Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 37 (67), 2010 г.



Светлой памяти Светланы Гайер

Переводчица русской классики Светлана Гайер скончалась 7 ноября 2010 года.

Это была невысокая женщина, у которой, тем не менее, хватало сил переводить с русского на немецкий тяжеловесные тома классиков. Она умерла вечером 7 ноября в возрасте 87 лет. Почти вся жизнь Светланы Гайер была посвящена литературному переводу.

Назвав ее однажды "королевой перевода", Лев Копелев не ошибся.

В ее послужном списке переводы на немецкий русских народных сказок Афанасьева, произведений Леонида Андреева, Михаила Булгакова, Андрея Белого, Андрея Платонова, Лидии Чуковской, Александра Солженицына, Владимира Войновича, Андрея Синявского. В свое время интерес к ней как переводчице проявлял Набоков, правда, их сотрудничество не состоялось. ("Мне было тогда не до него", — отшучивалась Светлана Михайловна.) Последние двадцать лет Светлана Гайер отдала работе над новым переводом на немецкий язык романов Достоевского. Именно в Цюрихе в издательстве "Ammann" впервые вышли новые переводы "Преступления и наказания", "Идиота", "Бесов", "Братьев Карамазовых" и "Подростка". В последние годы жизни Светлана Гайер готовила для этого же издательства перевод "Игрока".

Ее переводы отличались дословностью и точностью уже в названиях. Если название "Преступление и наказание" звучало раньше в переводе на немецкий как "Вина и грех", то в ее интерпретации это буквальный перевод. Обладание потрясающим чувством в равной степени двух языков, с которыми работала Светлана, максимально приблизило немецкого читателя к оригиналам русской классики. По ее же собственным словам, она ощущала это как вызов самой себе, потому что язык не может рассматриваться как константа. Язык — это всегда живое и подвижное явление. Один и тот же текст в переводе может подвергнуться многочисленным интерпретациям, и основная задача переводчика — подать произведение так, чтобы оно как можно точнее отражало языковую структуру и невидимую, но ощутимую на ментальном уровне сущность оригинала. Светлана переводила, не только оберегая стилистику. В каждом ее переводе присутствовала душа книги. Тоска по оригиналу — это были ее любимые слова.

Фильм Вадима Ендрейко "Женщина с пятью слонами" — это фильм о ней. 5-ю слонами Гайер называла произведения Достоевского, с которыми работала. Через всю жизнь она пронесла веру в развитие культуры и языка, несмотря на их повсеместное подавление: эти тенденции наблюдаются в наши дни во всем мире.

"Я не верю в то, что какой бы то ни был духовный опыт, даже если он неприятен, убивает человека, а не дает ему еще большую силу и уверенность", — говорила она.

Светлана Гайер родилась в Киеве в 1923 году. Отец Светланы умер в сталинских лагерях. Немецкому ее обучала мать. Семья жила в Киеве, когда началась война. Многие на Украине думали тогда, что немцы не могут быть хуже Сталина. До тех пор, пока длинные ряды евреев не погнали в Бабий Яр. Среди них была и лучшая подруга Светланы. Жуткие звуки расстрела были слышны в городе. Уже будучи пожилой, Гайер говорила, что до сих пор не может забыть этого кошмара, что такое не забывается никогда.

Однажды в дверь постучались от немецкого генерала, которому искали экономку. Так Светлана с матерью оказались в его доме. Как родственники политзаключенного и люди, работающие у немецкого генерала, они не могли оставаться в Киеве и оказались, таким образом, в Германии.

С 1944 года переводчица жила недалеко от Фрайбурга, в местечке Гюнтершталь. В Германии Гайер удалось получить стипендию имени Гумбольдта, которая позволила ей начать изучать в университете Фрайбурга литературу и сравнительное языкознание.

Не забывая Бабьего Яра, Светлана не могла, тем не менее, не испытывать уважения к стране, которая фактически ее спасла, приютив.

Ее переводы, по ее же собственным словам, это плата Германии за все хорошее, что страна сделала для нее.

Занимаясь переводом, как однажды заметила Гайер, все что переводишь, нужно держать под прицелом единого взгляда и повыше держать нос, хотя с презрением это не имеет ничего общего. Это, скорее, желание подняться до высот того классика, которого переводишь, найдя в себе для этого не только умение, но и мужество. Эта хрупкая, но мужественная женщина-переводчик, волею судеб оказавшаяся в Германии, чтобы исполнить совершенно определенную миссию по установлению связи между русской и немецкой культурой, умерла в своем доме, во Фрайбурге.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



 
 




Самая подробная информация межевание гатчина у нас.
      ©Вест Консалтинг 2008 г.