Литературные известия
ПодписатьсяПодписаться 

Издатель

Редакционный совет

Общественный совет

Редакция

О газете

О нас пишут

Свежий номер

Гвозди номера

Архив номеров

Новости

Реклама

Авторы

Лауреаты

Книжная серия

Обсуждаем книгу

Распространение

Подписка

Реклама в газете «Литературные известия»

Магазин


     

Недвижимость в Берлине
Яндекс.Метрика
Контактная информация:
Тел. 8 (495) 978 62 75
Сайт: www.litiz.ru
Главный редактор:
Е. В. Степанов




Гвозди номера № 04 (168), 2019 г.



Борис БОРУКАЕВ



ИНЫЕ ВРЕМЕНИ ПРИМЕТЫ



Борис Борукаев — поэт. Родился в 1956 году в Одессе. Живет в США, в Нью-Йорке. Автор многих публикаций и двух книг.



В СТАРЫХ ТОНАХ

Неповторимый, чудный вид:
вдали оранжевое Солнце
домов притершихся оконца
прощальным блеском золотит.
Осенний ветер, весельчак‚
кружа‚ деревья обнажает
и желтым морем устилает
еще недавно пышный парк‚
в котором чинно вдоль пруда
гуляют пары по аллее
среди дубов. Уже темнеет,
и в небе первая звезда
парит. А в центре‚ где фонтан
стреляет ввысь из трубок тонких‚
оркестр военный маршем звонким
слух услаждает горожан.
Вот молодые шутники
толпой на шумных посиделках
все соревнуются в проделках‚
себя спасая от тоски.
Городовой — мундир в листве‚
усач‚ толстяк‚ юнцам — начальство,
издалека грозит им пальцем‚
чтоб знали меру в баловстве.
А вот к узорчатым вратам
карета быстро подкатила.
На облучке сидит уныло
уж потерявший счет верстам
извозчик с длинной бородой.
И, на него взглянув украдкой‚
разгоряченная лошадка
бьет по булыжной мостовой
копытом. Свежесть, воздух чист —
иные времени приметы.
Выходят важно из кареты
в цилиндрах‚ фраках богачи.
Застыл с почтением немым
в поклоне перед господами
лакей в ливрее с галунами
из позолоченной тесьмы.
Увенчан купол золотой
крестом на маленькой церквушке.
У входа, сгорбившись, старушки
стоят с протянутой рукой.
Так дни-деньские напролет
знаменьем крестным осеняют
того‚ кто их не замечает,
и кто им щедро подает.

Как бесконечно грустно мне.
Давно такого нет в помине...
Сюжет из красок на картине‚
в углу висящей на стене.



ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА

Жизнь прекрасна‚ загадочна. Хочется жить.
Жизнь одна. Только с первой секунды рожденья
человеку по воле небес надлежит
приближаться покорно к ее завершенью.

Неизбежность грустна. Срок у каждого свой,
но известен предел. Невеселые годы
увяданья‚ утрат пред чертой роковой
без раздумий сменю на внезапность ухода.

Что потом — наплевать.  Ангелочком летать
или жариться там‚ где бесчинствуют черти.
Не боюсь умереть‚ а боюсь умирать.
Ужасает не смерть — oжидание смерти.

Как взгляну в вышину, миг застынет в глазах —
вспышка дальней звезды‚ что мгновенно погасла.
Может‚ ближе к концу разобьет второпях
моя Аннушка банку с подсолнечным маслом.



ПОСВЯЩЕНИЕ

Свершения любые по плечу,
как стал делить с ней радость и заботы.
На небо глядя часто, я шепчу:
спасибо, Боже, что создал ее ты.

Здесь наши чаянья переплелись
одним дыханием, одной судьбою.
И взор, как прежде, устремляю ввысь.
Спасибо, Боже, что она со мною.

Встречая вместе яркую зарю,
мы занимаем уголок укромней.
За то я Бога вновь благодарю,
что больше не о чем просить его мне.



ЕСЛИ НЕ ВЕЗЕТ

Если не везет, не везет ни в чем.
Вроде бы живешь тертым калачом.
Вроде бы познал и давным-давно
то, что познавать многим не дано.

Нечто есть, чему вечно удивлен:
если не везет, не везет ни в чем.
Только вполз наверх — вмиг слетаешь вниз.
Кто-то запустил странный механизм.

Следствие — одно, хоть полно причин.
В нолик сжался круг масок и личин.
Театральна жизнь. Бьет да бьет ключом.
Не добьет никак. Не везет ни в чем.



ДАЛЬ ЗА ДАЛЬЮ

Дождь стал градом, град стал снегом,
снег стал градом, град — дождем.
Закаляюсь зимним бегом,
отложив все на потом.

Что за далью? Даль за далью.
Только в гонке круговой
радость, ставшая печалью,
остается таковой.

Не сбежать от желтых лестниц,
серых зданий, черных дней,
докучающих прелестниц
в стылой спаленке моей,

от чудных игривых сборищ,
на которых сшит покров
для растерянных сокровищ
и неотданных долгов.

А сокровищами были
две любви. Всего-то две.
Не превратности судьбы ли,
блажь ли в глупой голове?

Отмелькала даль за далью.
На круги своя. Отбой.
Радость, ставшая печалью,
остается таковой.



МОЖНО ЖАЛЕТЬ

Голые ветки не гнутся под белками.
Где они прячутся в стужу такую?
Передвигаясь шажочками мелкими,
вышли прохожие на мостовую.

Вид из окна заставляет поежиться,
комнату большим теплом наполняя.
А на стекле от дыхания — рожица
глупая очень и очень кривая.

Стол у стены. Здесь пирушка обещана.
Кофе, шампанское, яблоки, сливы.
Рядом диван. На диванчике женщина.
Поза Данаи да взгляд похотливый.

Так, как всегда. Сентименты все побоку.
Мир, где бывает иначе, непознан.
Он от бесчувствия скрыт. Слава пологу!
И познавать его заново — поздно.

Можно жалеть, что к сединам шел неучем.
Можно жалеть, что толок воду в ступе.
Можно жалеть, что жалеть, в общем, не о чем.
Вот и чудесно. Короче, приступим...



 
 




      ©Вест Консалтинг 2008 г.