Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 09 (173), 2019 г.



Анастасия АПРЕЛЬ



ГОВОРЯЩАЯ КНИГА

Анастасия Шумова (литературный псевдоним — Анастасия Апрель) — прозаик. Родилась в 1993 году в городе Братск Иркутской области, где живет и работает по настоящую пору. Выпускница Курсов литературного мастерства А. В. Воронцова, член Российского союза писателей, номинант литературных премий "Писатель года", "Народный писатель", имени Сергея Есенина "Русь моя", "Наследие", имени М. Ю. Лермонтова, участник общелитературного фестиваля "Поехали! в Астрахань". Есть многочисленные публикации в соответствующих альманахах, а также в Каталогах "ММКВЯ‑2014", "ММКВЯ‑2017", сборниках Российского союза писателей, журнале "Российский колокол" и др. В 2016 году издала сборник рассказов "13 месяцев". В 2017 году издала книгу "Хранители созвездий" в жанре мифологического фэнтези.

Снега намело до самых окон в один из последних дней ноября. Накануне декабря родители Кристины, как всегда, праздновали ее день рождения. Гости все прибывали, расхваливали пышное платье девочки и яркий бант на голове и вручали ей подарок. Кто-то дарил игрушки, кто-то наряды для кукол, а также сами куклы, а чьи-то подарки все же отличались оригинальностью. Кристина была вне себя от счастья. Она бегала по дому и улыбалась каждому, чье лицо видела. Ей нравилось быть в центре внимания, нравилось приподнимать подол пышного длинного платья и кружиться. Когда все гости уже прибыли, Кристина немного запечалилась, ведь это означало, что подарков больше не будет, но в дверь неожиданно постучали. Кристина поспешила открыть дверь дома, в лицо подул снежный ветер, а на руки упал холодный сверток. В такую метель она никого не могла разглядеть, так что девочка сказала что-то неразборчивое и закрыла дверь.
— Кто это был, Кристина? — спросил ее отец.
— Я не видела, — ответила девочка.
На свертке было написано ее имя, так что Кристина судорожно стала сдирать упаковку со своего подарка, уж слишком она была нетерпеливой.
Разодрав упаковку, она разочарованно заморгала глазами.
— Папа, это книга! Книга! Зачем мне книга?
Отец Кристины все это время наблюдал за дочерью. Он склонился к ней и взял у нее книгу.
— Я же не люблю книги, папа! Кто мне ее подарил?
— Не знаю, родная. Иди положи ее к остальным подаркам в своей комнате. Может быть, когда-нибудь она тебе приглянется.
Но Кристина замотала головой.
— Нет, она мне не нравится, — она схватила книгу у отца и направилась в свою комнату.
Казалось, праздник для девочки был испорчен. Кто мог подарить ей книгу, когда каждый знает, как сильно она не любит читать?
Кристина была красивой девчушкой: тонкие черты лица, маленький нос, аккуратные губы и ясные голубые глаза. У нее были длинные белокурые волосы, за которыми ухаживала мать Кристины, а сама девчушка была способна только на пререкания, капризы и желания.
Войдя в комнату, Кристина со злостью швырнула книгу в кипу подарков и развернулась, собираясь покинуть комнату.
— Ой-ой-ой! — раздался писклявый голос. — Больно же!
— Кто это? — испуганно спрашивала девчушка.
— И кто тебя учил бросаться книгами? Это верх невоспитанности!
— Что? Кто это говорит?
— Я это, я!
Из другого конца комнаты, возле кипы подарков, раздавалось тяжелое дыхание и легкий писк. Наконец на горе подарков показалась книга, она стояла на картонных ножках, а такие же картонные ручки уткнула в бока. На обложке были глаза и рот, сквозь который виднелись страницы.
Кристина заморгала, не веря своим глазам.
— Ну и чего ты стоишь? — недовольно спросила книга.
И тут-то девочка закричала во весь голос. Она швырнула в книгу первое, что попалось под руку, — мягкую игрушку, — подняла книгу с пола и выбежала в гостиную.
— Папа! Папа! — задыхалась Кристина. — Папа, забери ее! Забери!
