Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 08 (172), 2019 г.



Юлий Зыслин,
Наталия Тореева
«Венок русским поэтам»
Стихи и портреты


М.: «Вест-Консалтинг», 2019
Юлий Зыслин — бард, культуролог, коллекционер — представляет очередную, весьма патетичную книгу. Издание, исполненное в альбомном формате A4, что позволяет не только оценить содержание, но и насладиться внушительной формой. Белый, золотой, красный — торжественные цвета говорят нам о том, что произведения под обложкой пронизаны высоким пафосом.
Со времен античности лавровый венок — это символ славы и победы. Действительно, кто как не представленные в книге столпы русской культуры более всего достойны пламенных посвящений? Вот их имена: Пушкин (Золотой век), Ахматова, Волошин, Гумилёв, Есенин, Мандельштам, Пастернак, Цветаева (Серебряный век), Бродский, Высоцкий, Евтушенко, Левитанский, Озеров, Окуджава, Рубцов (Бронзовый Век — вторая половина ХХ века).
По просьбе автора поэтических посвящений, российско-американская художница Наталия Тореева (Ленинград-Петербург-Чикаго) создала графические портреты этих поэтов и подарила их американскому музею русской поэзии и музыки, созданного Юлием Зыслиным. Несмотря на простоту исполнения, эта техника позволяет создать наиболее выразительный образ человека. Это потому, что особенностью выполнения портрета в графике является передача человека таким, каким он является (или, в нашем случае — мог бы являться) при живом общении. Художнице удалось раскрыть различные стороны «моделей», продемонстрировать особенности их личности. Вот Пастернак с квадратными скулами смотрит на нас собранно и сердито. Вот Цветаева с ее как бы наивной челочкой, скрывающей широкий лоб: пропорции головы резко меняются, и лицо одной из самых неоднозначных поэтесс XX века практически целиком занято огромными, глубокими глазами. Юрий Левитанский, напротив, как будто смотрит вниз, будто не желает, чтобы с ним беседовали. Ему посвящено стихотворение с таким окончанием:
Где-то слышатся ручья жужжание
И росы зеленой светлый плач…

Я от суеты приду в отчаянье.
Суета сует, ты мой палач.

Что говорить о гениях? Юлий Зыслин исполнил эту книгу в духе «Не пора ли, друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира»? И замахнулся. А что? Или не имеет права? Убери из русской литературы вышеупомянутые фамилии, кто останется? Автор встает на защиту ушедших поэтов, чьи сложные, подчас трагические судьбы заставляют содрогнуться:

Но нам-то без них каково доживать,
И небом дышать, и птицам внимать?
Без них небо серо и по сердцу дождь.

Тут забываешь, что характер у многих гениев был, мягко говоря, не сахар. Восторженное отношение автора к ним невозможно изобразить искусственно. Человеческая ценность этих произведений, неравнодушное сердце автора, с юношеской прямотой изрекающего: «Поэтов нельзя убивать!», заслуживает читательской благосклонности. Через эти обращения также выявляется и литературная ориентация автора, и его принадлежность к кругу людей интеллигентных: Юлий Зыслин — основатель и куратор нескольких объектов в России и Америке, автор песен на стихи русских поэтов.
Что же из этого следует? Если и за океаном находятся энтузиасты, способные собраться на «цветаевский костер», если до сих пор не утрачено в русских людях (независимо от места фактического проживания) стремление к идеалу (а таковой ищется среди близких себе по духу — среди поэтов), то прав автор, завершая свое посвящение Осипу Мандельштаму:

А что надежда? Умерла?
Сильна ль простуда?
Надежда, как всегда, светла
и жаждет ЧУДА.

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.