Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 08 (172), 2019 г.



Людмила КОЛЬ



ИЗ КНИГИ "ПЕРСОНАЖИ"



Людмила Коль — прозаик, издатель и главный редактор финляндского историко-культурного и литературного журнала на русском языке "LiteraruS Литературное слово", член Союза писателей Москвы, Союза писателей XXI века, Общества Финляндия-Россия, Всемирной Ассоциации русской прессы (ВАРП). Представитель Международной федерации русскоязычных писателей (МФРП) в Финляндии. Автор многих книг и публикаций. Живет в Хельсинки.



ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ

Его не стало вдруг — он не проснулся после наркоза. Его выводили, а он не просыпался. Ему начали что-то делать, подключали аппараты, снова вскрывали, кажется, копались в его внутренностях опять. Но он все равно уже не проснулся. Ей долго объясняли что-то, почему такое случается, почему врачи бессильны помочь. Но какое это имело для нее значение теперь?
Потом было много всего, что сопровождает смерть. А потом она, приходя с работы, бесчувственно сидела в большой квартире, курила одну за другой и старательно приучала свой организм, такой по сути еще молодой, к ощущению одиночества. Работал телевизор, чтобы создать иллюзию присутствия. Иногда она переставляла вещи, чтобы создать иллюзию необходимой домашней суеты. Иногда звонила или отвечала на телефонные звонки, чтобы создать иллюзию общения.
Один раз приехал в командировку тот, за которого она когда-то не вышла замуж. Собиралась — и не вышла. Решила, что ей для ее дальнейшей жизни он по каким-то параметрам не подходит. Так тогда получилось.
Он разложил вещи в кабинете и зажег над письменным столом давно не зажигавшуюся настольную лампочку, которая ярко осветила окно, если смотреть с улицы.
А потом они сидели на кухне. Она опять курила одну за другой и долго рассказывала про врачей и про всякое такое. А он слушал.
Ну вот так все и произошло. И теперь по вечерам настольная лампочка ярко освещала окно, если смотреть с улицы.



* * *

Ее докторскую праздновали в ресторане.
Было ужасно много людей, тостов, поздравлений и радости.
Уже совсем поздно ее на машине привезли домой в маленькую однокомнатную квартирку, завалив все столики, тумбочки, подоконники цветами.
Она осталась одна среди этого благоухающего великолепия в вазах, корзинах, красивых пакетах и теперь стояла посередине комнаты, недоуменно глядя на них.
Потом осторожно, словно чужая, пробралась к дивану, села и, опустив голову на беспомощные женские кулачки, горько заплакала.



* * *

— Тебя как зовут?
— Саша.
— А его?
— Эдди.
— Он твой брат?
— Да.
— А почему он не говорит по-русски?
— Потому что у него оба родителя финны.



* * *

В четыре утра просыпается. Прислушивается к хлопанью почтовых ящиков во дворе. Привезли центральную газету, рассовывают. Раз, два, три… десять. Машина отъезжает. Подсчитывает: десять выписывают, а всего двадцать шесть квартир… ну, шесть иностранцев скинем… значит, шестнадцать… шведоязычных четверо — двадцать… Остается шесть. Не выписывают, значит… А как же сегодня будут иметь свое мнение?.. Засыпает.



ЧЕЛОВЕКОЛЮБИВЫЕ
 
*

Черный дрозд сидит на вишне, в самую серединку забрался, устроился на ветке и склевывает поспевшие красные ягоды.
— Ты что делаешь! Урожай губишь! А ну давай оттуда! Червяков ищи!
Повернулся хвостом и зажмурился от солнца.



*

Еж под дверью слишком долго возится — вынюхивает, где-то мышь учуял. Дверь вдруг резко открывается — выходит кто-то. Посторонился вежливо. Поднял мордочку, укоризненно посмотрел: "Ну, что же это вы так неосторожно! Ведь я же здесь!"



*

Перед домом сидит ушастый — здоровенный заяц-русак. Заслышав, что сзади хлопнула дверь, посторонился — слегка сдвинулся вбок, чтобы дать пройти.



