Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Видео

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 07 (171), 2019 г.



Евгений Волков
"Тьмутараканятьму"



М.: "Издательство Евгения Степанова", 2019

Как же достало все!.. Бьешься как рыба об лед, выгрызаешь себе местечко под солнцем, а ничего не выходит. Уехать в глухие, заповедные места, очень далеко, в забытую Богом деревеньку…
Книга Евгения Волкова "Тьмутараканятьму" — как раз для такого состояния духа. Нет для автора "неприкасаемых" поэтов. Он берет Маяковского и давай его терзать так и эдак.
Не ограничиваясь рамками гражданской лирики, смело смешивает два плана — бытовой и общегражданский. Сбивает пафос стихотворения. Там, где вид обыденный перерастает в другой, высокий, у Волкова — общетекстовые смыслы, усиливающие и доводящие до абсурда пламенный посыл Маяковского:

товарищ брутто был как пароход –

пучину ночи он рассек как бог

и уложив меня на правый бок
поплыл неспешно набирая ход

Правда нашего времени в том, что люди не уважают друг друга. Мир четко делится на две категории: баре и холопы. Сугубо исторический термин "метрополия" Евгений Волков применяет к России. Говорит он об этом иносказательно, не называя имен и времен, но, описывая свод негласных законов, упоминает тюремную мудрость поведения в заключении. Да и как же иначе, когда колониальная империя до сих пор жива:

в доску свой деловито вползающий червь
смотровое окошко буравит –

не проси понапрасну

не бойся не верь

нет иных в метрополии правил…

Новое слово = новый смысл. Разрыв слова = два и более смыслов. Энергия, образованная распадом слова, разрушает понятийные и языковые шаблоны. Поэт предполагает активную мыслительную работу читателя, который является ключевой фигурой в процессе построения текста. От него ожидается владение определенным количеством фоновых знаний по литературе, а также культурный уровень, различающий "геморрой" и "Гоморру":

там были даже рыбы иваси –

и мать моя вестимо и твоя

но я мятежный бури попросил
как будто в этих бурях счастлив я…

Это не только размышления о жизни лирического героя, ассоциирующего себя с утлым суденышком, едва не разбившемся в щепки в огромном море жизни. Грубоватый "парус" своей жизнью "не совсем доволен", иначе с чего бы ему отрываться от образа матери?
Этот "парус" колеблется — не ясно, чего от него хотят другие, и чего он хочет в жизни. Перемен? Конечно. Счастья? Смутно. И все же, вплетая в свое стихотворение лермонтовскую строку, Волков исподволь говорит: живите здесь и сейчас. Завтра нам никто не гарантировал… дерзните жить, наконец!
На протяжении столетий поэзия пыталась понять смысл бытия. Русская поэзия сегодня справляется с этим слабее, чем в прошлом веке, хуже, чем какие-нибудь тридцать лет назад. Технически неплохо скроенные, изнутри тексты зачастую выглядят выхолощенными, поскольку лишены невидимой — высшей — цели, оправдывающей их существование. Циничная аллюзия автора "я мыслящий тростник не при делах" не только характеризует подобные мертворожденные опусы. Эта строка описывает состояние среднестатистического россиянина и выдает мощный интеллект автора. Сближая слова при помощи каламбура, Волков устраивает прямо-таки салют смыслов:

где я курил до самых до курил
косяк страны где ведают холопы
как есть и спать с большого бодуна
в свой круг поп и ременно вовлекая

Окказиональная лексика, тесно связанная с контекстом стихотворений, нарушает запрограммированность стихо­творений. Герой Волкова, курящий, заматеревший, все же совсем не тот, кого американцы называют "white trash" — деклассированный элемент, социальный банкрот. Он тянется к свету, пытаясь найти себя:

но впитываю свет –

всей кожей как слепой

пред угадав ответ
назначенный тобой…

На мой взгляд, уместно привести слова поэта, на чьи произведения оглядывается в своих стихах наш автор, т. е. Велимира Хлебникова: "Словотворчество — главный враг книжного окаменелого языка и, опираясь на то, что в деревне около рек и лесов язык творится, каждое мгновение создавая слова, которые то умирают, то получают право бессмертия, переносит это право в жизнь писем".
В начал XX века Хлебников и Маяковский учинили революцию в поэзии. Стихи Евгения Волкова, который, на сегодняшний день чуть ли не "один в поле воин", модернизируют поэтическое пространство классиков и открывают нам новые границы восприятия поэтического текста.

Надежда ДРОЗД



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.