Литературные известия
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Подписаться  

Главная

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 9 (207), 2022 г.



Любовь БЕРЁЗКИНА

Любовь Берёзкина — поэт, музыкант. Родилась в Ленинграде. Живет в городе Мендиг (ФРГ). Член Союза писателей ХХI века. Любовь Берёзкина публиковалась в журналах, газетах и сборниках, в том числе: литературный журнал «Викинг — литературный Новгород», «Невский альманах», альманах «Откровение» (Ивановский отдел СПР), сборники под редакцией В. Ф. Чернова «Здравствуй, муза» и «Свет зари», а также сборники издательства «Нордост» (СПб) «И звезда с звездою говорит» и «Русь, взмахни крылами», «Антология русскоязычных поэтов — 2000» (Мюнхен), антология «Прощание с Вавилоном. Поэты русского зарубежья» (2014), альманахи «Третий этаж» (Берлин, 2018), «Берега. Берлин», журналы и газеты «Крещатик», «Русский глобус», «Твоя глава», «Семь искусств», «Ренессанс» (Киев), «Парус», «Зинзивер», «Зарубежные запис-ки», «Поэтоград», «Сетевая словесность». Авторская книга «Раскрыть стихотворение и взять… » (изд. «Стеклограф», М., 2020). Лауреат международного фестиваля «О России с любовью», Прага, 2021, фестиваля «Звезда Рождества 2016» (Запорожье), фестиваля «ЛитКузница 2021» в номинации «Иностранная поэзия», межрегионального конкурса «Яблочный Спас» им. Е. П. Гусева, 2021, финалистка международного конкурса им. И. Н. Григорьева, 2014, дипломант фестиваля «Звезда Рождества 2014», конкурса «Есть только музыка одна» памяти Дм. Симонова, 2021, шорт-листер «Хижицы 2020».



ПРОЦЕСС ЦВЕТЕНИЯ БУЗИНЫ


I


Будет — так будет, сколько пред ним ни юли,
травное, птичье, бузинное, горевое,
с ангелом, улетающим от земли,
что-то глубинное, главное, горловое,
перышком белым небу ладонь щекотать,
спать у воды, с головой накрываясь тенью,
прядь отводить, прозрачную трогать гладь,
жаться во тьме к ночнику, мотыльку, растенью,
петь, шелестеть, упрашивать, лепетать.


II


Тьма из цветка выходит по наши души,
так говорит идущий.

Смерть и любовь в один уместятся ящик,
так говорит смотрящий.

Кто-то, без ног, траве говорит под вишней:
ветер — как мед гречишный.

Вещь, в глубине, заснувшую нежность прячет,
так говорит незрячий.

Смотрит немой, идет. Песни во сне поет.


III


Куст бузины раскрылся, как ясный глаз
в нежно-зеленом взгляде, Господних веках,
ветках, ветрах, чем-то еще до нас,
что и не вспомнит смертного человека,

что-то еще такое, чему нельзя
просто сказать: извини, давай не сегодня?
Это звезда, по листве, по щеке скользя,
золотая, ласковая, Господня, —
только молчи и не открывай глаза.


IV


1
даже на кончиках пальцев свет
при мысли о нежности прикосновений,

спящий покачивается на листве
светлой, ласкающейся, весенней,

в небе желтеет вороний глаз,
на раскрывающейся иконе,

темень сгущает свой черный газ,
спящий лежит в золотом бутоне.

2
просит он: матушка Бузина, расскажи сказку,
и она рассказывает,

держит его на ветвях материнских,
слышит он шелест листвы за окном,
слышит, как с ветром летят тростинки
и останавливаются, как в кино,

еще он слышит луч на обоях,
мухи, бьющейся о стекло, зуд,
женщину, любующуюся наготою,
над водой скользящую стрекозу.

3
слышит сквозные бузинные бездны:
Бог созда человека, персть от земли взем,
просыпается утешенный и небесный
и становится всем.


V


Небо во сне ближе кажется и синей,
или вверху синие вставлены стекла,
тело бойца предают белой, большой зиме,
воздух ее раздвинув тягучий, клеклый,
мякиш хлебный, паром окутанный каравай
в соли, в снегу, всегдашней муке и муке.

Где-то Чед Крюгер поет тебе Lullabay,
так что просто включи радио, пей звуки,
делай хоть что-нибудь, плачь, кричи, оживай.


VI


Соцветья бузинные — словно раскрытые рты,
медленный пар выдыхающие на морозе
утром прозрачным, розовым, золотым,

легким, как завтрашний след стрекозий —
что там, какая несбыточность или намек,
или дрожание воздуха над письменами?

Свет бузины выдыхает слова ее
белыми нежными пухлыми ртами,
теплыми, как молоко, именами.


VII


1
Птица на куст отвесно спускается,
так человек с утеса ныряет в море,
вода задерживает дыхание,
потом себя в себе узнает
и светла, и спокойна;

2
бабочка ли на ветвях,
при корнях ли какой-то зверек,
и не успеешь невнятно ойнуть —
пенное становится снеговым
с жухлым листком, на ветру дрожащем,
и убираешь остатки света и синевы
в письменный ящик,

3
пробуешь кончиком пальца лед,
словно боясь обжечься,
в желтой высокой траве человек плывет,
чуть обгоняя вечность.



 
 




Яндекс.Метрика
      © Вест-Консалтинг 2008-2022 г.