*

Синичка запуталась с червяками, по ошибке в чуть приоткрытую форточку влетела. А выбраться-то как же? Затаилась на подоконнике, в самый угол забилась.
— Да вылетай же скорее, дверь для тебя открыли! Что сидишь, вылетай, говорят!
Поняла вдруг! Кинула на прощенье благодарный, человеческий, взгляд: спасибо, я еще прилечу!



*

В темноте лягушка пришла, сидит на пятнышке света, который падает из окна. Ждет человека.



*

Из кустов чьего-то участка вышел заяц. Потопал к дорожке. Заслышав шаги, остановился. Глянул на прохожего: "А ты что здесь делаешь? Я тебя вижу первый раз".



*

Белка сидит на холодильнике, жует нектарин, прислушивается к звукам, меряет расстояние: то ли уже в форточку, то ли еще подождать.
— Ах ты, бессовестная! И все остальные надкусила!
Тут уж точно не до размышлений.



*

По весне горлица прилетела. На свое прежнее место. Свить гнездышко на березе. А места уже нет. Одни опилки остались. Села на землю и одиноко, печально заворковала.



*

В шесть утра над головой, на потолке, возится, возится, возится… Белка. Проснулась. Приводит квартиру в порядок. Как под крышу попала? Через трубу, наверно. Возится, возится. Потом — прыг-прыг по диагонали. И затихло. Ушла на работу.



*

До чего же глупая птица фазан! Вышел на самую середину проезжей части, встал, распустил свой павлиний хвост — поглядите, какой красавец! — перекрыл движение.



*

Красногрудка на участке разгуливает со своим бойфрендом. По камням друг за дружкой поскакали в поисках червяков, не обращая никакого внимания на людей. А несколько дней назад бельчонок забрался внутрь, возился на полу, пока хозяин его не увидел. И что вас все к человеку тянет? Вчера заяц мимо пробегал, в открытую настежь дверь заглянул: в гости не пригласите? Скоро со всеми вами за руку (за лапку) здороваться будем.



* * *

"Родина имеет запах", — сказал кто-то.
И каждая страна — тоже.
Дания пахнет чистым, выстиранным бельем.
Франция — полевыми травами, парфюмом, и сыром, конечно.
У Индии запах испражнений, человеческих и прочих.
Финляндия пахнет общественной столовкой — жареным лососем с макаронами.
Болгария пахла когда-то розами…



* * *

Высшая степень проявления женственности:
— Пасть захлопни, сказала!
(перевод с иностранного)



ПОЧТИ ПО ТРАХТЕНБЕРГУ

— По ночам не могу спать — страшные сны вижу.
— А зачем же вы их смотрите?



СКАЗКА О РЫБАКЕ И РЫБКЕ

Давным-давно жили-были старик со старухой
у самого синего моря.
Старик ловил неводом рыбу, старуха пряла свою пряжу…

Каждый день с утра оба сидели у компов спинами друг к другу.
Старик писал научные статьи.
Старуха сочиняла романы.



ДИНАМИКА
 
*

Век XIX:
"Бразды пушистые взрывая, летит кибитка удалая, ямщик сидит на облучке…"
Век XX:
"Первым делом, первым делом самолеты, ну а девушки, а девушки потом…"
Век XXI:
В общественном транспорте напротив сидит суповая кастрюля, ручкой к зрителю. И лениво, сосредоточенно, монотонно жует жвачку.



*

— В Москве мы ходили в Большой театр. А здесь ходим в "Большое Яблоко".



СЕЛЕКЦИЯ

— Ну, как с работой? Нашел?
— Уже приступил…
— Поздравляю! Где?
— В животноводческой структуре.
— Ты же всю жизнь занимался культурными проектами!
— А теперь занимаюсь улучшением мясо-молочной породы коров: исследованием генома, селекцией, экспортом…



НА ЮБИЛЕЕ ЗНАМЕНИТОСТИ

— Любопытная вещь: когда я хочу найти в Интернете фото нашего юбиляра, я все время вижу фото его соавтора.



