Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 03 (71), 2011 г.



Александр Вепрёв
"Пейзаж с железными колесами"

М.: Вест-Консалтинг, 2011

В издательстве "Вест-Консалтинг" вышел поэтический сборник Александра Вепрёва "Пейзаж с железными колесами" (2010). Это четвертая книга поэта, основу которой составили свободные стихотворения и верлибры. Преимущественно это акцентный неметрический стих, без рифм, с разноударными строками.

Александр Вепрёв — поэт, художник, предприниматель. Родился в Кирове (Вятка). Служил в авиации Черноморского флота. Окончил Вятское художественное училище им. А. А. Рылова. Он победитель Всероссийского литературного конкурса "Всенародная поэзия России". Член Союза писателей России. Живет и работает в Ижевске и Сочи.

Поэзия Александра Вепрёва — это, прежде всего, разговор о России, о своем месте в ней — "малой родине", о душе и Боге. Его книга читается на одном дыхании так же, как стихи Есенина или Рубцова, влияние которых чувствуется в поэзии Александра Вепрёва, но, тем не менее, поэтический голос его ни с кем не перепутаешь.

Это органика самого автора: любовь к отчей земле и переживания за нее, ощущение того, что нигде он так не нужен, как на своей "малой родине": "Да! Я, конечно же, лапоть вятский! / Лишь Стране преогромной не нужен... И на хер! / Кроме родины малой, хватской / да этой девки в одной рубахе..." Неустроенность быта, дорог, жизни — все эти штампы российской глубинки, все "пейзажи родины... Гудки и стуки / электропоездов / на стыках рельс, / путей железно — и пожизненно — дорожных...", — вызывают логичный вопрос:

"— Куда качусь?". Вопрос, как всегда, риторический и, как всегда, извечный для поэта, болеющего душой за свою страну. Он предполагает дорожные мотивы, которых так много поэтому в стихах автора. Ведь должна же эта "птица-тройка" куда-то прискакать. Может быть, наконец, в светлое будущее. "... А пока что шагаю, / поспешаю дорогой своей! / Рад, что будет пора урожаю... / Рад собачьему дальнему лаю / и тропинке, и стайке гусей...". А город родной (Вятка) так и остается пока стоять "На семи ветрах! / Хотя ветер дует / с запада и востока и наоборот — с севера и юга". Есть в этом ощущение бесконечной бесприютности, но российский поэт не может ощущать себя по-другому.

Иногда мир Александра Вепрёва напоминает мир Шагала, но только не с романтикой ослепленных любовью, летающих людей. Здесь отсутствуют розово-голубые тона, потому что вместо людей летают коровы: "...И церковь галочья темнеет на холму, / вся в коровьем помете". Ирония в стихах, отмеченная критиками, иногда поэтическое хулиганство, но не горькое, как у Есенина, а скорее — веселое, — довольно редкое явление в современной поэзии, но еще реже авторы осмеливаются шутить над собой, а это всегда подкупает: "Я рос в родстве родных окраин: / во мне все нации живут. / Теперь пою, как басурманин, / а если выпью, как якут". Или:

"Если б вся Россия знала
про стихи мои, тогда
я сейчас в Кремлевском зале
их читал бы без труда!
Но об этом не вздыхаю:
вероятно, не судьба...
я стихи свои читаю про себя..."

Несмотря на кажущуюся простоту стихотворного изложения, поэзия автора затрагивает самые сложные, сокровенные стороны человеческой души.

Лирический герой Александра Вепрёва возвращается, как к припеву, во многих верлибрах сборника к заманчивому слову "начинается", и строфа с этим словом, как заклинание, венчает многие его стихи.: "Так начинается осень", "Так начинается город", "Так начинается страх", "Так начинается космос".

"Дворник сметает сны раздетых деревьев
вместе с невидимыми снами сограждан...
В мусор!
Так начинается утро..."

Подсознательное движение начать все заново — естественное стремление живого существа. "С понедельника — новая эра. Душу вылечу, книги протру", — писала Татьяна Бек. Но в символе — в данном случае начинающегося утра — присутствует мудрое поэтическое видение того, что в каждом начале свой конец, что жизнь будет идти по спирали и повторять на новом витке прожитые уже моменты. В "начале" автора поселилась грусть, граничащая с обреченностью, понимание неизменности российской жизни в ее основе и того, что вполне определенное жизненное место героя предполагает терпение и принятие мира таким, какой он есть. Об этом не говорится откровенно, но проглядывается, прочитывается между строк.

Тема любви укладывается у Вепрёва иногда в моностих: "Дышу в снежинках голосом твоим!", а иногда в три емких выразительных строки:

"Нас объединяет небо...
Небо и что-то еще
вроде тепла и хлеба".

Объяснение прозой этой мысли заняло бы гораздо больше времени и слов.

"Поэта, певца, композитора можно определить даже по полуфразе. Судя даже по одному стихотворению. Вы — талантливый и интересный автор", — писал Вилли Токарев в письме А. Вепрёву. Но никогда настоящий поэт не будет удовлетворен тем, чего достиг: "...я никак не могу сочинить стихотворение / про цветного попугая Какаду, / которого когда-то увидел в лучах вечернего солнца".

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.