Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 12 (176), 2019 г.



Светлана Дион
"ГореСчастье"
Блокнот догадок / стихи, проза, заметки



М.: "Вест-Консалтинг", 2019

Размышляя о судьбах наших соотечественников за рубежом, приходится признать очевидное. Чужая языковая и социокультурная среда, выражаясь по-простому, затягивает. Мало кому удается, пропустив через себя особенности иноземного языка, сохранить в себе стержень — русскую культуру. Для русской женщины "душа" и "любовь" — основные понятия. На Западе же все проще: брачный контракт, партнерские отношения, неприкосновенное private space (частное пространство) каждого из супругов. В такой атмосфере русская женщина, привыкшая все отдавать любимому, или чахнет, или… несмотря ни на что, остается собой, как автор этой книги.
Чтобы составить целостную картину о том, что за личность Светлана Дион, следует, как мне кажется, коснуться разных измерений ее творчества. Если бы мы видели только ее силлабо-тонику, но не видели длинных, просторных верлибров; если бы мы знали только стихотворения, но не читали бы чувственную, пылкую прозу; если бы разговаривали с ней только по-русски и не слышали бы, как она свободно читает стихи на трех европейских языках — мы бы никогда не узнали по-настоящему, какая она на самом деле и что хочет донести до всех нас.
"Сколько языков ты знаешь — столько раз ты человек", — говорил А. П. Чехов. Трудно поставить эти слова под сомнение. Однажды мне довелось услышать, как Светлана Дион, общаясь с читателями, переходит со стихотворения, написанного на английском языке, на испанское, непохожее и по форме, и по настроению, потом — декламирует французский верлибр, и вновь возвращается к родной речи. Без акцента. Без запинки. Без малейшего напряжения. Вот это я понимаю — гражданка мира!..
Сказанное, однако, не означает, что, воспроизводя французскую речь, Светлана Дион транслирует французскую ментальность, в которой принято любить утонченно и учтиво, а декламируя английское стихотворение, демонстрирует ассоциирующуюся с этим языком приглушенность чувств. Ничуть не бывало: она остается собой, русской женщиной, кредо которой: "Главное — что любовь живет во мне!". Если же источник внутри нее иссякнет, то и жизнь как бы заканчивается: не чувствуя, героиня наглухо закрывается и от любви, и от боли. Вот почему столь печальны поэтические отрывки из романа "Попрошайка любви", с авторскими переводами на французский и английский языки:

Любить? Или нет? — Не любить:
Наш выбор, увы, неизбежный,
И в каждой судьбе рвется нить,
Где замерло время в надежде…

А так — на языке Шекспира:

To love or not to love? –
The choice not to escape:
One instant for each fate,
When time forgets its shape…

"To love or not to love?" — дилемма Гамлета. Рано или поздно перед человеком встают такие вопросы, которые требуют однозначного ответа: "да" или "нет". Вопросы могут быть самыми разными, но, как мне кажется, с того, что так прямо, "в лоб", задает автор, начинаются все остальные, касающиеся основных правил, по которым мы живем. По-французски это звучит мягче: "Aimer ou ne pas aimer?" — Есть ли у нас выбор? "Есть", — сама себе отвечает автор. И от наших ответов зависит не только наша судьба, но и участь близких людей…
Последние двадцать лет Светлана Дион проживает в Испании. Метафорическое осмысление природы человеческих чувств характерно как для русской, так и для испанской поэзии, но особенность испанского стихосложения в одинаковом количестве слогов в строке, то есть действует принцип изосиллабизма (равносложия). Русскоговорящим стихотворцам, воспитанным на чередовании ударных и безударных слогов, сложно "переключиться" на восприятие этого звучного и страстного языка, а уж писать на нем стихи сами понимаете, каких трудов стоит. Чтобы не быть голословной, процитирую:

Me pongo el major abrigo,
Desde que te has ido
Acabé de hablar
Y mi corazón dolido
Solamente habla contigo;

Понятно что-нибудь? Но как звучит!.. Мне удалось различить только слова "сorazon" (сердце). И все понятно — строки о любви… Любовь русской женщины — это самоотверженность, жертвенность. Для нее любимый мужчина "mi аmor, mi dolor, mi amigo" — моя любовь, моя боль, мой друг… При этом о стране, с которой связана значительная веха жизни, Светлана Дион отзывается с благодарностью и теплотой (ей посвящен цикл стихов "Испания моя, земля чужая…"):

И чудится, что ты была мне кровом,
Землей, хранившей вековой покой,
И новые деревни здесь не новы,
И твой язык знаком душе больной.

Особое место в сердце автора занимает Грузия. "Misterio de Sikvaruli" — "Загадка любви" — так, два слова, испанское и грузинское, объединяются в заголовок красочного верлибра. Любовь, особенно если она исходит от женщины, обладает особой нежностью, огромной выносливостью и прямо-таки материнской снисходительностью. Избраннику прощается многое. Безоглядное чувство в крови у наших, есть даже поговорка: "Жалеет — значит любит".
В этой книге автор представила произведения разных жанров. Но и мистический роман "Попрошайка любви", и светлый рассказ "Градус мужества", и все стихотворения демонстрируют жажду жизни и силу нравственного величия. Такую любовь может дать только русская женщина… такая, как Светлана Дион, которая в одном из своих интервью на вопрос: "В чем смысл жизни?", не задумываясь, ответила: "В любви".

Вера КИУЛИНА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.