Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 06 (182), 2020 г.



Иосиф РАБИНОВИЧ
ПО ИСЛАНДСКИМ ДОРОГАМ

Иосиф Рабинович — поэт, прозаик, публицист. Окончил МФТИ. Преподавал в институте, работал заместителем начальника комплекса в окб им. П. О. Сухого, начальником сектора иап ран. Профессор российской международной академии туризма. Обладатель премии Совета министров ссср в области науки (1981). В печати дебютировал в 1958 году как поэт. Автор научно-популярных очерков о космонавтике и нтр, поэтических публикаций, в том числе нескольких книг стихов. Член союза литераторов россии. Живет в Израиле и в Москве.
Текст печатается с сокращениями — в газетном варианте.

Летим в Исландию. Лечу с дражайшей половиной, она впервые, а я в третий раз. Ей все внове, а я хочу попытаться понять эту маленькую загадочную страну зеленых холмов и сверкающих ледников. Вообще-то Исландии и Гренландии следовало бы поменяться именами — льда в Гренландии, конечно, больше. Впрочем, ледников мы не увидим и не потому что лето, а проклятый возраст — туда с палатками и спальниками наши спутники нас не берут. Наверное, они правы — эта милая пара — фотограф нашей экспедиции подводных археологов Андрей Диамент и его жена Лена.
Долетели мы благополучно. Досмотр при прилете — единственное, что омрачило. При отлете, понимаю, безопасность превыше всего, а тут кабы речь шла о контрабанде, тоже нет вопросов. Заставили меня, и не меня одного, вынуть из чемодана портфель с ноутбуком — вынул, показал, этого полнометражной блондинке в погонах мало показалось, потребовала вынуть девайс из портфеля, вынул, оказывается, нужно открыть ноут. На мой вопрос на очень ломаном английском, не стоит ли вынуть аккумулятор или, к примеру, материнскую плату, офицерша ответила без тени улыбки NO! После чего, покопавшись в портфеле, пропустила чемодан через рентген еще раз и отпустила с миром. И тут мы, наконец пройдя паспортный контроль, вышли в сумрачную и моросящую исландскую ночь, после чего вчетвером с четырьмя багажными тележками отправились на поиски оставленного для нас автомобиля. Он не преминул найтись, правда, не сразу.
И через час мы уже не без труда, прихватив в оговоренной камере хранения ключ из ячейки, нашли требуемый дом в спальном районе Рейкьявика. Квартиру на 5 этаже сняли для нас милые дамы из русской общины, активистки общества российско-исландской дружбы.
Квартира прекрасная — две спальни и большая гостиная-кухня с просторной лоджией, на которой так сладко курится. Хозяева, видать, из русской общины — в спальне православные иконы.
Утром Исландия встретила нас мелким дождиком, но едем на море. По дороге обозреваем Рейкьявик — он меняется, много новостроек.
Северное море — это особое настроение и особая прелесть — сравните песни варяжского и индийского гостей из «Садко». Проживая последние годы на теплых берегах, я не утратил любви к суровой северной красоте, будь то Чукотка или Северная Атлантика тут, в Исландии. Серое низкое небо, мелкий дождик,  как бы стоящий в воздухе, запах водорослей, покрывающих обнаженное отливом дно. И хотя море в тот день было сказочно спокойно, ощущение мощи было полное. И кабы не бетонное шоссе и постройки, теряющиеся в туманной дымке, морской прибрежный пейзаж выглядел так же, как тысячу лет тому назад, когда первые исландцы осваивали эту суровую землю.
К вечеру развиднелось и, отобедав, мы отправились в центр города. Центр — типично североевропейский город: высоченный кафедральный собор и многоцветье домиков, чувствуешь желание расцветить суровую серость пейзажа. Собор потрясает неким средневековым величием, хотя возведен совсем недавно, и стиль отличается от Средневековья. Внутри как признак толерантности две вполне православные иконы в лютеранском соборе.
На улице на площади нас ждали наши рейкьявикские друзья, и мы побеседовали с ними весьма интеллигентно в кафешке при книжном магазине — и книги, и пирожные были на высоком уровне. Наши молодые коллеги договорились о палатке и прочем туристском снаряжении — им, в отличие от нас, предстоит марш–бросок через ледник на север Исландии. Ох, где мои 30 лет, или хотя бы 50, как Андрею и Лене.
На утро хмарь кончилась чисто по-исландски — резко, как и не было ее. Наш план вне столицы простой. Сначала гейзеры и вулканы. Я не имею ввиду труднопроизносимый Эйяфьядлайёкюдль, попортивший мне нервы в свое время.  А вот посмотреть старый кратер было бы интересно. Погода благоприятствовала нам — стояла исландская жара — 23–24 градуса. Многие юные дамы и джентльмены облачились в шорты. Народу возле кратера набралось порядочно — прямо по Маршаку «Негры, китайцы и прочий народ». Кратер прилично оборудован для туристов, правда, не имелись ввиду мои ровесники — вглубь кратера можно спуститься по деревянной лестнице с перилами. Спуститься — куда ни шло, а вот обратно взойти на десятый примерно этаж мы с мадам не решились. Она пошла с молодыми коллегами в обход кратера по тропе, а я предпочел наблюдать красоту с удобной скамейки на краю. И было чем полюбоваться — на дне кратера сверкало изумрудом и сапфиром озеро, и солнечные блики дополняли сходство с драгоценным камнем. Внизу у берега стайка молодежи робко опускала руки в воду, но окунуться никто не решился, то ли вода была холодная, то ли плавок не захватили. Ох, молодость, молодость, вы, ребята, еще вспомните эти дни — вот плавки-то со мной, а спуститься?
День уже клонился к вечеру, хотя солнышко заходит тут очень поздно, и гейзеры отложены на завтра — по дороге домой купание в горячем озере. Таких купален в Исландии несколько.
День закончился — добрались до дома, курю на лоджии, любуясь лужайкой во дворе.



