Литературные известия
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
Подписаться  

Главная

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 4 (202), 2022 г.



МАКСИМИЛИАН ВОЛОШИН И ЕГО ПРОРОЧЕСТВА

Один из ярчайших представителей Серебряного века — Максимилиан Алек-сандрович Волошин — самим своим образом являл миру образ художника масштаба эпохи Возрождения. Прекрасный поэт, самобытный прозаик, изысканный акварелист, ученый-энциклопедист, журналист, культуролог (автор блестящей монографии о творчестве И. Е. Репина), в молодости неутомимый путешественник, а затем убежденный затворник, альтруист, спаситель гонимых, человек, создавший свой космос и в искусстве, и в жизни.
Надо заметить, что образ — неотъемлемая часть судьбы поэта. У Максимилиана Александровича он был естественный, непридуманный, выразительный. И действительно достойный. Волошин, как, пожалуй, никто, показал, каким должен быть поэт.

Я сам избрал пустынный сей затвор
Землею добровольного изгнанья,
Чтоб в годы лжи, падений и разрух
В уединеньи выплавить свой дух
И выстрадать великое познанье [1].

Что же такое «великое познанье» по Волошину? Он знал (осознал), что духовный путь поэта — путь подвижника и даже святого. Путь человека, созданного Все-вышним, — никого не осуждать, но — «молиться за тех и за других».
При этом трудно найти в Серебряном веке поэта более прозорливого, более жесткого в оценках действительности, более трезво оценивающего мир. Показательно в этом смысле стихотворение «Красногвардеец» [2] (1917 г.). Образ разгулявшегося молодчика вызывает чувство содрогания.

Забравши весь хлеб, о «свободах»
Рассказывать мужикам.
Искать лошадей в комодах
Да пушек по коробкам [3].

Волошин прямо, без обиняков называет вещи своими именами, показывая, что перед нами — мародер, вор, грабитель. И это написано в то время, когда даже думать так о красногвардейцах было опасно.
Волошин не идеализирует человека. Более того, он подчеркивает в нем звериное начало.

Когда-то темный и косматый зверь,
Сойдя с ума, очнулся человеком —
Опаснейшим и злейшим из зверей… [4]

Однако более интересны другие строки этого стихотворения: Преобразил (человек. —Е. С.) весь мир, но не себя [5].
Это-то и не устраивает Волошина, мучает его. Но он все-таки верит в эволюцию человека, любя, впрочем, его и таким, каков он есть.

Мы выучились верить и молиться
За палачей. Мы поняли, что каждый
Есть пленный ангел в дьявольской личине [6].

Так написать мог только очень высокодуховный художник, видящий футуристические перспективы развития homo sapiens.
Особенно интересны стихи поэта о русском характере. Волошин видит в нем необоримую дуалистичность, показывая, что — цитирую —

Мы — зараженные совестью: в каждом
Стеньке — святой Серафим,
Отданный тем же похмельям и жаждам,
Тою же волей томим [7].

Стихи Волошина очень современны, порою даже трудно понять, о каком времени он говорит… И в этом реализуется его метакоммуникативная стратегия, обращение к будущему, которое, заметим, иногда напоминает и прошлое, и настоящее.
Приведу цитаты из стихотворения «Государство», написанного в апреле 1922 года (ровно сто лет назад!).

…А в наши дни, когда необходимо
Всеобщим, равным, тайным и прямым
Избрать достойного —
Единственный критерий
Для выборов:
Искусство кандидата
Оклеветать противника
И доказать
Свою способность к лжи и преступленью [8].

И далее —

В нормальном государстве вне закона
Находятся два класса
Уголовный
И правящий.
Во время революций
Они меняются местами,
В чем
По существу нет разницы.
Но каждый,
Дорвавшийся до власти, сознает
Себя державной осью государства
И злоупотребляет правом грабежа,
Насилий, пропаганды и расстрела… [9]



Конечно, Волошин — поэт прямого высказывания, его поэзия в хорошем смысле публицистична. Впрочем, есть стихи, в которых он говорит эзоповым языком. Но и в них аллюзии весьма прозрачны.

Мы устроим в стране благолепье вам, —
Как, восставши из мертвых с мечом, —
Три угодника — с Гришкой Отрепьевым,
Да с Емелькой придем Пугачом [10].

Какое «благолепье» устроят России эти восставшие из мертвых «угодники» — понятно. Понятно и то, что слово «Пугачом» легко меняется на слово «Ильичом». Даже говоря о прошлом, поэт был на редкость современным автором.
О своем времени Волошин оставил замечательные, пронзительные стихи, называющие вещи своими именами, в том числе «На дне преисподней», «Русь! встречай роковые годины» и многие другие.
Максимилиан Волошин не сделал сенсационных и сбывшихся конкретных предсказаний, как, например, Лермонтов, Хлебников или Бальмонт, но он, несомненно, был поэтом-пророком. Он, как, пожалуй, никто, выразил свое трагическое время и подлинную судьбу многострадального русского народа.

Евгений СТЕПАНОВ

Литература:

[1] Волошин М. А. Избранные стихотворения/Сост., вступ. ст. и примеч. А. В. Лаврова. — М.: Сов. Россия, 1988. — С. 325.

[2] Волошин М. А. Избранные стихотворения/Сост., вступ. ст. и примеч. А. В. Лаврова. — М.: Сов. Россия, 1988. — С. 191.

[3] Там же. С. 191.

[4] Там же. С. 249.

[5] Волошин М. А. Избранные стихотворения/Сост., вступ. ст. и примеч. А. В. Лаврова. — М.: Сов. Россия, 1988. — С. 249.

[6] Там же. С. 238.

[7] Там же. С. 185.

[8] Волошин М. А. Избранные стихотворения/Сост., вступ. ст. и примеч. А. В. Лаврова. — М.: Сов. Россия, 1988. — С. 305.

[9] Там же. С 306–307.

[10] Волошин М. А. Избранные стихотворения/Сост., вступ. ст. и примеч. А. В. Лаврова. — М.: Сов. Россия, 1988. — С. 161.



 
 




Яндекс.Метрика
      © Вест-Консалтинг 2008-2022 г.