Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 10 (174), 2019 г.



Дмитрий Гаранин
"Избранное"



М.: "Вест-Консалтинг", 2019

Книга Дмитрия Гаранина "Избранное" — целостная, несмотря на то, что автор отмечает в предисловии деление сборника на московский доперестроечный период и эмиграционный период (начиная с 2012 года). При напускной дневниковости (стихотворения датированы и размещены в хронологическом порядке) тексты тщательно отобраны. Пристальное внимание поэт уделяет остросоциальным текстам. Бросается в глаза образ ветхого городского пространства, будничность, сквозь которую дышит перегаром лицо бытового алкоголизма:

Вот открылся, как нарыв,
Оболочка-магазин.
Он скупые крохи нив
И толпу людей вместил,

Что сбежались до зари,
Что оторваны от дел…

Что называется, угадай страну с одной строки… Очередь, в принципе, может наблюдаться и на Западе (во время сезонных распродаж, в дни так называемых "черных пятниц" люди штурмом берут магазины), но исконно русское слово "нивы", утяжеленное уточнением, рисует перед нами картину (пост)советского товарного дефицита. Столица ли показана, провинция, не так важно: в стихотворении грязный снег уравнивает неоднородное социокультурное пространство. Если что-то и объединяет центр и замкадье, так это сырые хлопья атмосферных осадков…
Гражданская лирика Дмитрия Гаранина — сверлящий взгляд автора на конкретные события в родной стране.Употребление поэтом просторечных выражений, не свойственных литературной речи, указывает на социальное неблагополучие: в жесткой среде социальной напряженности хорошо себя чувствует сниженная лексика. Общественный пафос в духе "ждем перемен" автору не чужд, однако он хорошо себе представляет, что несет с собой революционная ситуация — пробудиться придется всем, и многим — поневоле:

И будь ты хоть последний выродок,
Но новизны победный рашпиль
Дерет сетчатку глаз невымытых,
Еще зашторенных вчерашне.

Так вот резко. А как иначе? Это наше, чисто российское. Рефлексируя над нашей действительностью, поэт изображает город постсоветский, наследующий основные черты города советского, жителя которого не проведешь на мякине. Наденет ли "розовые очки" рожденный в годы брежневского "застоя"? Не имеет значение сегодняшнее место пребывания автора: эмиграция не меняет сложившегося мировоззрения, скорее, намертво его цементирует. Для советского человека имели ценность различные достижения, полученные собственным трудом. Советский человек, выросший в упомянутую эпоху, на мир смотрит непредвзято. Он открытый, не пытается ставить себя выше других, напротив, к себе весьма строг:

Только тем, что умею, быть может, и пригожусь.
Как в лесу разбойник, другой насвищу мотив,
не пытаясь понять человечьих терзаний суть,
диким вызовом сострадание заменив.

А может, и прав гаранинский герой? Истинное сострадание бескорыстно, потому не каждый в силах его проявить. Этот же человек не желает казаться "добреньким", он прямодушен, что, на мой взгляд, намного человечнее, нежели попытки выдавить из себя социально приемлемое поведение при отсутствии внутренней теплоты. Сострадание подразумевает активное действие, оно проявляется в оказании реальной помощи людям, попавшим в беду. Слово утешения, участливый взгляд, улыбка и дружеские похлопывания по плечу — все это тоже может быть состраданием. Слишком много навалилось на человека, на "свечение" сил уже  не хватает — выжить бы… Лично я не верю в черствость этого героя, а вот в искренности убеждена. Так трезво может говорить о себе только честный перед собой человек.
Побудительные мотивы в стихотворениях автора довольно сильны. Взять хотя бы рассуждение о стихотворной форме — вечное воззвание к поэту:

Не закон тебе чей-то каприз!
Капитан своей доли опальной,
ты в свободном паренье завис
между молотом и наковальней.

О, как узнаваемо пушкинское — "Поэт, не дорожи любовию народной!.." Здесь Гаранин подчеркивает возвышенный и возвышающий характер поэтического творчества, при этом прямо указывая на тяжелое положение "свободного художника": вплетенная в текст идиома книжного стиля предполагает опасность, ситуацию, когда трудности подкрадываются с двух сторон. От поэта требуется бесстрашие, чтобы не потакать ожиданиям, коих массовый читатель "алчет в форме седой сантиментов", и в то же время не впасть в дешевый постмодернизм "радикальных новаций". Конечно, поэту необходимо признание, но это не обязывает его шлифовать свою уникальность, обтесывать ее по лекалам неких умозрительных "других". Разобравшись с приоритетами, поэт получает возможность показывать окружающим свое истинное лицо, создавать форму стихотворного текста, опираясь исключительно на собственные представления о допустимом и неприемлемом. В самом деле, почему кто-то решил, что жить, не выделяясь из толпы, — правильно?

Вера КИУЛИНА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.