* * *

Следующий день выдался под стать прошедшему. Планы у нас нынче наполеоновские — водопады, гейзеры. И в Музей Второй мировой заглянуть надо. Но начинаем мы с городской достопримечательности — бывшей водонапорной башни Перлан. В маленьком городке на берегу Средиземного моря, где я живу последнее время, тоже есть бывшая водонапорная башня, и в ней тоже городская картинная галерея, но сравнения никакого. Перлан возвышается над городом всей своей мощной архитектурой, и с нее открывается прекрасный вид на Рейкьявик.
И снова наш верный джип наматывает километры — впереди знаменитый тоннель под фиордом, пять километров под землей вместо тридцати вокруг. Вырываемся на свет — и вот мы у водопада. Народу полно — в основном туристы и, конечно, китайцев много. Но водопад впечатляет. Конечно, я не видел ни Ниагары, ни африканской Виктории, но ту тоже мощь и красота.
Ну на сегодня впечатлений хватит — домой, домой по зеленым долинам и зарослям сиреневых люпинов.




II

Сегодня непонятный день. Нам с мадам нужно переехать в хостел в центре города и нанести визит моему старому знакомому — настоятелю русской православной церкви в Рейкьявике отцу Тимофею. Это очень интересный человек, но про это потом.
По дороге в хостел заехали на городскую барахолку, она же секонд-хэнд, она же антикварный салон. Большой ангар и большой выбор — от детских игрушек и столовой посуды и фарфоровых статуэток до старинной мебели и ювелирки.
Прибыли в хостел раньше времени, но как было условлено, оставили в холле чемоданы и поехали к отцу Тимофею. Приехали тоже раньше условленного срока, но нас встретила милая женщина, она при церкви что-то вроде сестры-хозяйки. Еще шла служба, и нас усадили на лавку.
С отцом Тимофеем я познакомился в 2008 году, когда выступал с докладом на конференции по Полярным конвоям. На приеме в русском посольстве мы разговорились, и выяснилось, что Тимур Золотусский, так его звали в миру, прежде чем выбрать себе свой нынешний путь, успел поучиться в моем родном Физтехе. Вот уж действительно — чудны дела твои, Господи, где только не встречал я своих «однополчан». Впоследствии мы еще дважды виделись с ним и с его очаровательной матушкой Олей — в Москве в 2010 году и в Рейкьявике в 2015‑м.
Дождались конца службы, поздоровались и были приглашены на трапезу — на дворе, благо погода позволяла, был накрыт стол, присутствовали все прихожане, один из которых (пожилой грузин) принес угощение: пирожки и блюда из рыбы.



