередной раз травмировало. Что же опять не так? И красивая она им нехороша, и некрасивая тож. Какой же тогда быть? Она не понимала.
Когнитивный диссонанс в ее душе возрос и усилился. Ее этот опыт неприятно поразил. Она поняла, что совсем уж некрасивой быть нельзя, иначе вообще выпадешь из поля зрения предполагаемых избранников, так хоть какая-то надежда есть, а так уж совсем никакой.
И она решила оставаться, по мере возможности, красивой и ухоженной, но без чрезмерности. Красоту немного приглушила, чтобы она не особо била по глазам. И понимала одно, что только красотой мало чего добьешься, но без красоты и ухоженности не добьешься совсем ничего. Ладно, все это так. Но дальше-то что делать? Она не знала.
Знала, правда, что нужно понравиться своему избраннику, и желательно сразу, с первого взгляда. Если сразу не понравишься, то потом уже ничего не сделаешь, какой красивой не будь. Это не возымеет уже никакого действия. Ведь красота красоте рознь. Бывают различные типы красоты, и разным мужчинам нравятся разные женщины. Кому-то светленькие, кому-то темненькие, кому-то полненькие, кому-то худые. У каждого мужчины есть свой эталон женской красоты, и если в этот эталон данная, конкретная женщина не вписывается, то ей мало что светит, как ни старайся. Нет, он может даже пойти на некоторые отношения с такой женщиной, может, даже переспать с ней, но влюбиться в такую женщину вряд ли сможет. Да, это-то понятно. Но почему ей все время попадались не те мужчины, чьим эталоном женщины она могла бы быть? Это ей тоже было обидно. Ведь мог бы за всю жизнь попасться тот, чьей музой-вдохновительницей она могла бы стать. Мог, но не попался. И она была обижена и на жизнь, и на судьбу, что этого не случилось.
Она, конечно, понимала, что дело не только во внешней красоте, подходящей или неподходящей, а и в каких-то внутренних качествах, привлекательных и необходимых для данного конкретного мужчины. Но она, похоже, всех своих избранников ничем таким не привлекла. Но почему, почему? Чем она была для них нехороша? Ведь были же и у нее какие-то положительные и нужные качества, но почему это все ее душевное и духовное богатство оказалось невостребованным? Она была, как она считала, и добра, и заботлива, и верна, и преданна, и терпима, и покладиста, и внимательна. Что ж такое, что не так? Она мучительно раздумывала над этими вопросами, но ответа так и не находила.
У нее опять в этом плане случился когнитивный диссонанс, ведь все эти качества мужчины так ищут в женщинах, но почему она их в этом плане не устроила? Что не так? Непонятно.
Она опять попыталась действовать от противного. Может, наоборот, мужчинам, чтобы влюбиться, никаких покладистых женщин и не нужно. Может, наоборот, им нужна какая-нибудь форменная стерва, пьющая, курящая, гулящая и плюющая на них? Может, это им нужно? Она попыталась стать такой стервой. Даже купила специальную книжку по этому делу, «Стервология» называется. Там женщин обучали всем этим стервозным премудростям. Купила, почитала, что-то поделала. Попыталась стать стервой… Но не смогла. Это был не ее путь. Она поняла, что стервой нужно родиться, вряд ли ей станешь, как ни старайся. И ведь не все же женщины, которых любят, стервы, их, стерв, не так уж много, поэтому чего уж тут расшибаться по этому поводу в лепешку?
И она оставила эти усилия по превращению себя в стерву, хотя кое-что для себя на заметку взяла, в основном в плане ухода за собой.
Получается, стервой она быть не могла, а милой и нежной, исходя из опыта, быть не стоило. Тогда какой же быть, чтобы понравиться предполагаемому избраннику и обрести свое женское счастье? Ответа она так и не находила, но продолжала его искать.
Она уже вся закоченела от этого душевного и сердечного холода, от этой отверженности, которую она получала взамен своей любви, от этого неприятия ее как женщины и как человека. Со временем она вся сжалась, закрылась от внешнего мира, чтобы он не смог причинить ей очередную боль. Но все равно полностью закрыться она не смогла и порой выглядывала наружу, надеясь непонятно на что, и продолжала получать удары в сердце.
Она также продолжала влюбляться и любить своих новых возлюбленных, но уже недолго, по году, по полтора. На большее у нее уже просто не хватало сил. Все ее душевные и сердечные силы были исчерпаны прежними безответными любовями. Но она все равно где-то находила в себе остатки каких-то любовных сил и продолжала, как умела, любить.
Потому что по-другому она просто не могла.
Ей нужно было любить кого-то, чтобы просто жить.
Иначе жизнь для нее не имела смысла.
И она держалась в этом плане до последнего. И пыталась до последнего разгадать тайну такой недоступной для нее субстанции — любви.

Январь-март 2023



 
 




Яндекс.Метрика
      © Вест-Консалтинг 2008-2022 г.