Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 8 (194), 2021 г.



Григорий ОКЛЕНДСКИЙ

Григорий Оклендский — поэт. Родом из Белоруссии. Школьные годы — в Гомеле, незабываемые студенческие — в Ижевске, а лучшие — в Новосибирском Академгородке. Многие годы занимался автоматизацией научных исследований в медицине и разработкой информационных систем здравоохранения. Более 20 лет живет на краю земли — в Окленде, Новая Зеландия. Автор поэтических книг и многочисленных публикаций в бумажных и сетевых изданиях. Член Союза писателей XXI века. Финалист 7-го Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская Лира» (Бельгия, 2015), 3-го Международного поэтического фестиваля «Дорога к Храму» (Израиль, 2018), лауреат международных конкурсов.



НЕРОВНЫМ СВЕТОМ ВЕРЫ И ТЕРПЕНЬЯ
 
* * *

А Старый Новый год, как старый конь.
Он борозды не портит, смотрит хмуро.
Ему протянешь теплую ладонь —
Уткнется молча, засопит, каурый.
Он помнит Юлианский календарь,
Веков ушедших грозные знаменья.
Во лбу его горит седой фонарь
Неровным светом веры и терпенья.



КУРСИВОМ

Притихший город дышит осенью
И ненавязчиво красив...
Прощальный лист в прожилках проседи
Рисует в воздухе курсив.

И оплетает паутина
Воспоминаний кружева.
И не стыдится слез мужчина,
Забыв нежнейшие слова.

А голова — давно седая,
К земле склонилась голова
И слушает, не умирая —
Пока жива.



ТРЕВОЖНОЕ

Застывший город. Берег моря.
Ни дна, ни кораблей.
Собаки чуют запах горя,
Чураются людей.

Прохожих мало. Все по парам.
Как в связке. Связь прочна?
И омывает берег старый
Усталая волна.

Она касается лодыжек.
Вздохнув, уходит в ночь.
И глядя вслед, тревожно дышишь,
Стараясь превозмочь...

Часы идут, а время встало.
Безумье снов.
Нас будет много или мало
В конце концов?



* * *

Австралия в огне! И розовый закат
Не солнца летний выдох — отблески пожаров.
Австралия в огне! И свечками горят
Несчастное зверье, леса, дома, хибары.
Коварные ветра разносят злую весть —
Стихия не проявит снисхожденья.
Природе чуждо человечье слово «месть»,
Но людям не прощает согрешенья.



СИРЕНЬ 45-ГО

Тот дурманящий запах сирени —
Не забыть, не отнять, не купить...
Мирный день — долгожданный, весенний —
Чтоб вдыхать и вздыхать, чтобы жить!

А березовый воздух — не пахнет.
Тот березовый сок, как слеза.
Уронила кудрявая наспех —
Чудом выживший воин слизал.

На сиреневом блюдце гадаю,
У потомков прощенья прошу.
Сдал дела недопитому чаю
И в студеную ночь ухожу.

Наши скрепы — сирень и березы,
Да подснежник у талой воды,
Да могучие майские грозы
Как предвестник неясной беды.



* * *

Выйду я однажды из себя
За границы ложного приличья.
Чтоб нести пургу до декабря,
Чтоб метель затрепетала дичью.

Опустели улицы, мертвы
Фонари, дороги, вездеходы.
Пешеходу хочется завыть,
В конуру нырнув от непогоды.

Птицы, одолевши полпути,
В спешке возвращаются обратно.
В облаках покоя не найти,
Не простить осоловевших братьев.

Коченеет кормчий на посту.
Обжигаясь, капает крамола.
Служки шлют султану бересту.
Гоголем король летает голый.



ШАХМАТНОЕ

Старые потертые шатры —
шахматной доски поля живые —
где горят высокие костры
и резвятся кони молодые.

Знать — слоны — бывают неверны,
но в бою храбры как офицеры!
Благородной поступью честны —
пешек не бросают под прицелом!

Пешки защищают Короля —
люд простецкий древний чтит обычай!
Их приносят в жертву не скорбя —
пехотинцев царского величия.

Я в гамбитах больше не силен.
Жертвую ладьей, игру итожа.
Над шатром плывет последний челн
за три моря. Эндшпиль безнадежен.



ОКОЛОФУТБОЛЬНОЕ

Встающий со скамейки запасных
подобен гладиатору в беседке!
Трибуны рвут патрициев квасных
и требуют голов в футбольной сетке.

Газон зеленоглазый побледнел,
отвагою наполнено пространство,
атак кинжальных полный беспредел
неотвратим голокруженьем танца!

Вратарский «пятачок» — незримый спор
могучих, потных тел, ударов поддых.
А мяч летит «в девятку» до сих пор,
и бездыханным замирает воздух.

Все судьи в черных мантиях жрецов —
безмолвны, неподсудны и пристрастны.
Вершат судьбу, ведут подсчет голов,
не оставляя побежденным шанса.

Прожекторы поникли головой.
Табло погасло, опустив забрало.
Кто со щитом, тому и завтра в бой —
на острие футбольного кинжала.



ОТБОЛЕВШЕЕ

Щемящее желание вернуться,
Щенящее желание уткнуться,
И пережить, и молча отвернуться,
И возвращаться, и душой тянуться...
И вспоминать, как молоды мы были,
Мечтать о тех, кого недолюбили,
И только раз в надежде оглянуться,
И в тот же миг отчаянно проснуться.

...А в прошлое не ходят поезда.



МИНИ-МАКСИ

Девчонки в мини были любы!
Целуясь, в кровь кусали губы,
Дарили нам крупицы счастья
И исчезали в одночасье.
Девчонки неприметной масти
Не принимали в том участье.
Стыдливо грезили тайком
О поцелуях — перед сном.
Неискушенные девчонки —
Скромны, мечтательны и тонки —
Шли под венец в роскошных макси,
Не испытав любви и страсти.
Волнуясь, говорили «да» —
Как будто раз и навсегда.
Где эти макси, эти мини?
Зачем ты помнишь их поныне?



ЗАКОН ПРИРОДЫ

Любовь — прелюдия разлуки.
Разлука — исповедь любви.
Ее гони, ее зови.
Уходят в прошлое подруги.
Дорогу освещают внуки.
Иди за ними. Се ля ви.

Чудесны юные побеги
прозрачной, хрупкой новизной,
умывшись утренней росой!
И ручейки, речушки, реки
раскрыли руки, чтоб навеки
наполниться живой водой.

Соцветий трепетные всходы
в обнимку учатся летать.
Не обратить мне время вспять
и не раздвинуть неба своды,
а исполнять закон природы —
детей от бурь оберегать.



 
 




      © Вест-Консалтинг 2008 г.