III

Утро по-прежнему солнечное — решили начать безавтомобильную жизнь и использовать купленные накануне карточки, причем начать с парома и посетить островок с кафе, церковью и туристско-фестивальным стойбищем. Выйдя на улицу, сразу оценили центровое расположение нашего хостела — автостанция в шаговой доступности. Проклятый возраст — раньше о таком не думалось. Нашли автобус и поехали в порт на окраине, еще раз оглядывая город. На острове застали некий разор — к фестивалю только готовятся, а кафе закрыто. Обратный катер только через час. Прогулка не радовала — холодно и кофе не попьешь. Хорошо, что открытой оказалась лютеранская церковь, маленькая, скромная, но нам позволили посидеть и погреться.




IV

Утро в хостеле. По-быстрому завтракаем в общем холле и на улицу. Погода — переменная облачность, самое лучшее для пешей прогулки. Почти рядом с домом начинается одна из самых туристских улиц Рейкьявика, название не произношу — все равно не запомните. Кругом магазины, магазинчики и магазинищи всех возможных тематик. Мадам тащит меня в сувенирный покупать подарки. Витрина магнитиков потрясает разнообразием тематики: начиная от тупиков‑паффинов, полярных морских попугаев до кафедрального собора и шерстяных лошадок и овечек.
Улица хороша тем, что оснащена большим количеством лавочек, где можно отдохнуть, пока твоя вторая половина шопингует. В конце улицы отдыхаем вместе, курим. За нашей спиной вход в подземный подвал наподобие старых московских туалетов. Но обилие плакатов оповещает о том, что это клуб то ли рокеров, то ли рэпперов. А как раз напротив через дорогу на мостике сидит девушка с гитарой и громко поет на английском. Жанр ее творчества указать не могу, слаб я в этом вопросе.
Выходим к озеру, любуясь утками и другими водоплавающими, и топаем в государственную картинную галерею. Карточка действует, и на халяву приобщаемся к прекрасному. Честно говоря, коллекция довольно странная и не особо впечатлила, разве что смешные деревянные композиции с рыбами, птицами и человечками.
А сама галерея великолепна — лифт достоин пятизвездочной гостиницы, архитектура интересная. И бонус — на последнем третьем этаже столик с холодной водичкой и горячим кофе — подарок администрации. На улице перед галереей статуя футболиста. Надо сказать, что скульптуру исландцы любят — на улицах помимо памятников видели мы и лошадок, и даму с ведрами, и рыбаков…




V

Рейкьявикский музей восковых фигур — заведение не для слабонервных. Наше представление о Сред-невековье невольно сформировано мировым кинематографом, а тут оно показывает неприглядное звериное лицо. И отрубленные головы, и распятые люди... Но понимаешь, что это правда, и здесь тебя погружают в то время.
Настало время прощаться, но отец Тимофей решил проводить нас в аэропорт. И поехали мы впятером — прихватили с собой одну из прихожанок, она тоже летела в Россию навестить родню. Уже в дороге погода испортилась — пошел мелкий дождик из низких свинцовых туч. Приехали мы с небольшим запасом времени — успели даже по кофейку пропустить. На контроле повторилась история с ноутбуком и портфелем, но я не гневался. Отец Тимофей и Володя (шофер) проводили нас до паспортного контроля, и мы троекратно расцеловались.
Полет прошел нормально, за счет трехчасовой разницы летели мы всю ночь — улетели в 23.15, а прилетели в 07.20.
Вот, собственно говоря, и все. Мы выполнили свою программу, конечно, хотелось бы и большего, но рад что хватило сил и на это. Спасибо моему начальнику экспедиции, что послал меня в путешествие, спасибо Леночке Бариновой, функционеру Общества дружбы России и Исландии, за заботы о нашем обустройстве и добрые и нужные советы. Спасибо Андрею и Лене Диамент, разделившим свой отдых с пожилой парой. И, конечно, особая благодарность отцу Тимофею за поистине отеческую заботу о нас.



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.