Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 38 (68), 2010 г.



Кроме слова "битте"

"Единственное верное и неистребимое отечество, которое изгнанник унес с собой, — язык", — читаем мы в эссе Бориса Хазанова "Лотова жена". И далее: "Благословение писателя-эмигранта, родная речь — это вместе с тем и его тюрьма. Не сразу доходит до него, что он притащил с собой свою собственную клетку. Любой язык представляет собой замкнутый контур мышления. Но русский изгнанник вдвойне страдает от непонимания, ибо он прибыл из гигантской провинции, из закрытой страны и самая ткань его языка пропахла затхлостью и неволей". Эти слова были сказаны давно и, в какой-то степени, они не утратили своей актуальности и сегодня, хотя лучшие образцы русской классики и современной прозы и поэзии не позволяют согласится со словами о "затхлости и неволе" русского языка. Для многих писателей-эмигрантов русский язык остается единственно возможным средством выражения художественной мысли. Происходит, конечно, сужение читательского круга внутри страны, но через всемирную паутину любой автор может в наши дни получить достаточно аудитории, чтоб не чувствовать себя одиноким. Самых талантливых, к тому же, еще и переводят. То что язык является клеткой, верно, возможно, больше в обывательском смысле, о чем писал Лев Лунц, уехавший в Германию лечиться в 1923 году: "Немцы — идиоты, Гарпагоны, бездарности, грубияны. Эту аттестацию я слышал от каждого русского берлинца. И удивлялся, но недолго. На второй день по приезде убедился, что русские с немцами вообще не встречаются. Есть эмигранты, живущие в Берлине 4-5 лет и по-немецки, кроме слова "битте", ни с места... Они и не видели ничего немецкого. Ни разу не были в немецком театре, в немецком музее... Не прочли ни одной немецкой книги... Да еще ездят в Потсдам, для того чтобы сказать: у нас в Царском селе и Петербурге куда лучше". Примерно сто лет назад Лев Лунц, входящий в литературное объединение "Серапионовы братья", как будто сегодня обрисовал своих переселившихся за рубеж соотечественников.

По пальцам можно пересчитать эмигрировавших авторов, которые вросли в здешнюю культурную среду так, чтоб не только негативно не сравнивать Потсдам с Царским Селом, но и перейти в своем литературном творчестве на язык приютившей их страны.

Из наиболее известных имен — это Владимир Вертлиб (Австрия), Владимир Каминер (Берлин), Алина Бронски (Франкфурт-на-Майне), Лена Горелик (Мюнхен), Ольга Мартынова (Франкфурт-на-Майне).

Владимир Вертлиб в пятилетнем возрасте в 1966 году выехал из Ленинграда вместе с родителями на Запад. С 1981 года живет и работает в Зальцбурге. Публикуется с 1993 года. Автор повести "Высылка" (1995), романов "Особая память Розы Мазур" (2001), "Последнее желание" (2003), сборника повестей "Мой первый убийца" (2006). Выступая по радио "Свобода" в программе "Поверх барьеров с Дмитрием Волчеком", Владимир Вертлиб рассказывал о своем романе "Остановка в пути", написанным 10 лет назад, совсем недавно переведенным на русский и выпущенным в издательстве "Симпозиум" в 2010 году. Это не эмигрантская история успеха на чужой земле. Автор рассказывает историю неудачи, историю людей, которые никому не нужны: они везде чужие, нигде для них нет места. Математики и физики из Ленинграда могут рассчитывать только на низкооплачиваемую работу — мыть полы и таскать ящики. Это не автобиографический роман. Сам Вертлиб говорит, что привык к ментальности страны, в которой живет с детства и что австрийский немецкий его первый язык. Поэтому и подход к стране у него другой. С одной стороны — он чувствует себя там дома, с другой — у него есть какая-то дистанция. И эта дистанция нравится ему тем, что для писателя, для художника она иногда выгодна, так как он видит контуры более ясно.

Об Алине Бронски журнал "Шпигель" писал, что ее популярность похожа на сказку. Дебютный роман Бронски "Парк осколков" ("Scherbenpark, 2008 год) — название микрорайона, в котором живут герои, в основном, выходцы из бывшего СССР, — стал бестселлером. В нем 29-летняя писательница из России, эмигрировавшая в Германию из Свердловска в 13 лет, рассказывает о том, как живут люди в одной немецкой многоэтажке. На упрек в резкости, она отвечает с улыбкой: "Есть два рода книг — скучные и хорошие". Ее дебют скучным не назовешь. Только возникает вопрос: чем отличается этот полукриминальный мир, где без конца пьют, хвастаются друг перед другом, тупо пытаются понять школьные задачки, от того, из которого уехали эти люди? От себя, похоже, не убежишь. Недаром древние говорили: "Все мое ношу с собой".

Новый роман Бронски "Самые острые блюда татарской кухни" вызвал восторг у немецких критиков. Они пишут, что прежде всего он привлекает "свежестью, юмором и необычными героями". Это роман, рассказывающий о судьбах трех женщин, представительниц трех поколений одной семьи, живущих в типичной советской коммуналке.

Ольга Мартынова выросла в Ленинграде. Закончила Ленинградский Педагогический институт им. Герцена (русский язык и литерарура), занималась в переводческом семинаре. Пишет прозу, стихи, эссе по-немецки. В этом году она представила в Литературном Доме Берлина новый роман "Sogar Papageien berleben uns" ("Даже попугаи нас переживут"), вышедший в издательстве "Graz" (2010 год).

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




Отделка домов цены mankaraya.ru. | Каркасные бани под ключ нижний новгород строительная компания "Под Ключ".
      ©Вест Консалтинг 2008 г.