Литературные известия
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Подписаться  

Главная

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 9 (207), 2022 г.



АЛЕКСЕЙ ПРАСОЛОВ НА ГРАНИ ТЬМЫ И СВЕТА

Алексей Тимофеевич Прасолов (1930–1972) родился в селе Ивановка Кантемировского района Воронежской области. По образованию был педагог — окончил в 1951 году Россошанское педагогическое училище. Печатался с 1953 года. Первая книга стихов — «День и ночь» — вышла в 1966 году. Затем последовали сборники «Лирика» (1966), «Земля и зенит» (1968), «Во имя твое» (1971). А в 1972 году поэт добро-вольно ушел из жизни.
На мой взгляд, Алексей Прасолов — один из ярчайших русских поэтов XX века. Это еще раз подтвердила книга его стихов «На грани тьмы и света», которая вышла в Воронеже, в Центре духовного возрождения Чернозёмного края, в 2005 году.
Эстрадные поэты-шестидесятники подсчитывали в стихах, сколько стран они посетили и ничтоже сумняшеся сравнивали себя с Иисусом Христом, и творили другие уму непостижимые глупости, дискредитирующие и самих себя, и поэзию, а в это время в российской глубинке, в Воронежской области, жил настоящий поэт. Работал в районных и многотиражных газетах, ошибался, оступался, сидел в тюрьме, писал, творил. Поэт Алексей Прасолов, наследующий традициям Фёдора Тютчева и Александра Блока, Георгия Иванова и Николая Заболоцкого…
Этого русского Франсуа Вийона более пятидесяти лет назад открыл широкому читателю Александр Твардовский, напечатав в «Новом мире» десять его стихотворений. Тогда это было событие, и для автора, и для литературного процесса. Сейчас, конечно, трудно представить, что поэтическая публикация в журнале может иметь огромный резонанс — времена изменились и «Новый мир» теперь другой. Но это действительно было. Твардовский сделал Прасолова известным на всю страну.
Удивительный и вместе с тем закономерный парадокс: автор, никогда не гнавшийся за сиюминутностью, оставил стихи абсолютно современные и не устаревшие. О человеке, природе, космосе, борьбе добра и зла.
Стихи Прасолова как бы незатейливы, спокойны, но в них есть внутренний нерв, есть чувство единства с окружающим миром. И, что самое удивительное, эти стихи написаны мастером, профессионально владеющим стихотворной техникой.

                    * * *

Зима крепит свою державу.
В сугробах трав стеклянный сон.
По веткам белым и шершавым
Передается ломкий звон.

Синеет след мой не бесцельный.
О сказки леса, лег он к вам!
И гул певучести метельной
С вершин доходит по стволам.

Я у стволов, как у подножья
Величья легкого, стою.
И сердце родственною дрожью
Певучесть выдало свою.

В объятьях сосен я исколот.
Я каждой лапу бы пожал.
И красоты кристальный холод
По жилам гонит алый жар.

                                            1963

Здесь каждое слово на месте, каждый слог (как писала по другому поводу Марина Цветаева) является лексической единицей — особенно характерна в этом смысле заключительная строфа.
Прасолов — поэт-философ, размышляющий о мире и космосе, ищущий (и зачастую не находящий!) ответы на вопросы.

                    * * *

Торопит нас крутое время,
И каждый час в себе несет
Отчаянные измеренья
Зовущих далей и высот.

Расчеты твердые, скупые
Таят размах мечты твоей
В разумно скованной стихии
Смертельных сил и скоростей.

Ты с ней велик: стихия эта,
Тобой рожденная, — твоя.
И кружит старая планета
Всю современность бытия.

А ты в стремительном усилье,
Как вызов, как вселенский клич,
Выносишь солнечные крылья,
Чтоб запредельное постичь.

Но в час, когда отдашь ты душу
Безумью сил и скоростей
И твой последний крик заглушит
Машина тяжестью своей, —

В смешенье масла, пыли, крови
Так жалко тают кисти рук…
И мы спешим, нахмурив брови,
Закрыть увиденное вдруг.

И той поспешностью, быть может,
Хотим сказать мы — без речей,
Что миг бессилья так ничтожен
Перед могуществом людей.

                                            1963

Бытует мнение, что стихи Прасолова асоциальны, герметичны. Это не так. Разумеется, в его стихах нет КАМАЗов и «Братских ГЭС» — социальное проявляется в лирике поэта исподволь, не лобово.
Вот как поэт, дитя войны, вспоминает о страшном лихолетье.

                    * * *

На пустыре обмякла яма,
Наполненная тишиной,
И мне не слышно слово «мама»,
Произнесенной не мной.

Тяжелую я вижу крышу,
Которой нет уже теперь,
И сквозь бомбежку резко слышу,
Как вновь отскакивает дверь.

Лучшие стихи Прасолова предельно немногословны, лапидарны. Иногда они перекликаются с лирикой другого вечного странника — Георгия Иванова.
Читая и перечитывая Алексея Прасолова, понимаешь: тихим, спокойным поэтическим шагом, никому ничего не доказывая, не стремясь никому понравиться, поэт дошел до своего читателя. И остался в русской литературе. А это удавалось немногим.
…Пути Господни неисповедимы. Так получилось, что со вдовой поэта — Раисой Васильевной — много лет назад мы работали вместе помощниками депутата Государственной Думы от Воронежской области Н. М. Ольшанского, сидели в одной комнате. Я это счастливое время не забыл. И стихи Прасолова не забуду.

(Стихотворения из книги: Алексей Прасолов, «На грани тьмы и света», Воронеж, Центр духовного возрождения Чернозёмного края, 2005)

Евгений СТЕПАНОВ



 
 




Яндекс.Метрика
      © Вест-Консалтинг 2008-2022 г.