Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 02 (70), 2011 г.



Евгений Степанов

Поэт-иронист Евгений Бунимович как поэт

80-90-е годы прошлого столетия сформировали (зафиксировали) несколько основных трендов в русской поэзии: прежде всего, стоит сказать о концептуалистах (Лев Рубинштейн, Дмитрий Александрович Пригов…), метаметофористах (Константин Кедров, Александр Еременко, Алексей Парщиков, Иван Жданов, Алексей Драгомощенко, Евгений Даенин, Юрий Проскуряков, Евгений Чигрин, Илья Кутик…) и поэтах-иронистах (Евгений Бунимович, Виктор Коркия, Владимир Друк и другие).
[ 1 ]

В этих заметках мы сфокусируем ваше внимание на представителях современной иронической поэзии.

Здесь важно обозначить принципиальную дихотомию: поэты-юмористы и поэты-иронисты.

Юмор (как фигура) в стихотворении эксплицитно предполагает обратную (и желательно немедленную) реакцию читателя или зрителя (Михаил Лермонтов не случайно писал: "Опуститься до юмора…"), то есть поэты, ориентированные на юмористический дискурс, как бы заведомо снижают читательскую планку, апеллируют не к Богу (что призван делать подлинный поэт), а к широкой массовой (чаще всего телевизионной) аудитории. Подобные юмористические стихи пишут и успешно исполняют со сцены Игорь Губерман, Игорь Иртеньев, Владимир Вишневский и т.п.

Перечисленных выше авторов нередко относят к поэтам-иронистам, более того, создана обширная литературоведческая и научная литература на эту тему. [ 2 ] Тем самым читательское сообщество, безусловно, введено в заблуждение.

Справедливо обозначил проблему филолог и культуруролог Владислав Кулаков: "Ирония — это, конечно, не жанр, не стиль, склонность к иронии — скорее, черта характера. Ироничны Бродский, Вознесенский (чтобы не сказать Пушкин и Мандльштам), но иронистами их почему-то не называют. Жанр "иронической поэзии", культивируемый в рубриках сатиры и юмора, к поэзии, как правило, отношения не имеет… Не культурная рефлексия, а социальная драма (наша общая, отечественная, и даже конкретнее — драма поколения) становится основой их (поэтов-иронистов. — Е. С.) творчества, дает исходный поэтический импульс". [ 3 ]

И далее: "…что касается глубокой, настоящей боли, без которой поэзии не бывает, то все это есть, конечно, в смехе "иронистов", в смехе, прямо скажем, не очень веселом. Над кем смеемся? Известно, над собой". [ 4 ]

Действительно, стилистика поэтов-иронистов существенным образом отличается от стилистики поэтов-юмористов.

Разница, как всегда, кроется в нюансах.

Если поэтам-юмористам присущ резкий, гиперболический, бурлексный юмор, то поэты-иронисты скорее склонны к самоиронии, к намеку, горькой усмешке, смеху сквозь слезы.

Диапазон применяемых ими тропов и фигур значительно шире, чем у коллег-юмористов, они прибегают к иронии имплицитно, исподволь, не в лоб, широко применяют аллюзии, вводят в стихотворную ткань своих произведений знаменитые цитаты, т.е. используют как фигуру центон.

Поэты-юмористы, апеллирующие к широкой массовой аудитории, ближе к эстрадным поэтам 60-х годов прошлого века, поэты-иронисты скорее разрабатывают возможности лирики как жанра.

Филолог О. И. Северская пишет: "В отличие от концептуализма, декларируюшего, как можно было убедиться, многосубъектность составляющих стилистические приметы текста социальных диалектов и единое понимание автором и читателем социальных идиом, ироническая поэзия провозглашает принцип "полистилистики": в текстах Н. Искренко, Ю. Арабова, Т. Щербины, И. Иртеньева, В. Друка также можно найти языковые и речевые клише, "крылатые выражения" и приметы различных речевых жанров". [ 5 ]

Рассмотрим творчество одного из самых ярких представителей направления — Евгения Бунимовича.

По всем характеристикам перед нами типичный поэт-иронист, иронично (самоиронично) взирающий на этот мир и на себя, нарочито подчеркивающий свою непафосность, асоциальность и даже никчемность: бунимович был такой евгений / хрен с горы синайской в поле чистом / не любил писать стихотворений / да и получалось неказисто; я простой московский чебурек; я не лидер в финале; я не поэт.

Палитра центонов, используемых поэтом, максимально широка — налицо прямые аллюзии и к Александру Пушкину, и к Велимиру Хлебникову, и Осипу Мандельштаму, и к советской песне: Об остальном сказал Саади / в последнем телеинтервью; Я сошел с конвейера Москвы, / вместо сердца — пламенный мотор; Русь! / Ты не вся — поцелуй на морозе…; Россия. Лето. Лотерея. И т.д.

Поэт-иронист? Да. И все-таки не просто поэт-иронист. Поэт. За юмором, иронией (самоиронией) скрывается автор серьезный, рассуждающий о главных вопросах бытия, берущий ответственность за сказанное и, в конечном итоге, берущий ответственность за то, что происходит в стране и мире. Ерничество, скоморошество (как тут не вспомнить юродивых при дворе!) трансформируются в слово, абсолютно не лишенное пафоса и — поэт, наверное, удивится! — патриотизма.