Девочка всучила отцу книгу.
— Отправь ее обратно! Пожалуйста! Она… Она живая!
Отец Кристины растерянно посмотрел на книгу, которая выглядела самой обычной — такой же, как и все другие книги.
Тут устало поднялась со стула мать девочки, она подошла к мужу и обеспокоено коснулась его плеча. Он взглянул на нее тем же растерянным взглядом, а Кристина тем временем все повторяла:
— Мама! Папа! Верните ее! Пожалуйста!
В конце концов отец Кристины избавился от книги и об этом инциденте забыли аж на целую неделю.

Снег продолжал заметать под самые окна, сильная метель то отступала, то вновь настигала город. По субботам приходил почтальон, весь в снегу, он доставлял семье почту.
Когда Кристина выбежала из своей комнаты, только-только пробудившись ото сна, отец уже направлялся в свой кабинет со стопкой писем и различными свертками.
— Папа! — окликнула его Кристина.
Он оглянулся.
— Доброе утро.
— Давай я тебе помогу! — с готовностью предложила она, кивнув на прибывшую почту.
Отец с глубоким вздохом зашел в свой кабинет.
— Ты же знаешь, что в этом деле от тебя больше вреда, чем пользы. Особенно если тебе что-то приглянется.
— Пожалуйста!
Отец опустился в кресло за столом и таки кивнул дочери. Кристина увлеченно стала разбирать стопку писем и свертков, откладывая все в одну сторону, но наконец она добралась до яркого свертка, который ей понравился, и схватила его.
— Можно я возьму? — спросила она отца.
— Нет. Ты что-то берешь, а потом это теряется неизвестно где, — строго ответил ей отец и, забрав у дочери сверток, положил его обратно на стол.
— Но папа!
— Нет, я сказал!
Кристина расстроилась и вышла из кабинета. Она и не думала сдаваться. Ведь когда ей что-либо не доставалось честным путем, она забирала это преступным способом.
На этот раз она дождалась, когда отец выйдет из кабинета, бесшумно проникла внутрь, схватила сверток и пулей помчалась к себе в комнату.
И вот она уже поспешно сдирает яркую упаковку со свертка и испуганно глядит на то, что оказывается под ней. У девочки нет сомнений, это та самая книга, которая при первой встрече заговорила с ней. Сердце Кристины гулко забилось о ребра. Она не двигалась, будто парализованная увиденным.
— Только не кричи, — раздался тоненький голосок из книги, с разных сторон уже вылезали картонные ручки и ножки. — Я еще с прошлого раза не оправилась. Надо же было так закричать!
Дыхание девочки участилось, с каким-то отвращением она поставила говорящий сборник сказок на полку, втиснула книгу между двумя другими, в которых были одни лишь картинки. Кристина мгновенно отшагнула от полки и испуганно наблюдала за ней. Книга ничего не говорила, не размахивала картонной ручонкой, вообще не двигалась.
— Кристина, — зовет девочку отец, заглядывая в комнату. — Идем, ты нужна маме.
Она идет за отцом по причине испуга. В другой раз она стала бы отказываться и капризничать, а капризы всегда сходили ей с рук. Кристина была избалованной, она не могла даже представить, что другие родители совсем не потакают своим детям, как это делали родители Кристины. Она была долгожданным ребенком, забеременеть вторым мама Кристины смогла только сейчас, и то беременность протекала с осложнениями. Женщина уже неделю не вставала с кровати.
Кристина же не придавала этому большого значения, ведь мама в любом случае встанет и снова будет баловать свою любимую дочку.

Прошло две недели. До Нового года оставалось еще столько же, но о нем, казалось, все забыли. Даже Кристина не думала о наступлении праздника.
В скромном черном платье она зашла в свою комнату. Волосы заплетены в косу и крепились черной атласной лентой. Девочка была подавлена, но совсем не тем, что кровать в комнате матери больше никто не занимает. Ей так хотелось, чтобы кто-нибудь ее утешил. Отец то и дело запирался у себя в кабинете, за весь день ей удавалось видеть его всего пару раз. Ее больше никто не баловал, никто не потакал ее капризам и никто не спрашивал о том, чего же она хочет.