УМЕРЕТЬ ОТ СМЕХА

Он аккуратно складывал покрывало.
Она, сидя в кресле, молча наблюдала за этими манипуляциями. И наконец произнесла:
— Зачем ты его мнешь?
Он посмотрел на то, что держал в руках, и увидел сверток, напоминавший маленького бегемота. И начал смеяться. Он смеялся и смеялся, не мог остановиться. И умер от смеха.



ДАВНО ЗАБЫТОЕ

Советская коммуналка. Сосед — кэгэбэшник.
По вечерам за столом в кухне жаркая "антисоветчина".
Кэгэбэшник появляется в дверном проеме:
— Ребята, ну вы хоть форточки закройте!



ВСТРЕЧА

Он вернулся из длительной командировки. Зашел в свою пустую московскую квартиру и тут же открыл окна, чтобы выветрить застоявшийся запах. Там, в окне, монотонно шуршал мелкий дождь, нарушая ночное безмолвие бетонного города. С почерневшими от выхлопных газов стволами уродливые деревья, за которыми никто никогда не ухаживал, жадно впитывали влагу, не источая ни единой капли свежести после только что прошедшего ливня. Пахло водой.



СЕМЕЙНАЯ СЦЕНА, или РОЖДЕНИЕ АНЕКДОТА

— Я, между прочим, если хочешь знать, — вторая Сара Бернар!
— Что Сара — это видно сразу. А вот насчет Бернар — еще нужно доказать.



НЕ СОШЛИСЬ

— Кто-то сосисочки грилюет… Ах, какой запах!
— Фу! Жареными сосисками воняет!



* * *

В кассе протягивает чек и сдачу:
— Спасьиба!
— О, ты говоришь по-русски? — спрашиваю по-английски.
Отрицательно машет головой.
— А какие еще русские слова ты знаешь?
Напряженно морщит лоб.
— "Да" — знаешь?
— Знаю.
— "Нет" — знаешь?
— Знаю.
— А еще какие?
Обрадованно:
— Дазвиданя!
— Ну вот! А сказала, что не говоришь по-русски!



СУББОТНИК

— Ребята, мне бы срубить вот эту ветку на березе, слишком низко нависает над двориком.
Стоят, смотрят, чешут в затылке. Наконец изрекают:
— Ну, знаешь, это только на вертолете.



* * *

— Моя бабушка варит русский борщ, делает вареники, ну, вот, конечно, "здравствуйте — до свидания" говорит, "плохо — хорошо", "гроши", "зраза"…
— Зразы — да, еда такая.
— Нет, это не еда, это она так говорит о человеке…



* * *

Слишком безупречно сидящий пиджак, слишком новые джинсы и изящно облегающая ногу обувь выдавали в нем француза. И даже то, что, выходя из машины, он подтягивал штаны.



ВСЕ ВКЛЮЧЕНО

E mail: "Дорогие родители!
Если хотите недельку отдохнуть, приезжайте в гости. У нас в Баварии весна: +15 и солнце.
Я уже составил программу:

Пятница
Встреча
Ужин с шампанским

Суббота
Утром: выезд на природу
Вторая половина дня: магазины
Легкое взаимное недопонимание…

Воскресенье
Пикник в горах
Словесные перепалки

Понедельник — выходной день
Стычки и выяснение отношений

Вторник
Экскурсия в монастырь
Вечером — ресторан
Ссора

Среда
Утром: городские прогулки
Днем: посещение музея
Вечером: скандал

Четверг
Утром: выезд на природу
Вечером: разрыв отношений

Пятница
Частичное примирение
Проводы

Жду с нетерпением,
Ваш… и т. д."



ИЗ ЭЛЕКТРОННОЙ ПЕРЕПИСКИ

— "…Недавно мне отрезали ногу. Поправляюсь…"
— "Боже мой! Что случилось, дорогая! Ты теперь без ноги?!!!"
— "Нет, ты не поняла! Они делали мне операция на бедро".
— "Как ты меня напугала! В следующий раз будь повнимательнее с Google translate".



