Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 05 (181), 2020 г.



Натан СОЛОДУХО

Натан Солодухо — поэт, философ, художник. Родился в семье участников Великой Отечественной войны. Доктор философских наук, заведует кафедрой в Казанском техническом университете, является действительным членом ряда академий. Автор философских монографий, литературно-художественных книг, публиковался в литературных журналах, сборниках, газетах Москвы, Санкт-Петербурга, Казани и за рубежом. Член Союза российских писателей и Союза писателей XXI века, член Профессионального Союза художников России, лауреат и дипломант изо- и литературных конкурсов.



ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ
 
ВСЕ МЕНЬШЕ ИХ

Участникам войны, моим родителям

Из возвратившихся с войны
со смертной меткой половина:
остаться были не вольны,
они ушли — сошли лавиной.

Из половины тех живых
затем осталась половина:
четвертый каждый — «в ножевых».
И столько же — в живых невинно.

Вновь рассчитались «на второй» —
и так уходят год за годом.
Вчера прошел живой герой! —
не вставший с нынешним восходом.

А вот один из двадцати:
как многолетняя преграда —
осколком память; на груди
проколом поздняя награда.

Пока ищу средь пожилых —
одни лишь тени пламень тронут.
Вдруг обнаружатся в живых,
как пули — в стреляных патронах…



ПОЧЕМУ-ТО Я ЗНАЮ

Если б я был бойцом
той войны непрощенной,
если был бы посыльным
сквозь время-кольцо,
почему-то я знаю,
что на смерть обреченный
там лежал бы бессильно,
уткнувшись в песок.

Почему-то я знаю,
что живым не вернулся
я бы к дому родному,
да и к делу тому,
где возможно раскрыться
и душой развернуться,
быть и мудрым и сильным
на вопрос «почему?».

Почему так уверен,
что сначала в стремленье
все к земле приковаться,
чтобы дух обрести,
меж сомненьем и верой
я бы все ж распрямился
и с собою расстался,
и ушел от Земли?

Та случайная пуля
не случайно б попала,
сделав выбор угодным
назначенью, — как быть? —
где-то в теле застряла,
и мой мир оборвала
прежде срока — кровавым
заключеньем судьбы.

Почему же я знаю,
почему так уверен,
что не жизнью, а смертью
стал бы крест свой нести?
Видно, просто намерен,
как и многим случалось,
откровенно и честно
там себя повести.






КАК ОЩУЩЕНЬЕ БЫТИЯ

Посвящается моему отцу

Как ощущенье бытия,
лист акварели в светлой раме,
где мой отец на память маме
оставлен после жития.
Здесь все реально, как тогда:
травы зеленой шевеленье
и жест, застывший на мгновенье,
и пятен солнца череда.
Все было так — не так давно,
но где сошлись стекло и доски,
там темный мир, немой и плоский,
глядит в открытое окно.
Как ощущенье бытия,
небытие я ощущаю
и к этой бездне обращаю
немой укор покорно я.
И есть стена и вышина,
есть стол, очки, его одежда
и затаенная надежда,
и ожиданья тишина.
Но лишь во сне отец приходит
и разговор со мной заводит,
и что-то тихо говорит.
И вечность за спиной стоит…



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.