Вспомнив о говорящей книге, Кристина подошла к полке и взяла оттуда сборник. Он молчал, не двигался и не шевелился. Может быть, ей просто показалось, что книга говорила с ней? Она перевернула ее обратной стороной, но и там не увидела ничего интересного. Тогда Кристина решила вернуть книгу обратно на полку, но книга выскользнула из ее рук, упала на письменный стол и раскрылась.
— Да сколько можно меня ронять! — недовольно воскликнула книга, поднимаясь на картонные ножки.
Кристина ахнула и посторонилась.
— Ты живая?
Но книга не слышала ее, продолжая выражать недовольство.
— Где это видано, чтобы книгу ставили на полку, даже ни разу не прочитав! Нельзя так долго держать меня взаперти! Мне становится одиноко… — Закончила она грустным тоном.
— Зачем только я отправилась к тебе. Лучше бы мне поехать к Мише через два квартала. Уж он бы так со мной не обходился!
— К Мише? — непонимающим тоном спрашивала Кристина.
Но книга вдруг разрыдалась, картонной ручонкой она вынула бумажный вкладыш под своей обложкой и стала вытирать невидимые слезы.
Кристина только удивилась, она и не думала извиняться. Ведь извинялись всегда перед ней.
Книга вскоре успокоилась, спрятала вкладыш обратно под обложку и отвернулась от девочки.
— Что тебе нужно? — спросила Кристина.
— Что мне нужно! — воскликнула книга. — То же, что и всем книгам на планете, — чтобы меня хотя бы раз прочли!
— Я не люблю читать, — отрезала Кристина.
— Оно и видно. Любила бы, была бы сейчас совсем другой. Совсем не грубой, а отзывчивой, воспитанной, великодушной.
— Я вовсе не грубая! — обиженно воскликнула девочка.
— Что вижу, то и говорю, — ответила книга. — Но ладно, будет мне злиться, — книга повернулась к Кристине и с грустью посмотрела на нее. — Я слышала, что у тебя умерла мама. Мне очень жаль. Наверное, ты сильно расстроена.
— Да. Мама любила меня, она всегда дарила мне игрушки. Кто же будет дарить их мне сейчас? Кто?!
Теперь уже рыдала Кристина.
Книга была в полном смятении, она не могла поверить собственным ушам.
— Ты расстроена, потому что никто не дарит тебе подарки? — тихо осведомилась она.
Кристина кивнула, а книга разозлилась.
— Поставь меня обратно на полку!
Кристина отвлеклась от своих рыданий и посмотрела на книгу.
— Что?
— Верни меня на полку!
— Но зачем?
— Я не хочу разговаривать с тобой, лучше я буду стоять там! Как ты можешь горевать из-за подарков? Неужели ты не расстроена тем, что мама больше не зайдет в твою комнату, не обнимет и не поцелует тебя? Эгоистичная девчонка! Верни меня на полку!
Раньше Кристина даже не задумывалась над тем, о чем только что сказала книга. И она бы поговорила с ней еще, но книга стала таскать карандаши и ручки со стола и скидывать на пол, она яростно о чем-то бормотала, и Кристине пришлось поставить книгу обратно на полку.

— Марш в свою комнату! И не смей больше заходить в мой кабинет! — раздался отцовский крик две недели спустя.
Казалось, от этого крика тряслись стены и качались люстры.
Вся в слезах Кристина выбежала из его кабинета, забежала в свою комнату и хлопнула дверью. Ей было как никогда одиноко. Теперь, когда на нее кричал отец, ей даже не к кому было бежать. И если раньше в этом доме она получала только любовь, то сейчас ей казалось, что она окружена ненавистью.
Перестав плакать, Кристина подбежала к полке. Торопливым движением она достала книгу и аккуратно положила ее на стол перед собой. Книга молчала.
— Дорогая книга! Прошу, поговори со мной. Пожалуйста, поговори. Мне сейчас так плохо, — Кристина всхлипнула.
Книга продолжала молчать.
