Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 08 (172), 2019 г.



Людмила Коль
"Персонажи"



М.: "Вест-Консалтинг", 2019

В современном русском языке слово "персонаж" используется не только в его основном значении — "действующее лицо литературного произведения", но и в переносном, с ироническим оттенком — "особа", "личность". Новая книга Людмилы Коль как раз о таких неформатных и по-своему притягательных людях. Ее герои путешествуют по миру, обживаются в эмиграции, меняют города… Но, выстраивая отношения с внешним миром, они, в первую очередь, разбираются с отношением к самому себе. Глобализация жизни лишь затрудняет процесс самоидентификации.
В повести "Так как брезжит день" отражено чуть замедленное, тягучее переживание времени эмигрантом, неспособным в полной мере выразить себя в данном месте и в данное время, проще говоря, найти свое место в мире. На первый план выдвигается личная жизнь героя, а не его продвижение по карьерной лестнице: с этим у него неплохо, есть коллеги, приятели. Виктор уехал во Францию, но тут он так же неприкаян, как на родине. Юлька врывается в его жизнь как привет из далекого детства, но и она, в конечном итоге, не становится ему парой. Но не только Виктор одинок. Француаз и Франсуа созданы друг для друга, у них даже имена похожие. Им хорошо вместе, они много смеются. Но девушка находит другого, "правильного" жениха, серьезного и молчаливого. За границей простому счастью влюбленных противостоит то же, что разбивает российские пары: конфликт отцов и детей, религиозные предрассудки… Свидание с родиной Виктора не радует. Коллегам он говорит: "Там теперь то же, что везде". И правда! Столица России — современный европейский город: бутики, кафе, банки… стоп-стоп, почему европейский? Во времена нашего детства мы пели — "лучший город Земли"… Куда же подевалось это, быть может, искусственно раздутое, чувство принадлежности к родине — "где родился, там и пригодился"? Неужели сейчас нет разницы — живешь ты в Париже или в Москве? Стираются грани между русской и французской культурой, и ответ на вопрос "кто я?" требует качественной "перезагрузки" сознания, его духовного обновления и метафизической укорененности.
Скоротечность человеческой жизни показана автором с убийственной прямотой: "Это я, да. Сорок лет спустя". Миниатюры Людмилы Коль представляют фрагменты из повседневности как маленькие жизни. Каждый сжатый текст — целая пьеса, выстроенная по всем правилам драматургии, как, например, "Не сошлись". Всего две фразы о жареных сосисках, но какой в них заключен конфликт! Плюс пошел войной на минус, коса нашла на камень… За скобками повис вопрос: как быстро эти двое разойдутся в разные стороны?.. Миниатюра "Заграничная порча" открывает нам разницу менталитетов, причем симпатии автора (да и нормальной, нефеминизированной читательницы) остаются на стороне нашего. Русский национальный характер никогда не воспевал индивидуальность, но всегда — уважение к ближнему. Поэтому в ответ на "прозападную" речь нашей соотечественницы: "Терпеть не могу, когда мне подают пальто, предлагают опереться на руку, пропускают вперед, предупредительно открывают дверь и прочие такие штучки, умаляющие мое достоинство" обычная русская баба выдает: "Вот-вот, я и говорю: заграница тебя окончательно испортила…" Все дело в том, что "у них" женское начало нивелируется, якобы в пользу устранения гендерного неравенства. А у нас, в "отсталой" стране, о женщине до сих пор принято заботиться. Людмила Коль в своих коротких произведениях и наблюдает окружающий мир, и сама отчетливо присутствует в тексте. При этом мы ее совсем не замечаем, поскольку наше внимание сосредоточено на изображаемых персонажах.
Особняком стоят рассказы, написанные в "чеховском" контексте. Точность образов, целостность, лаконичность присущи всем маленьким историям Чехова. Душа реального "маленького" человека и для Людмилы Коль не менее сложна и загадочна, чем глобальные катаклизмы эпохи. Она использует повествовательную манеру, однажды заданную классиком. Это и авторское невмешательство, когда читатель сам должен сделать вывод о прочитанном, и краткость произведений, и правда будничной жизни, передаваемая во внутренних монологах персонажей. Так, Сёмкин из рассказа "Предложение" обдумывает несостоявшийся адюльтер: "И вообще зачем нужно было ее приглашать? А если бы на борщ только и пришла?.."
Поэтика прозы Людмилы Коль — это движение, вечные поиски, вечные перемещения в пространстве. Всем персонажам чего-то да не хватает. Все вроде хорошо. На первый взгляд, кажется, будто тот же Сёмкин хорошо устроился. Но, вдыхая запах украинского борща, который сам себе и сварил, он несколько раз спрашивает себя: "Зачем нужно было ее приглашать?" Далее, по логике, следовал бы другой вопрос: "Где я себе вру?", но Сёмкин уже ставит кастрюлю с борщом в холодильник. Тонкий лиризм автора, особый психологизм ее прозы оставляет у читателей чувство светлой грусти. Людмила Коль не выносит на поверхность текста свое авторское суждение, но читателю легко додумать очевидное — если мы будем внимательны, однажды поиск закончится, как в заключительной фразе этой книги: "Все. Я нашла своих. И на этом поставлю точку".

Ольга ЕФИМОВА



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.