ЗАГРАНИЧНАЯ ПОРЧА

— Представляешь, вхожу в вагон метро. Мест нет. Стою, держась за поручень. И тут поднимается мужчина — ну, лет сорока, наверное, высокий, стройный, — и галантно, заметь: галантно, предлагает мне сесть!
— Ой, как здорово!
— Что ты имеешь в виду? Что "здорово"?
— Здорово, что в Москве не перевелись воспитанные мужчины.
— А я вот так не считаю. Сижу на одной половинке, ерзаю и нервно соображаю. Это что же, ущемление моих равных прав с мужчинами? Или у меня что-то уже не то с морщинами, что мне уступают место в транспорте? А я, между прочим, могла бы с таким пококетничать. И вообще, если мне нужно сесть, могу сама попросить. А так получается, что я заняла чужое место?
— Так тебе же предложили.
— Даже если и предложили. Человек вошел, сел, расслабился, а я, получается, согнала?
— Заграница тебя явно испортила. У нас — это проявление уважения к женщине, а не ущемление гендерного равноправия. Ты просто забыла.
— Оставь, пожалуйста. Терпеть не могу, когда мне подают пальто, предлагают опереться на руку, пропускают вперед, предупредительно открывают дверь и прочие такие штучки, умаляющие мое достоинство.
— Вот-вот, я и говорю: заграница тебя окончательно испортила.



БЕЗНАЗВАНИЯ

Он ушел
а она пошла в кухню
накрыла яблочный пирог прозрачной пленкой
скинула чашки и блюдца в посудомоечную машину
звякнула чайными ложечками
вернула стулья на свои места
а тот, на котором он только что сидел и который остался чуть отодвинутым от стола, чуть под углом к столу стоял, не тронула. До следующего раза.



КЛОЧОК ЗЕМЛИ

Рашель была прелестна. Казалось, что она ходила всегда голая, ибо то, что облегало ее формы, еще больше подчеркивало их природную округлость и выпуклость. Все это подпрыгивало при ходьбе, плавно поднималось и опускалось, притягивая взгляд, и он теперь блуждал за ее задом, который постоянно возвышался то тут, то там.
Ее грудной, истерически рыдающий смех плавал все время, каждую минуту, и перекрывал все другие голоса обитателей гостиницы.
По вечерам, сквозь шум непрерывного английского дождя, под окнами снова слышался ее рыдающий грудной смех — это она возвращалась в сопровождении кого-нибудь.
Во время ужина она села за их столик, поставила поднос с едой, сняла кофту, обнажив живот, который вылезал из джинсов и, пожелав приятного аппетита, принялась за спагетти.
— Рашель? Это ведь еврейское имя: Ракель, Рэйчел, Рахиль…
— Да. Но мои родители в то время, когда я родилась, решили дать девочке библейское имя.
— А где ты родилась?
— В Дижоне. Вы знаете — знаменитая дижонская горчица? Но я никогда там больше не живу: я училась в Англии, потом уехала в Новую Зеландию.
— Вот и я думаю, — сказала Майри, — кто я, если я училась в Швейцарии, работаю во Франции, муж немец, а дети… по паспорту — немцы, родной язык — французский…
— И что считать родиной? Я — испанка, муж — бельгиец, а живем мы в Голландии.
— В таком случает у меня никогда не будет родины, — сказал Ральф. — Мы немцы, родители всю жизнь жили в Турции, я там родился. Но учился во французской школе. Высшее образование получил в Англии, а работаю сейчас во Франции.
— Да-да, — подхватывает Герхард, — и я о том же. Я родился в Восточной Германии, учился в Москве, жена — русская немка, ну, то есть родители у нее из России, живем в Шотландии, раньше дома говорили по-русски, а теперь уже давно перешли на английский…
— Родина… Ну, может быть, это место, где у тебя есть хотя бы клочок своей земли… — задумчиво произнесла Рашель.
— А какого размера он должен быть, этот клочок, как бы ты сказала?
— Нет, моя революционная идея заключается в том, что все люди в первую очередь должны общаться, они должны выражать себя, — она засмеялась своим рыдающим смехом. — Как люди могут понимать друг друга, если они не выражают себя, а только сидят и смотрят друг на друга? Какая разница, где жить, в конце концов? Это ведь просто место, в котором ты биологически существуешь. Главное — как можно больше общаться, чтобы понимать друг друга! Разве не так? Какая разница, откуда ты родом, какие у тебя корни и где твой "клочок земли". Мой где-то там остался… давно… И поэтому я предлагаю: мы должны устроить дружеский вечер, чтобы просто общаться, верно?