— Прошу, прости меня! — взмолилась девочка. — Прости, что я так обходилась с тобой. Пожалуйста, ответь.
— Наконец-то ты извинилась, — раздался тоненький голос из книги.
— Книга! — обрадовалась Кристина.
Та самая книга уже поднималась на картонные ножки.
— Ну-с? Что у тебя стряслось?
— Папа… — Всхлипнула девочка, не способная ничего толком объяснить.
— Папа! Что папа? Твоему папе сейчас нужны внимание и поддержка! — с готовностью ответила книга. — Ему тяжело. Тебе нужно перестать быть маленькой девочкой, которая только капризничает.
— Но я маленькая! — воскликнула Кристина.
— Маленькая капризная девчонка! — поддержала книга. — Пора тебе учиться помощи и заботе.
— Что ты можешь знать об этом? В тебе же только сказки!
— Тебе не мешало бы сначала прочесть мои сказки.
Но Кристина ее не слушала.
— Он меня ненавидит. Ненавидит!
— Твой папа тебя любит! — говорила книга. — А тебе не мешало бы показать ему, что и ты его любишь.
— Он кричит на меня!
— Наверняка он кричит не без причины!
Кристина бросила книгу на прикроватный столик и убежала в ванную.
Был уже поздний вечер. Кристина не хотела слушать занудную книгу, так что она умылась и легла в постель.
Метель сбавляла обороты. Следующая ночь должна была быть Новогодней, и, к счастью горожан, погода налаживалась.
— Кристина? — тихо позвал отец, заглянув в комнату.
Девочка лежала в постели под одеялом, в комнате работал один ночник, а рядом с кроватью, на тумбочке, лежала та самая говорящая книга.
Отец Кристины бесшумно прошел в комнату, подошел к кровати, поправив у дочери одеяло и поцеловав ее в лоб. Он тяжело вздохнул и вышел.
На самом деле Кристина не спала, она лишь притворилась, желая узнать, как действительно ведет себя ее отец.
Когда дверь детской закрылась, книга поднялась на ноги и шепотом заговорила:
— Видишь, как он тебя любит! А что ты?
Не дожидаясь ответа, книга перелезла на кровать и прямо по ней направилась к письменному столу.
— Куда ты? — спросила Кристина.
— На полку, — горько сказала книга.
— Но почему?
— Там знают, что такое любовь. Там мне будет лучше.
Кристина ничего ей больше не сказала, она откинула одеяло и тихо вышла из комнаты.
На одних носочках она шагала к кабинету отца, откуда исходил теплый оранжевый свет. Она села на пол возле полуоткрытой двери и стала выглядывать отца.
Мужчина, в последнее время носивший один и тот же джемпер, сидел за столом. За последний месяц у его глаз появились морщины, а волосы на висках из темных превратились в слегка поседевшие. В его руках был альбом с фотографиями.
Кристина его узнала, это была большая книга в коричневой обложке. Практически все фотографии там были с Кристиной и ее матерью. Отец рассматривал фотографии с улыбкой, но глаза его светились тоской.
Тогда Кристина так же тихо поднялась и вернулась в свою комнату.
— Книга! — позвала она. — Книга, пожалуйста!
— Чего тебе? — сонно и недовольно откликнулась книга. Голос ее был приглушенным.
— Я хочу читать! Но у меня… у меня нет книг с одними словами. У меня только книги с картинками, — с досадой говорила Кристина.
Книга спрыгнула с полки, приземляясь на поверхность стола. Вид у нее был слегка ошеломленный.
— Как это нет? — возмутилась книга. — А я?
— Я не хочу тебя читать!
Книга рассердилась, бумажная грудь надулась, словно в нее запустили воздух.
— Почему ты не хочешь меня читать?
— Не хочу, — отвернулась девочка, скрестив руки на груди. — Ты живая.
— Я обещаю молчать! — С этими словами книга рухнула на поверхность стола.
У нее уже не было картонных рук и ног, не было глаз и рта. Сборник сказок выглядел совсем обычным. Если не знать, что раньше книга была живой, то любой принял бы ее за простую бумажную книгу в твердом переплете.
