Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 07 (171), 2019 г.



Екатерина Яковлева
"Кладбище забытых душ"



М.: "Вест-Консалтинг", 2019

Услышав слово "кладбище", обычно я представляю себе молчаливый погост, где нет места тревоге. Спокойствие, умиротворение, подчинение незыблемым законам мироздания — такой ассоциативный ряд вызывает описание места для погребения, причем большинство описаний в русской поэзии мягкопевучи, с оттенком светлой грусти.
Но современная готическая поэзия — совсем другое дело. Какое там "все культурненько, все спокойненько"! Скованные точной рифмой лишь по второй и четвертой строкам, своенравные катрены развивают тему неупокоенности, вечного скитания между небом и землей:

Глубокий сон тяжел и летаргичен,
Безвольное блуждание в ночи,
Не разомкнуть объятия Морфея,
От выхода потеряны ключи.

Третья книга Екатерины Яковлевой отличается от двух предыдущих. Если первая была посвящена осознанию собственной инаковости, вторая разрабатывала магическое начало, то эта — о смерти. Два основных проявления человеческого существования — жизнь и смерть. Две единственные глобальные категории при философском осмыслении человеческого бытия. Отражая жизнь, поэты говорят о смерти почтительно, и даже при напускной ироничности — со скрытым страхом. Для героини Яковлевой переход в мир иной — отнюдь не "исключительная благодать"… Неясность и полуотчетливость окутывают строки преимущественно балладных текстов, исполненных в русле трагического романтизма:

Шаги звучат по улице пустой,
В стекло скребутся ветки или пальцы,
Бушует ветер, словно сонмы душ
Ночных неупокоенных скитальцев.

Изящество поэтической речи позднего немецкого романтизма, в котором нарастают мотивы трагической безысходности, мифологические представления древних греков о темной воде Стикса, извечный русский дуализм Светлых и темных сил — все это огромное литературное наследие находит отражение в стихах Яковлевой. Однако в XXI веке поэтическая речь на эту тему звучит смелее: можно дискутировать с Бродским, сказавшим "бессмертия у смерти не прошу", можно находить красоту там, где ее, казалось бы, обнаружить невозможно. Екатерина Яковлева, разносторонне образованный человек, не устает вглядываться в извечную метаморфозу "жизнь — смерть". Так продолжается тема смерти — в новом ее варианте:

Там бесконечна, беспробудна ночь,
Кошмарами опутывает ловко,
И я — ее возлюбленная дочь,
Отчаянная юная чертовка.

Или, скажем, любимый Яковлевой Г. Лавкрафт. Находя удовольствие в убегании от жизни, он, тем не менее, не торопится умирать "совсем", а как-то понарошку, не до конца: "Не мертво то, что в вечности пребудет". Вот и лирическая героиня Яковлевой перерождается в конечном итоге в кого-то, кто "отыгрывается" на "том свете" за то, что при жизни была слаба:

Я возродилась из греха и пепла,
Низвергнутая в пропасть с высоты,
Забилось искалеченное сердце,
Вкусив запретной дьявольской любви.

А это и есть смерть, обернувшаяся бессмертием. Тема жуткая, вызывающая массу вопросов: неужели зло настолько притягательно? Неужели сила и зло сегодня — синонимы? Тогда, выходит, доброта приравнивается к слабости? Не от того ли все больше молодых людей выбирают темную сторону, что не видят смысла в библейском "всегда радуйтесь, непрестанно благодарите"? Все это проблематично, неутешительно, апокалиптично, но пока человек живет, его не перестанет волновать дуальная пара "жизнь — смерть". Стихотворения Екатерины Яковлевой призывают нас поразмышлять о вечном и даже усомниться в незыблемых философских категориях, осторожно задав себе вопрос: а, может быть, смерти и вправду не существует?..

Надежда ДРОЗД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.