ИЗ ДНЕВНИКА

Понедельник 3 апреля
Завтра лечу на конференцию по истории Восточной Европы. Целый день готовился. Утром попил чаю. Погулял. Купил в аптеке Rennie (изжога). Заплатил по счетам супруги (наговорила по мобильнику). Свозил ее в BNP-Банк (забыла свой код). Заменил в магазине батарейку в часах (вставлял 3 месяца назад). Взял деньги из автомата (вдруг в Италии проблемы с оплатой банковской карточкой). Снес винные бутылки в мусорный бак. Передали о теракте в Петербурге. Какой ужас! Почти как в девятьсот пятом. Получил посадочный талон на рейс Париж-Милан (потратил час: мой браузер устарел, заменить нельзя — компьютер тоже устарел). Зарезервировал он-лайн билет на поезд Милан-Тренто (успею, если самолет вовремя приземлится). Заказал аэропорт-такси на 3.40 ночи (жена сердится). Послал СМС-сообщение (чтобы встретили). Выгулял перед сном собаку (был дождь, погуляли полчаса). Попил чаю. Проверил электронную почту. Почитал газету. Лег.



* * *

— Что такое семья?.. Ну, это… Как бы тебе сказать… Люди сходятся, рожают детей, растят их до определенного возраста, а когда они вырастают — расходятся… Вот как-то так.
— ???
— Что ты удивляешься… Совместное проживание на какое-то время. А регистрировать брак — зачем? Слишком хлопотно потом.



* * *

— Сейчас объясню, как найти эту контору. Она в самом центре, на пересечении двух улиц. Знаешь, по левой стороне, там, где парк… был… Теперь не знаю, что там… Но раньше был парк. Перестраивают ведь все теперь, перестраивают, перестраивают… Целые районы сносят…
— Ну, да, перестройка. Знаешь такое слово?
— Слышала. Пе-ре… стройка, правильно?
— Правильно.
— А вот что будет потом, когда все перестроят… кто знает…
— И у вас будет тогда то же, что и у нас.



ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

— Ну, нет, эту фразу, с которой у тебя начинается рассказ, перевести невозможно!
— Не понимаю, почему?
— Ну кто же ее прочитает, такую длинную? Сложносочиненное предложение, каждое с двумя придаточными, да еще вдобавок деепричастный и причастный обороты! Устанешь глазами водить. Книжку зашвырнут куда подальше и больше не откроют. У нас так не пишут, иначе никто ничего читать не будет.
— А как же нужно по-вашему?
— Фраза должна быть короткой и понятной, вот такой: три слова — и точка.



ДЕФЕКТ

— Слушай, выхожу сегодня из супермаркета с тележкой, иду к эскалатору, ставлю тележку и поднимаюсь вверх. И вдруг тележка начинает съезжать в сторону. Я поправляю, а она опять съезжает. И тут сбоку, чувствую, неожиданно протягивается чья-то рука. Оглядываюсь: молодой человек. Я не могу понять, чего он хочет: то ли познакомиться, то ли ненароком кошелек из сумки вытащить — знаешь, теперь ведь разные ходят… Взглянул на меня и руку положил на тележку.
— Молча?
— Молча.
— Как, совсем молча?
— Ни слова. И тележка остановилась. А он еще и ногу под колесо подставил, чтобы лучше подстраховать. И до меня дошло: помочь хочет. Я, конечно, улыбнулась, поблагодарила.
— А он?
— Молчит. И продолжает держать тележку, пока до самого верха не доехали.
— А потом?
— А потом я еще раз поблагодарила, и он ушел.
— Странно, ты не находишь?
— Вот и я о том же. Тут ведь никто без просьбы не поможет, не принято. А он…
— Может, у него дефект какой-то? Странно ведь, согласись.
— Ты имеешь в виду — в голове?
— Ну да…
— Может, ты и права, может, и дефект…



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.