Девочка долго смотрела на нее, словно ждала, когда та подскочит, но книга не шелохнулась. Тогда Кристина медленно подошла к столу и аккуратно взяла в руки книгу. Она села на кровать, положила книгу на колени, осторожно открыла и стала перелистывать первые страницы с оглавлением.
— Щекотно! — захохотала книга.
— Ты мешаешь мне! — прикрикнула на книгу девочка.
Книга замолчала, вновь превращаясь в обычный предмет.
Кристина зачиталась допоздна. Она не хотела откладывать книгу на потом и терять это необычное чувство, которое посетило ее, когда она только-только стала вчитываться в текст. Но девочка была уставшая, а времени было много, поэтому, незаметно для себя, она заснула. Книга лежала на животе у Кристины, продолжая молчать и не шевелиться. Казалось, будто и она заснула вместе с девочкой.
— Книга, — тихо позвала Кристина, проснувшись утром, словно боясь разрушить какую-то особенную атмосферу в комнате. — Книга, а знаешь, мне понравилось. — Призналась девочка.
Но книга молчала.
— Проснись, книга, уже утро, — сказала Кристина.
Книга не двигалась и не говорила.
Тогда девочка поднялась с постели и пошла умываться в ванную. Она решила, что уж когда она вернется обратно в комнату, то книга уже будет на ногах, будет на что-то ворчать или просто о чем-то с ней говорить. Но книга продолжала молча лежать, даже когда Кристина вернулась в комнату.
— Книга, дорогая, я тебя чем-то обидела? Скажи мне!
Но ответа не было.
Подавленная этой ситуацией, она схватила книгу и побежала в кабинет к отцу, который в такое время уже чем-то занимался за своим столом. Девочка совсем забыла про то, что еще вчера отец запретил ей здесь бывать. Но, видимо, он и сам забыл об этом, на вторжение дочери он даже не разозлился.
— Папа! Папа! Помоги мне, прошу! — взмолилась Кристина.
— Что случилось? — Он поднял на нее обеспокоенный взгляд.
Кристина подбежала к столу, сунула отцу книгу.
— Книга. Она молчит, она больше не говорит со мной. Я стала ее читать, а она перестала говорить. Что делать?
— Ты стала читать? — недоверчиво спросил ее отец.
Кристина кивнула.
— Так эта книга тебе все-таки приглянулась?
Кристина снова кивнула.
— Как она попала в дом? Я же избавился от нее.
— Папа! Что же мне делать?
Отец положил книгу на стол, улыбнулся и посадил дочь к себе на колени.
— Запомни, родная, что каждая книга будет разговаривать с тобой, когда ты будешь ее читать. Для этого ей не обязательно говорить вслух, все ее слова будут доноситься до твоего сердца, вот сюда, — он приложил свою руку к груди дочери. — Именно так мы общаемся с книгами. Через сердце и душу.
Кристину не совсем удовлетворил такой ответ, она печально смотрела на отца.
— Но я буду скучать по ней.
Именно в этот момент Кристина резко подумала о матери. Осознание того, что мама тоже больше не заговорит с ней, окатило ее с ног до головы, как ледяная вода. Кристина разрыдалась, а сквозь всхлипы говорила отцу:
— И по маме. Как же я буду без мамы, папа?
Отец помрачнел, однако то, что его дочь за все это время все-таки поняла потерю и теперь разделяла ее вместе с ним, порадовало его. Он погладил дочь по голове.
— Я тоже скучаю по ней. Мама тем более будет в нашем сердце, в каждой книге, которую ты прочтешь, и в каждой твоей игрушке.
— Как это?
— Вот так. Ты ее не видишь, но она всегда рядом.
Кристина обняла отца за шею, а потом тихо сказала:
— Папа, можно мне кое-что попросить?
— Все что угодно.
— Пожалуйста, подари мне… подари мне книгу.
За книгой уже никто не наблюдал, так что она, тихо таясь и сдерживаясь, бесшумно улыбнулась, моргнула счастливыми глазами и потеряла свой необычный волшебный облик. На ее обложке больше не было глаз и рта, была лишь одна надпись "Сборник сказок".



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.