Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 37 (67), 2010 г.



Олег ВОРОНЦОВ

Вместе со всеми

Сегодня я посмотрел в Мадриде в Музее Тиссена выставку "Сады импрессионистов". Я медленно шел по небольшим залам экспозиции, а вокруг висели красочные полотна Моне, Ренуара, Делакруа, Писсарро. Сады, пейзажи, пруды, клумбы, цветы, кусты, деревья. Осенью и зимой, в дождь и ярким солнечным днем. А потом я дошел до Ван Гога, и почему-то совершенно забыл и про импрессионистов, и про их сады. У всех центральное место занимали пейзажи и формы их преподнесения. А у Ван Гога центром интереса был он сам. Да-да, именно точка, с которой он взирал на свои поля и цветы, и была самой важной, самой центральной для понимания всего сюжета. Потому что сюжет был фоном. А видение автора именно из этой точки говорило обо всем — я так вижу этот мир из этой точки и поэтому отсюда и надо смотреть!

И в этот момент я понял, что во время своих постоянных поездок в Москву именно с этой позиции воспринимаю Россию. Я там, вместе со всеми, в хаосе крупного мегаполиса, живущего по своим особенным законам и варящегося в собственном соку, и, вместе с тем, просто нахожусь где-то рядом и только в качестве наблюдателя. Мне не интересны новые башни и дорогие машины. Я это уже все видел. Мне не интересны культовые места и пионерные проекты на сцене. Где-то и когда-то это уже попробовали другие.

Мне интересны лишь те, кто в этой людской толчее ударяются об мой локоть и спешат ежедневно туда, куда зовет их долг или быт. Те, с кем я прошел длинные и такие разные этапы нашего общества. Длинные для нас, людей, но короткие для динамично развивающегося общества. И я стою на воображаемом краю вангоговского поля, где-нибудь у выхода из московского метро, и смотрю на тех, кто проплывает или проносится мимо. Одни, все еще такие, как я, романтики примерного социалистического воспитания и культуры, а другие уже стали или быстро становятся жителями нового глобального общества, узнающие о новостях из Интернета и признающие единственно правильным языком язык SMS или чатов.

И мы, россияне, уже давно не однородны. Хотим мы этого или не хотим. И давно не такие, которыми мы были сорок или двадцать лет назад. Да, все течет и все изменяется. Вопрос в том, что часто за борт для быстроты движения или набора большей высоты выбрасывается не тот баласт. Когда-то мы гордились нашими ценностями. Пусть многие из них были наивными и глупыми, но мы ими гордились. Нам общественное было важнее личного. Мы впитывали патриотизм с молоком матери и пускали слезы, видя на экранах мужественных советских разведчиков. Мы тогда ценили книги гораздо сильнее, чем сегодня новую модель дорогих часов, и с пеной у рта на своих кухнях обсуждали уровень образования в наших школах и институтах. Все все понимали одинаково и стремились к одним и тем же целям с равными критериями. Мы зачитывались "Самиздатом" и сдавали макулатуру в обмен на классиков. Не из-за новых обложек на книжных полках, а потому что они нас "трогали". Вам никогда не приходило в голову, что развал коммунизма в СССР произошел именно потому, что была равноподготовлена масса людей с большим объемом знаний и эмпирического опыта, осознавшая в один момент, что дальше был путь в никуда? И тогда эта масса, умная и интересующаяся, обеспокоенная за будущее своих детей, с большим набором одинаковых человеческих ценностей и моральных принципов, смогла, практически без радикальных катаклизмов, изменить течение своей жизни.

И вот сегодня, на краю вангоговского поля, мне показалось, что мы с вами уже далеко не те. Забыты многие принципы и моральные ценности. Променяли патриотизм на красивые этикетки. Деньги стали перевешивать здравый смысл, а книги из друзей превратились в дизайнерский атрибут. Вы скажете, что это неизбежно в условиях глобализации. Может быть. Но разве от этого становится менее грустно? Разве вам не больно от того, что наши дети теперь не реагируют на имя Гагарин, а русских классиков предпочитают смотреть по телевизору или в кино? Мы хотим им передать наши прошлые критерии и традиции, а им, оказывается, это не только не надо, но и еще, почему-то, даже смешно от наших постоянных попыток.

Возможно, это все и неизбежно, однако где-то глубоко на подсознательном уровне упреком себе я постоянно слышу заученную фразу из школьных лет: "Но я же советский человек!". Да, мы были напичканы идеалами и патриотизмом, культурой и гражданской позицией, нематериалистическим видением мира и наивными знаниями об обществе потребления. Но внутри это нас согревало и объединяло. Делало сильными и гордыми, бесстрашными и мужественными, патриотичными и благородными. И не столько из чувства ностальгии, сколько из желания почувствовать это вновь, я задаюсь единственно важным вопросом на сегодняшний день: мы с вами готовы ощутить это вновь?



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.