Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 3 (189), 2021 г.



МЕРА МИХАИЛА КУЗМИНА



К 85-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ


Своеобразие звука всегда определяло стихи Михаила Кузмина…
Слышались созвездия созвучий Чимарозы, или доносились отрывки из «Севильского цирюльника»; великолепно пели виолы, но и серебряный клавесин вплетал свои звуки в фиолетовые тона лилового пространства…

«Без солнца я молчу. При солнце властном
Его шаги я рабски отмечаю,
Я ночью на вопрос не отвечаю
И робко умолкаю днем ненастным.
Всем людям: и счастливым, и несчастным,
Я в яркий полдень смерть напоминаю,
Я мерно их труды распределяю,
И жизнь их вьется ручейком прекрасным».

Такова надпись на солнечных часах: но, кажется, Кузмину ближе сумерки, таинственное убывание света, ведущее к лабиринтам ночи, погружаясь в которые, можно выйти в пределах роскошной Александрии, чтобы услышать ароматные, многими цветами пахнущие песни; или оказаться в старом Веймаре, где в шлафоре гуляет по городу солнце:

Я не брошу метафоре:
«Ты — выдумка дикаря-патагонца», —
Когда на памяти, в придворном шлафоре
По Веймару разгуливало солнце.

Мультикультурность Кузмина великолепно наполняла его стихи: вспыхивал на солнце духа розоватый мрамор сиятельной античности, оживали перетолкованные на русский лад мифы; сектантское неистовство слышалось порою в песнях, становящихся похожими на радения, и совершенно чудесно, по-своему, перенасыщено плыла Италия: в венецианских каналах отражался вечный карнавал с не ветшающими масками, а Равенна сияла солнечным медом, отливая зеленою чернотою пиний.
…Вдруг таинственный Гермес возникал в почти детском стихотворение, и сложно было определить — игра ли заводила поэта в странный угол реальности, или мистика, знакомая ему по разным трактатам, давала такие плоды:

Скок, скок!
Лакированный ремешок
Крепче затяни,
Гермес!
Внизу, в тени —
Лес…
Дальше — м_о_ря,
С небом споря,
Голубеет рог чудес.
Следом
За Ганимедом
Спешит вестник…

В поэзии было нечто бархатное, прихотливое; словесные орнаменты закручивались сложно — но и просто: прекрасная амбивалентность, сулившая питательное чтение.
Пальцы дней нежно касались тразименского тростника, графики астрологии приобретали словесный колорит, кавалер в таком торжественном платье проходил венецианскими, пахнушими затхлой водой проулками…

Лилии, орхидеи, розы.
…незабудки, левкои…

Сколько всего в прекрасном цветнике Михаила Кузмина — не перечесть!

Александр БАЛТИН



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.