Ирония (самоирония) в стихах Бунимовича выступает стилистическим приемом, привлекающим внимание читателя к лирическому герою (как можно не обратить внимание на автора, который сам о себе говорит: "я не поэт"!). Самоирония и непафосность вызывают симпатию и доверие. А когда человеку доверяешь и симпатизируешь, его хочется послушать, прочитать. За что же ратует этот "не поэт"? Какой мессидж несет urbi et orbi? И вот тут уже шутки в сторону.

В одной из наиболее удачных книг Бунимовича — "Линия отрыва" [ 6 ] — иронические стихи соседствуют с высокой гражданской лирикой, более того, зачастую ирония присутствует в лирике, а лирика — в иронических стихах. Все у этого поэта тесным и причудливом образом переплетено. Одно из его лучших стихотворений "Поколение", датированное 1982 годом и посвященное Александру Еременко, оказалось в известной мере профетическим (во всяком случае, для судьбы самого автора).

В пятидесятых — рождены,
в шестидесятых — влюблены,
в семидесятых — болтуны,
в восьмидесятых — не нужны.
Ах, дранг нах остен, дранг нах остен,
хотят ли русские войны,
не мы ли будем в девяностых

Отчизны верные сыны... [ 7 ]

Именно в 90-е годы скромный учитель математики Евгений Абрамович Бунимович становится депутатом Московской государственной думы, одним из активных и действенных поборников просвещения в стране, популяризатором поэзии, организатором знаменитых биеннале, оказывается в славной когорте тех, о ком совсем не грех сказать: "Отчизны верные сыны".

Стихи Бунимовича не для того, чтобы посмеяться, а для того, чтобы задуматься, обратиться к самому себе, своей душе. Как сказано классиком, остановиться, оглянуться. Это не стеб, не зарифмованные шутки ради шутки, это лирические, зачастую философско-религиозные, экзистенциальные произведения. Не случайно одно из его стихотворений названо "Приближение к молитве".

Евгений Бунимович разнообразен в своем творчестве. Он пишет силлаботонические стихи, верлибры, создает фигурные стихи.

Среди его любимых приемов не только ирония, но и гипербола, остранение.

солнце без визы свалило за горизонт
дождь идет по городу без документов
трава вылезла без разрешения
ворованный легкими воздух не сертифицирован

жизнь нелегальна [ 8 ]

За долгие годы поэтика Евгения Бунимовича не претерпела существенных изменений. Он пришел в литературу уже сложившимся мастером, имеющим ярко выраженную индивидуальность. Безусловно, основной его стилистической фигурой остается самоирония, которая, к счастью, не покидает поэта никогда.

* * *

прибываю с супругой
участвую в церемонии
обеспечиваю присутствие
произношу напутствие
устраняю несоответствие
оглашаю приветствие
испытываю воодушевление
принимаю поздравления
укрепляю взаимопонимание
благодарю за внимание
ощущаю переутомление
нахожу уединение
осуществляю мочеиспускание
собираю совещание
высказываю предпочтение
выслушиваю предостережение
отдаю распоряжение
предвижу возможные возражения
принимаю от которого нельзя отказаться предложение
испытываю угрызения
нахожу оправдания
преодолеваю смущение
признаю упущение
даю поручение
даю опровержение
даю голову на отсечение
ощущаю переутомление
делаю необходимые физические упражнения
нахожу уединение
осуществляю испражнение
получаю приглашение
опаздываю на заседание
нахожу оправдания
высказываю опасения
предлагаю обоснования
не допускаю сокращения финансирования ускорения реформирования

содержания образования
готовлю постановление
завершаю исследование
начинаю расследование
теряю восприятие
открываю мероприятие
убеждаюсь воочию
подтверждаю полномочия
принимаю уверения
предъявляю удостоверение
теряю самообладание
отмечаю пышное природы увядание
ощущаю переутомление
нахожу уединение
осуществляю совокупление
осуществляю семяизвержение
погружаюсь в сновидения
проклинаю пробуждение
отличаю победу от поражения
осуществляю сложение
вычитание
умножение
не вижу продолжения
закрываю мероприятие
посылаю все к чертовой матери
осуществляю стихосложение [ 9 ]

Литература:

[ 1 ] Подробнее об этом см. в: О. И. Северская, "Язык поэтической школы: идиолект, идиостиль, социолект". Научное издание, — М.: "Словари.ру", — 2007. С. 13

[ 2 ] См. например, диссертационное исследование Натальи Попковой "Доминанты идиостиля поэта-ирониста (на материале текстов Игоря Иртеньева)", сайт www.lib.ua-ru.net/diss/cont

[ 3 ] Владислав Кулаков "Поэзия как факт. Статьи о стихах". — М.: Новое литературное обозрение, 1999. С. 44

[ 4 ] Там же. С. 45

[ 5 ] О. И. Северская, "Язык поэтической школы: идиолект, идиостиль, социолект. Научное издание, — М.: "Словари.ру", — 2007. С. 16

[ 6 ] Евгений Бунимович, "Линия отрыва", М., "Новая газета", 2009

[ 7 ] Там же. С. 26

[ 8 ] Там же. С. 103

[ 9 ] Там же. С. 125 — 127



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.