Литературные известия
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Подписаться  

Главная

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 4 (202), 2022 г.



Андрей Ширяев
Случайный ангел

М.: Издательство Евгения Степанова, 2016


У него был особый — точно смещенный на градус его дара — взгляд на действительность, или действительность открывалась ему под своеобразным углом, где метаморфозы или перемена мест происходили достаточно легко:

Затем чтобы жить — недостаточно,
                                                     выжить — как раз:
полчашки горячей похлебки из сладкого перца
и лука, сторожка — приют,
                                         не приют — но каркас
для куба тепла, где двоим-то не хватит погреться.

Как необычно сказано!
И точно космос, вмещенный в конкретику тепла, раскрывается новыми смыслами, обнажая свою великолепную суть.
Андрей Ширяев в полном смысле слова творил свою реальность; и элементы абсурда, точно причудливые инкрустации, придавали дополнительный, янтарный окрас его изысканным стихам:

Улыбнусь мимо окон — и мне улыбнется в ответ
городская Диана с подножки ночного трамвая,
загорелой рукой пневматический свой пистолет
в ненадежное небо к осенней луне воздевая.

Так стреляй же, охотница.
                                       Здесь, в темноте, на краю,
на горбатой околице бедного третьего Рима,
подари мне шальную печальную пулю твою,
обручальную пулю
                             с кольцом обручального дыма.

Многие отзвуки слышатся, но необычно-шальная печаль, словно стянутая кольцами неразрывного дыма, открывает сознанию возможности парения.
Стих Ширяева не прост, он требует читательской подготовки, он призывает к концентрации мысли.

Распыление — вообще бессмысленная вещь; вектор должен быть точен и остер, как биссектриса.
Андрей Ширяев поэт повышенной конденсации смысла, всегда преподносимого на блюде неожиданности.
…И мир продолжится, что бы ни случилось с поэтом, а с ним случается то же, что и со всеми: он умирает:

Так и будет. Вымокнет сирень,
смолкнут скрипки, выгорят обои,
и поманит пением сирен
этот мир, покончивший с тобою.

Мир продолжит свое бесконечное, пестрое коловращение соблазнов, гонку за различными формами успеха и обогащения, неистовство развлечений — не слишком обращая внимания на стихи.
Даже такие прекрасные и гениальные, как стихи Андрея Ширяева.

Александр БАЛТИН



 
 




Яндекс.Метрика
      © Вест-Консалтинг 2008-2022 г.